Смена ролей: почему за странами Ближнего Востока может быть будущее посреднических усилий?

17.10.2022

Смена ролей: почему за странами Ближнего Востока может быть будущее посреднических усилий?

Источник: Российский совет по международным делам @ Алексей Хлебников

Современный мир и система международных отношений вошли в новую фазу трансформации, которая займет годы. Подобные процессы, как правило, происходят через переформатирование старой и выстраивание новой системы, что проходит чаще болезненно, чем нет. Регион Ближнего Востока, являющийся во многом лакмусовой бумажкой изменений в мире, уже 10 лет назад вошел в стадию трансформации и предвосхитил глобальные изменения всей мировой системы. Являясь мировым лидером по количеству конфликтов и потенциальных кризисов, ближневосточные страны понимают цену происходящих изменений и стремятся смягчать кризисы, в том числе и сегодняшний конфликт вокруг Украины, через дипломатию, посредничество и прагматизм.

Посредническая роль

21–22 сентября состоялся крупнейший с начала специальной военной операции России на Украине обмен пленными, а в июле была заключена сделка, разблокировавшая украинские порты для вывоза зерна. Оба дипломатических прорыва стали возможны при посредничестве внешних игроков. Так, в частности, в организации обмена пленными участвовали Турция и Саудовская Аравия, и Турция же вместе с ООН посредничала в заключении зерновой сделки.

Помимо этого, 11 октября состоялся визит президента ОЭА Мухаммеда аль-Нахьяна в Россию (первая за три года встреча), где он провел переговоры с президентом Путиным, во время которых Путин поблагодарил его за посреднические усилия и за «вклад в урегулирование всех спорных вопросов, в том числе и того кризиса, который происходит сегодня на Украине». А 13 октября планируется встреча лидеров России и Турции в Астане, на которой помимо двухсторонней повестки планируется обсудить связанные с конфликтом на Украине вопросы, в том числе и посредническую роль Анкары. Все это подтверждает заинтересованность ближневосточных стран сыграть посредническую роль период эскалации между Россией и Западом на фоне конфликта на Украине.

В целом стоит отметить, что ближневосточные страны более активно стремятся включиться в дипломатический процесс, предлагая свои посреднические возможности Москве и Киеву, при этом сохраняя свой нейтралитет и прагматизм. Складывается впечатление, что они намного более заинтересованы в скорейшем разрешении конфликта, или как минимум его незатягивании, чем их западные коллеги, среди которых выделяется лишь президент Франции Эммануэль Макрон, безуспешно предлагающий себя в качестве посредника. С самого начала эскалации конфликта на Украине, с февраля 2022 г. целый ряд ближневосточных стран предлагал свои посреднические услуги — Иран, Турция, Саудовская Аравия, Катар, Египет и др. Еще и Лига Арабских Государств (ЛАГ) выступила с посредническим предложением. Что же стоит за такой активной позицией ближневосточных стран?

Прагматичный подход и нейтралитет

Во-первых, необходимо отметить, что ближневосточные страны в последние годы все больше проявляют прагматизм в своей внешней политике, диверсифицируя свой дипломатический портфель, что приносит свои плоды. Так, ключевые государства Ближнего Востока — Саудовская Аравия, Турция, Иран (до появления информации о поставках беспилотников России), Египет — имеют хорошие рабочие отношения как с Москвой, так и с Киевом и странами, оказывающими прямую поддержку Украине. Пока никто из них не собирается выбирать сторону в угоду давлению стран Запада, призывающих присоединиться к санкциям и, если не порвать, то серьезно ограничить отношения с Россией. В государствах региона прекрасно понимают — выбрав сторону, они рискуют испортить не только развивающиеся двухсторонние отношения с Россией, но и исключить возможность быть посредником в переговорах и внести вклад в разрешение конфликта на Украине. Вдобавок это наложит негативный отпечаток и на их посреднические усилия в будущем — вряд ли кто-то захочет иметь посредников, заведомо поддерживающих одну из сторон конфликта. А страны региона, ведущие прагматичную политику, будут иметь больше шансов на посредничество, мирное урегулирование и последовательное отстаивание своих интересов. Именно поэтому Москва не рассматривает в качестве медиаторов страны Запада, которые очевидно скомпрометировали свой нейтралитет, де-факто став стороной конфликта, наложив санкции и поставляя вооружениеинструкторов и наемников на Украину. В таких условиях, сохраняя нейтралитет, ближневосточные страны (такие как Турция, Саудовская Аравия, Египет и др.) оказываются в выгодном положении, поскольку на фоне подхода государств Запада их позиция выглядит взвешенной, независимой и отвечающей их собственным интересам. Оставаясь партнерами Запада, они продолжают развивать сотрудничество и с Россией, и с Китаем, которые являются одними из центров современного мира. Подобный курс воспринимается Москвой как прагматичный и способствующий продолжению диалога.

Например, у России и Турции сложились весьма прагматичные и взаимоуважительные отношения, позволившие им в последние годы, несмотря на разногласия, успешно пережить не один кризис (сбитый в Сирии в 2015 г. Су-24, противостояние в Сирии и Ливии, продажа военной техники Украине). Все это делает Турцию более приемлемым посредником для Москвы. Аналогичная ситуация сложилась и в российско-саудовских отношениях, которые продолжают развиваться, несмотря на противоречия в той же Сирии или конфликт Саудовской Аравии с дружественным России Ираном.

Во-вторых, большинство стран региона испытывают недоверие к Западу. С их точки зрения, конфликт на Украине доказывает существование двойных стандартовиспользуемых западными странами в отношении проблемы мигрантов, других вооруженных конфликтов (аналогия с конфликтом Израиля и Палестины) или поставок оружия.

В-третьих, можно говорить о том, что страны Ближнего Востока предпочитают однополярному миру многополярный/полицентричный, в котором существует большее число возможностей хеджировать риски, не класть все яйца в одну корзину и получать серьезные выгоды, поддерживая баланс: от США — вооружения и гарантии безопасности, от Китая — инвестиции, а от России — сотрудничество в сфере энергетики и безопасности. Многовекторность становится одной из основополагающих основ их политики. Таким образом государства региона обеспечивают себе более комфортные условия существования и развития, ставя во главу угла собственные интересы, а не чьи-либо еще.

Сегодня у региона Ближнего Востока в целом и у отдельных государств в частности появляется уникальная возможность стать нейтральной диалоговой площадкой для встреч разных конфликтующих сторон и заняться подготовкой различных экспертных инициатив. Учитывая, что европейские страны с некогда нейтральным статусом перестают быть таковыми (Австрия, Швейцария, Швеция, Финляндия), будет расти спрос на действительно нейтральные страны, способные создать новые региональные площадки, учитывая нюансы того или иного конфликта. Таким образом, в итоге может получиться некий аналог движения неприсоединения из нейтральных стран, имеющий свой голос. Это также может стать фактором, способным объединить сам регион.

Продовольственная безопасность, энергетика, туризм

Помимо всего прочего, страны региона преследуют свои интересы, что естественно в условиях конфликта, последствия которого имеют на них прямое влияние.

Одной из очевидных причин заинтересованности стран Ближнего Востока в урегулировании кризиса и поддержании отношений с Москвой представляется его негативное влияние на продовольственную безопасность. Поскольку Россия и Украина входят в число крупнейших экспортеров сельхозпродукции (зерно, кукуруза, подсолнечное масло) и удобрений, конфликт заметно влияет на производство, безопасную поставку и транспортировку продукции.

Являясь не только крупнейшими странами Ближнего Востока, но и самыми большими покупателями российской агропромышленной продукции в регионе, не удивительно, что именно Турция, Египет, Иран и Саудовская Аравия были обеспокоены возможными перебоями с поставками. Поэтому они напрямую заинтересованы в том, чтобы гарантировать себе поставки сельхоз продукции как из России, так и из Украины.

Не менее важным фактором представляется и координация в рамках ОПЕК+, помогающая нефтедобывающим странам поддерживать стабильные цены на нефть и, соответственно, обеспечивать пополнение бюджетов. Роль России — одного из крупнейших производителей в мире — в этом формате признается всеми участниками, и координация будет продолжена. Из-за перекраивающейся логистики поставок энергоресурсов и весьма волатильных цен на них странам региона необходима большая определенность и за счет диалога с Россией, они стремятся достичь этого. Решение ОПЕК+, принятое 5 октября, снизить добычу нефти на 2 млн баррелей в сутки — тому подтверждение.

Немаловажное значение имеет и туристический поток в Турцию, Египет и ОАЭ, ставшие у россиян самыми популярными странами в 2022 г., что обеспечивает приток миллионов туристов в эти страны и миллиардные доходы в бюджет. Помимо этого, в ОАЭ зарегистрированы более 4 тыс. российских инвесторов и компаний, а также проживают более 40 тыс. россиян.

Ограничения

Учитывая все это, важно отметить, что при всем желании и прагматизме страны региона не обладают рычагами давления, способными усадить Россию, Украину и Запад за стол переговоров и принудить их к миру. Однако не в этом заключается их основная роль, а в том, что когда появятся условия, когда настанет время, они будут способны организовать и поддержать адекватный переговорный процесс. Несмотря на это, например, Турция и Саудовская, готовы выступать посредниками и в отдельных вопросах, касающихся продовольственной сделки или обмена военнопленными. Вопрос о безопасности Запорожской АЭС также может быть решен в том числе через их посреднические усилия. Это позволяет странам достигать выгодных им результатов (гарантии получения зерна, обеспечение стабильного рынка энергоресурсов и т.д.) и поддерживать канал коммуникации между Москвой и Киевом.

Этим странам не выгодно выбирать между Россией, Украиной и Западом — каждая руководствуется своими интересами и будет использовать новые возможности в дальнейшем. Поэтому политика ближневосточных стран в отношении России в свете эскалации конфликта на Украине остается прагматичной и взвешенной, даже несмотря на давление западных стран. Вместе с тем не стоит ожидать, что Запад откажется от попыток давления на своих партнеров в регионе и присоединения их к антироссийским действиям. В случае, если странам региона удастся сохранить свой прагматичный подход к Украинскому кризису и продолжать придерживаться многовекторности, будет больше шансов на конструктивное урегулирование и более плавный переход к новой архитектуре международных отношений и безопасности. За счет развития отношений со всеми удается поддерживать баланс и сдерживать перегибы. Представляется, что именно многовекторность станет одной из основополагающих характеристик новой системы. Однако не стоит забывать, что страны Ближнего Востока до сих пор сильно зависят от США и Европы, что также определяет нереалистичность сценария их полного отхода от своих партнеров.

Комментарии