Турецкий базар

01.12.2016

Заявление президента Турции Эрдогана, который заявил, что турецкая армия вошла в Сирию для свержения Асада, заставило недоумевать очень многих интересующихся политикой во всём мире. Что означают слова Эрдогана? Приглашение к торгу. Его слова обращены сразу ко всем: к Америке, к Европе, к России. «А теперь послушаем, что нам предложат» — вот позиция Эрдогана. Перед нами типичный «турецкий базар» — только политический. То что заявление президента Турции противоречит линии на дружественные отношения с Россией — совершенно очевидно. Значит ли это, что Эрдоган намерен их ухудшить? Вовсе нет. Это будет зависеть от того, кто и что ему предложит. Турецкий президент сделал заявление словно девушка на выданье. И ждёт наиболее завидного жениха. «Что вам нужно, чтобы вы и дальше придерживались этой линии, где у Башара Асада нет будущего в сирийской политике и в политике вообще?» — такой вопрос может поступить из Вашингтона. «Что нужно сделать и предложить, чтобы Башар Асад в вашей риторике стал легитимным президентом сирийского государства?» — это уже вопросы, которые могут поступить от России. Вот так обстоят дела. Само по себе заявление не означает ничего, кроме очередного раунда торга вокруг ближневосточных проблем.

Свою точку зрения на заявление турецкого президента меня попросили прокомментировать по-телефону из ресурс «Постфактум.рф».

Источник: Постфактум

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган потряс мир очередным противоречивым заявлением.

Оказывается, глава Турецкой Республики ввел войска на территорию Сирии не для того, чтобы бороться с терроризмом, как заявлялось ранее, а чтобы свергнуть Башара Асада. В своем заявлении Эрдоган насчитал 1 млн убитых сирийцев, которые погибли от «государственного террора» Асада, обвинил ООН в бездействии и сообщил, что вместе со Свободной сирийской армией будет бороться за справедливость. С чем связано очередное ноябрьское обострение, затрагивающее интересы России, в интервью порталу «Постфактум» рассказал председатель «Партии Великое Отечество», писатель, публицист Николай Стариков.

— Некоторые эксперты считают, что заявление президента Турции направлено на внутреннюю аудиторию, чтобы оправдать перед электоратом жертвы турецких солдат. Но ведь Эрдоган должен понимать, что это ловушка для него, ведь победой для граждан Турции теперь будет считаться только свержение Асада. Все остальные варианты могут расценить, как проигрыш. Сможет ли он отыгрывать назад?

— Что касается внутренней ситуации в Турции, то мне кажется, выйти из сложившийся словесной ситуации Эрдоган вполне сможет. Ведь он неоднократно публично менял свое мнение: сегодня говорит, что отправил армию свергать Асада; через месяц — что рад мирному урегулированию и сирийский народ сам может решить свою судьбу; через полгода может сказать что-то еще.

Нас должно волновать другое: почему именно сейчас руководство Турции сделало это заявление, идущее вразрез с политикой России. Совершенно очевидно, что наши ВКС появились в Сирии, чтобы оказать поддержку законному руководству Сирии.

Заявление Эрдогана, конечно же, обостряет российско-турецкие отношения, но цель, на мой взгляд, это приглашение к переговорам, а вот кого и к чему он пытается пригласить, мы поймем по динамике того, что он будет говорить дальше.

Возможно, это жесткое заявление адресовано России, возможно приглашение к переговорам Соединённым Штатам или Европе. Не будем забывать ещё один факт, что заявление Эрдогана прозвучало в тот момент, когда в Алеппо вместе с террористами в «кольцо» попали и кураторы из западных разведок, а возможно и турецкие.

— Если уж Вы сразу перешли к российско-турецким отношениям, не напоминает ли его заявление — очередной «нож в спину». В последние месяцы Россия вновь вернулась к взаимовыгодному сотрудничеству: и «Турецкий поток», и энергетический хаб на их территории, и торговые отношения. Жириновский недавно был в Турции и после общения с Эрдоганом, назвал его лучшим другом России. И тут такое?

— Я предлагаю в оценке событий не использовать эмоции и всегда отталкиваться от фактов. А они таковы: Турция член НАТО, союзник Соединённых Штатов и исторический противник России. Вопрос: на каком основании любой руководитель Турции должен перестать быть союзником США, перестать ориентироваться на Запад, в том числе, и в военном отношении?

Почему он должен забыть многовековую вражду с Россией и многочисленные войны, в результате которых Османская Империя потеряла обширные территории, перешедшие России? Если таким образом сформулировать вопрос станет понятно, что слова «о ноже в спину» это эмоциональная оценка и не более, а с исторической точки зрения для изменения политики Турции пока аргументов нет.

Мы прекрасно знаем, что Турция на протяжении всей своей истории склоняясь к антироссийской линии. Поэтому я предлагаю не реагировать на эти слова слишком бурно. Чтобы после каждого противоречивого заявления того или иного политика, эмоции нас не перехлёстывами, давайте не будем очаровываться ими, тогда не придётся и разочаровываться. Точно также как Дональд Трамп не является пророссийским президентом, также Реджеп Тайип Эрдоган ни одной минуты не был союзником России.

Прекрасный, блестящий дипломатический ход нашего президента Владимира Путина, который, получив информацию о готовящемся государственном перевороте в Турции, передал её Эрдогану и спас ему жизнь, помог снизить накал российско-турецких отношений. Но вспомним не только историю, но и Библию, к сожалению, благодарность не входит в перечень качеств обязательных к нахождению в каждой человеческой душе, а уж тем более, в душе политика такого уровня.

— У нас в Сирии друг против друга стоят две военные силы — российская и турецкая, к тому же туркам, чтобы свергнуть Асада, нужно атаковать сирийскую армию, в которой присутствуют наши военные советники. Давайте представим такую ситуацию: случайно или неслучайно, на позиции одной из сторон, прилетает ракета и, не дай Бог, убивает солдат, как по-вашему могут развиваться события в дальнейшем?

— Предлагаю не делать расчётов исходящих из каких-то гипотетических ситуаций. Наши армии друг против друга в Сирии находятся уже довольно давно и до этого, удавалось избегать военных столкновений. Я конечно уверен, что эта ситуация будет продолжаться и дальше, но по моему мнению, слова Эрдогана адресованы не военным, а политикам. Я думаю, российская дипломатия прекрасно знает, почему президент Турции сделал такое заявление.

— Не сомневаюсь, что тем, кому надо знать всё прекрасно понимают, но всё же эксперты, политологи, журналисты, да и обыкновенные люди тоже пытаются анализировать, к чему это может привести.

— Чтобы анализировать, каждому нужно понимать реалии. Турция не союзник России и никаких дружественных обязательств она не нарушала, их просто не было. Наоборот, это недружественное государство, с которым последнее время не было острых конфликтов. И это заявление должно рассматриваться нами как логическое продолжение антироссийской риторики Запада. Вот так и нужно оценивать. Ведь Турция, несмотря на своё географическое положение, — это часть коллективного Запада.

Нам нужно приложить большие усилия, чтобы расколоть монолитную стену Запада, в которую, несмотря на все противоречия в менталитете и культуре, входят турки. Мы должны отколоть Турцию от НАТО и Запада. Для этого необходимо предложить Турции нечто, что перевесило бы многовековую вражду, членство в альянсе и место в сложившемся мировом порядке.

Если мы сможем, что-то такое предложить, тогда Турция может занять другую позицию.

К сожалению, в мировой политике всё очень цинично и сложно.

Поэтому эмоции отложим в сторону. Нам нужно проводить политику в том же ключе, как действовали до этого, демонстрируя дружелюбие, но жёстко отстаивая наши интересы. А наши интересы в Сирии просты и понятны: Башар Асад должен остаться у власти, так как его уход будет означать гибель сирийского государства. У Турции в этой стране свои интересы.

Это и есть международная политика – у всех свои национальные интересы. Давайте договариваться — искать компромиссы. Но мы должны быть готовы к тем ситуациям, когда компромисс не может быть найден. Турция будет помогать боевикам и дальше свергать Асада, а мы будем помогать Асаду бороться с этими боевиками. Но это не значит, что мы должны вступать с Турцией, в какое-то открытое политическое или военное противостояние.

— Говоря о компромиссах: Эрдоган должен просчитывать общественное мнение в России. Ведь среди простых русских людей такое заявление могут расценить, как объявление войны. Ведь у нас вся страна поддерживает наши ВКС, которые больше года долбят террористов для того, чтобы сохранить Асада у власти?

— Я бы вас просил не нагнетать ненужные эмоции. Давайте исходить из фактов: никакого объявления войны нет и Эрдоган не сказал ничего нового. О том, что Асад должен уйти он говорил и раньше. Мы давно знаем, зачем Турция помогает боевикам. Важно не то, что он сказал что-то новое, чего раньше мы не слышали, а почему он это сделал именно сейчас, после улучшения отношений с Россией. Он мог бы этого не говорить, но он это сделал. Вот в чём вопрос и над этим мы должны думать, а по сути ничего нового слова Эрдогана нам не добавили.

Беседовал Андрей Левченко, «Постфактум»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

Понравился материал? Поделитесь им в соц.сетях!

Подпишитесь на рассылку

Один раз в день Вам на почту будут приходить материалы Николая Старикова, достойные внимания. Можно отписаться в любой момент.

Отправляя форму, Вы даёте согласие на обработку и хранениe персональных данных (адреса электронной почты) в полном соответствии с №152-ФЗ «О персональных данных».

Новые видео

Комментарии

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: