Рядом с «Волчьим логовом».
История 20-летней разведчицы, возглавившей подпольную группу

24.05.2021

Рядом с «Волчьим логовом». История 20-летней разведчицы, возглавившей подпольную группу

Источник: tass.ru @ Юлия Острогожская
Анну Морозову называют и партизанкой, и подпольщицей, и разведчицей… Разница между этими понятиями и правда условная. Анна Морозова руководила подпольной советско-польско-чехословацкой организацией, а потом, когда наша армия отбила советские земли у немцев, попросилась на фронт и была отправлена в глубокий тыл врага — Восточную Пруссию, совсем близко к Wolfsschanze — «Волчьему логову», резиденции Гитлера

Детская мечта

Анна Морозова родилась 23 мая 1921 года в деревне Поляны Мосальского уезда под Калугой. Позже семья переехала под Брянск, в городок Сеща.

После восьмого класса Аня закончила бухгалтерские курсы и уже в 16 лет стала работать: нужно было помогать родителям растить младших детей. Вообще-то ее мечтой было стать учительницей. Но девушка решила, что займется образованием позже.

В Сеще был военный аэродром, прикрывающий стратегически важную магистраль. Перед войной туда перебазировалась из-под Москвы авиационная воинская часть, вооруженная бомбардировщиками ТБ-3. Там бухгалтером и работала Аня Морозова.

Рядом с "Волчьим логовом". История 20-летней разведчицы, возглавившей подпольную группу

Дом Анны Морозовой в городе Сеща
© Архив Брянского государственного краеведческого музея

Аня, как вспоминал позже ее товарищ по диверсионной работе Наполеон Ридевский, была улыбчивой, «коренастой смуглянкой», озорной, с приятным звонким голосом. Аня была остра на язык, не упускала возможности поддразнить кого-нибудь шуткой, впрочем, безобидной.

Все это сочеталось в ней со смелостью и совсем не девичьей выносливостью. Она никогда не жаловалась ни на какие неудобства.

Работа в разведке

В начале войны авиаполк тяжелых бомбардировщиков, покинув свою базу, обратно уже не вернулся, перебазировавшись на запасной аэродром.

Уже в сентябре 1941-го на сещинской авиабазе разместились два полка 2-го воздушного флота нацистских ВВС, взаимодействующего с войсками группы «Центр». Именно с этого аэродрома немцы отправлялись бомбить Москву, Ярославль, Горький, Саратов и другие города Советского Союза.

Вокруг городка развернули пятикилометровую мертвую зону, миновать которую никто из местных не мог — если только он тут не работал.

20-летняя Аня Морозова, объяснив, что ей необходимо материально помогать маме растить младших детей, попросилась сюда на работу. Немцы не нашли в ее истории подвоха, и ее приняли прачкой.

Работали там и другие девушки — Прасковья Бакутина, Людмила Сенчилина, Татьяна Васенкова, Лидия Корнеева.

Рядом с "Волчьим логовом". История 20-летней разведчицы, возглавившей подпольную группу

Людмила Сенчилина и Прасковья Бакутина, 1942 год
© Архив Брянского государственного краеведческого музея

Немцы не подозревали, что у них под носом — молодежное подполье, которое курировал брянский партизанский штаб Первой Клетнянской партизанской бригады. Боевые товарищи знали Аню по подпольному псевдониму Резеда.

СССР — Польша — Чехословакия

Довольно скоро девушки стали обрастать единомышленниками из числа польских и чешских сотрудников авиабазы. Это была идея Константина Поварова — он работал полицаем, а в реальности был руководителем городской комсомольской подпольной организации.

Именно он предложил девушкам завести с бойцами батальона наземного обслуживания Сещинского аэродрома дружбу-флирт и постепенно определить их убеждения.

Идея оказалась успешной. Парней из аэродромной обслуги, это были не немцы, а в основном поляки и чехи, удалось подключить к сбору сведений для партизан и диверсионной работе.

Так группа стала интернациональной: к ней присоединились поляки Ян Маньковский, Стефан Горкевич, Вацлав Мессьяш, Ян Тыма, чехи Венделин Робличка и Герн Руберт, немец Альфред Бейзлер.

Рядом с "Волчьим логовом". История 20-летней разведчицы, возглавившей подпольную группу

Ян Тыма, Вацлав Мессьяш и Ян Маньковский перед бараком на аэродроме в городе Сеща, 1942 год
© Архив Брянского государственного краеведческого музея

Подпольщики, где только было возможно, добывали сведения о противнике, взрывали их самолеты, выводили из строя другую военную технику, предупреждали партизан о готовящихся карательных операциях.

Вацлаву Мессьяшу и Яну Тыме удалось даже создать на аэродроме пост наведения для советских самолетов, которые наносили удары по немецкой авиабазе. Девушки передали через линию фронта по партизанскому каналу таблицу условных сигналов бомбардировщикам.

На основе разведданных группы Анны Морозовой 17 июня 1942 года партизаны уничтожили гарнизон вражеской авиационной базы в селе Сергеевка Дубровского района, ликвидировали 200 человек летного состава и 38 автомобилей.

К осени 1942 года аэродром подвергался советским бомбовым ударам почти каждую летную ночь. Наши войска сбросили на базу около 2,5 тыс. авиабомб, уничтожили десятки самолетов противника, разрушили взлетные полосы, разгромили заправочный парк, взорвали один из складов с запасом бомб и ремонтный ангар.

Мины в корзинах с бельем

Одной из самых ярких операций группы Морозовой была установка мин на улетающие с базы юнкерсы.

Из партизанского отряда девушкам передавали малоразмерные магнитные мины с часовым механизмом. В корзинах с бельем они проносили «магнитки» в казарму, где поляки и чехи разбирали боезапас, а те устанавливали мины на хвосты самолетов, а то и в бомбовые отсеки.

Рядом с "Волчьим логовом". История 20-летней разведчицы, возглавившей подпольную группу

Справка о работе диверсионных групп на Сещенском аэродроме
© Архив Брянского государственного краеведческого музея

Самолет отправлялся на задание, и через определенное время, как правило, уже на поле боя, часовой механизм срабатывал. Немцы долго ничего не подозревали, считая, что взрывы происходят в ходе боя. Так удалось уничтожить не менее 23 самолетов, пока одну из прикрепленных мин не обнаружил не состоявший в подполье механик.

Начались облавы, механики, которых схватили гестаповцы, никого из своих не выдали.

Затаиться, диверсии прекратить

После казни части группы подполье продолжало работу, прекратив диверсии. Константин Поваров погиб, после чего интернациональную группу фактически возглавила Анна Морозова. Разведданные от Резеды по-прежнему поступали к партизанам. Работа группы продолжалась с мая 1942 года по сентябрь 1943 года.

В сентябре 1943-го, когда Красная армия освободила Сещу, в городке состоялось собрание жителей, на котором командир из 10-й армии вручил партизанке медаль «За отвагу».

Аню и ее подруг командование предложило отослать в тыл — учиться. Но девушка решила: пединститут подождет до Победы!

Аня освоила в разведшколе специальность радистки, после чего ее включили в диверсионно-разведывательную группу «Джек» — к тому времени война перешла границы СССР и стала продвигаться все дальше на Запад, возникла необходимость разведывательной деятельности в тылу врага.

Логово зверя

Если раньше, как вспоминал впоследствии участник группы «Джек» Наполеон Ридевский, «жили разведчики под пологом надежной защиты у партизан», то теперь Ане и ее товарищам предстояла совсем другая работа.

Разведчикам приходилось действовать без поддержки, на неизвестной территории, среди врагов, по старым картам, почти без шансов вернуться к своим. У такого разведчика было только одно право: самоликвидироваться в случае ранения или угрозы плена.

Рядом с "Волчьим логовом". История 20-летней разведчицы, возглавившей подпольную группу

Участник группы «Джек» Наполеон Ридевский, 1944 год
© Архив Брянского государственного краеведческого музея

«Тебя не ждут верные друзья, никто не разведал обстановку, никто не подготовил приемную площадку с сигнальными кострами. Случалось, десантные группы прыгали прямо на головы врагов, в самую их гущу и умирали ещё в воздухе, прошитые очередями пулеметов и автоматов, или в неравном бою в первые же минуты после приземления. Бывало, что и попадали в плен. Или тонули в каком‑нибудь озере, в реке или болоте», — пишет в своей книге «Лебединая песня» разведчик, а затем писатель и сценарист Овидий Горчаков.

«Я взглянул на часы. Было 22 часа 40 минут 26 июля 1944 года. Из-под колес ушла родная земля. Кто же из десятерых вновь вступит на нее?» — вспоминал Наполеон Ридевский в книге «Парашюты на деревьях» момент отправки группы на задание.

«Десятеро» — это командир Павел Крылатых, его заместитель Николай Шпаков, Наполеон Ридевский, Зинаида Бардышева, Иосиф Зварика, три Ивана — Мельников, Овчаров и Целиков, Анна Морозова и Геннадий Юшкевич.

Ане было 23 года, позывным ее теперь был Лебедь. И вот «Восточная Пруссия! Исходный рубеж Второй мировой войны. Спустя пять лет война возвращается на свой нулевой меридиан…» — пишет Овидий Горчаков.

Главной задачей «Джека» было установить контроль за железнодорожными перевозками Кёнигсберг — Инстербург (ныне — Черняховск) — Тильзит (Советск), собирать разведданные о наличии и состоянии оборонительных рубежей, сообщать о сосредоточении войск, числе техники, вооружений, горючего, взрывать мосты, уничтожать немецких офицеров.

Условия были чрезвычайно сложными: в прусских лесах надеяться на поддержку местного населения не приходилось. Месяц работы в таких условиях считался большим везением. «Джек», состав которого постепенно редел в стычках и боях с врагом, действовал в глубоком тылу целых пять месяцев.

Живя фактически под открытым небом, в голоде, под постоянными дождями, а потом и снегом, не имея возможности согреться и обсохнуть, разведчики теряли силы. Кроме того, уже позже стало известно, что недалеко от этих мест находилась ставка Гитлера «Волчье логово» и, конечно же, меры безопасности на этой территории нацисты принимали повышенные.

Неудавшийся прорыв

В ноябре 1944-го командование разрешило отправку группы домой — через Польшу. Лебедю передали для связи данные польских партизан.

Однако прорваться в Польшу было совсем не просто. Ане удалось выйти на польских партизан, но к тому времени каратели уже вышли на след группы.

31 декабря в бою Анна получила тяжелую рану — пуля перебила левую руку. Партизаны предложили девушке спрятаться в соседнем сельце, но Аня отказалась — «и меня, и себя погубите, а то и селян с детишками», вспоминал очевидец Павло Янковский.

Решили отправляться на юг по тропе — к землянке смолокуров. Однако укрытие оказалось ненадежным — его очень быстро обнаружили собаки гитлеровских кинологов.

Больше выхода не было. У Ани были пистолет и гранаты. Смолокур Павло Янковский, которому удалось выжить, рассказал впоследствии, что, расстреляв обойму, Анна уложила двоих карателей, а ему сказала: «Уходи, отец, я с ними сама!»

Одной гранатой она уничтожила двух псов и немецкого солдата. Эсэсовцы, решив, что оружие у девушки закончилось, бросились к землянке. Раздался второй взрыв. Вместе с собой и ценным блокнотом с шифрами Анна уложила не менее десятка немцев.

Рядом с "Волчьим логовом". История 20-летней разведчицы, возглавившей подпольную группу

Польские харцеры возле могилы Анны Морозовой в Польше, 1965 год
© Архив Брянского государственного краеведческого музея

Похоронили Аню Морозову на окраине Радзаново, в 12 км восточнее польского города Плоцка.

Анна погибла 31 декабря 1944 года. А уже 25 января 1945 года к тем землям вышли передовые части Красной армии.

Через 20 лет после Победы радистке спецразведгруппы «Джек» Анне Афанасьевне Морозовой посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Она награждена и польским орденом Крест Грюнвальда II степени.

 

При подготовке текста использовались материалы и документы Брянского государственного краеведческого музея, сайтов «Герои страны«, «Бессмертный полк России«, «Военная литература«, а также книги: Ридевский Н. Ф. Парашюты на деревьях. — Минск: Беларусь, 1969; Горчаков О. А., Пшимановский Я. Лебединая песня. — Москва : Вече, 2007.

Обложка: Анна Морозова © Архив Брянского государственного краеведческого музея

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

КОММЕНТАРИИ

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: