У Японии слабая позиция по Курилам

08.02.2018

Источник: regnum.ru

Не все японские ученые согласны с МИД своей страны
Через несколько дней — 7 февраля — в очередной раз в Японии будет проводиться учрежденный правительством так называемый день северных территорий — день требований «возвращения» переданных по итогам Второй мировой войны на основе международных соглашений Советскому Союзу ранее принадлежавших Российской империи Курильских островов. В центре Токио и на местах будет проведен митинг, на котором обычно выступает премьер-министр Японии с заверениями прилагать максимальные усилия для достижения поставленной цели — как можно скорее вернуть «северные острова» в состав японского государства. А многочисленные в Японии члены правонационалистических организаций в полувоенной форме под аккомпанемент военных маршей милитаристской Японии будут на черных пропагандистских фурах с мощнейшими громкоговорителями оглашать Токио, включая квартал вокруг посольства РФ, истошными выкриками, на японском и русском языках, более или менее цензурные из которых: «Иван, домой!», «Убирайтесь из Японии!» Такие пропагандистские шабаши будут проходить и в других городах Японии, особенно в тех, где расположены дипломатические и иные российские представительства.

У Японии слабая позиция по Курилам

Стенд в городе Хакодате с требованием вернуть «Северные территории»

Имеют ли японские власти и требующие вместе с ними территориального реванша правые силы этой страны юридические и моральные основания для подобных требований к нашей стране? Ответ на этот вопрос предлагается в данной статье.

***

В свое время журналист южнокорейской «The Seoul Times» Ли Джей Уолкер опубликовал в японской газете «Modern Tokyo Times» статью, в которой высказал мнение о том, что «у Токио нет законного права претендовать на Курилы, поскольку эта территория на протяжении долгого времени была независимой». При этом автор справедливо напоминает, что до 1868 года даже Хоккайдо и Окинава не принадлежали Японии. Уолкер призывает Токио отказаться от «националистических выпадов против Москвы в пользу развития выгодных экономических отношений с Россией». Особое внимание к статье привлекло то, что она была перепечатана ведущими изданиями Японии — в частности, считающейся официозом японского МИД газетой «The Japan Times».

Долгое время открыто публиковать подобные «крамольные» взгляды являлось в Японии табу. Те же японские учёные и специалисты, которые пытались восстановить историческую правду, подвергались остракизму и обструкции со стороны правых сил и правительственных чиновников. Однако в Стране восходящего солнца есть мужественные «самураи от истории», которые, отстаивая истину, не пасуют перед нападками и гонениями властей и воинствующих националистов.

Так, несколько лет назад в Токио проходил симпозиум на тему «За скорейшее заключение японо-российского мирного договора!», основным докладчиком на котором был почётный профессор престижного Токийского университета Харуки Вада, считающийся наиболее глубоким японским специалистом по истории японо-российских отношений — в частности, по проблеме территориального размежевания двух стран. Докладчик убедительно доказал, что именовать «исконными территориями» Японии даже острова Хоккайдо и Окинава, не говоря уж о Курилах, занятие сомнительное, ибо эти территории вошли в состав японского государства по историческим меркам относительно недавно. Под понятие «исконные территории» Японии можно подвести только острова Хонсю, Сикоку и Кюсю. Общеизвестно, что Хоккайдо и четыре южнокурильских острова издревле населяли не японцы, а люди народности айну, которых сыны Ямато истребляли, как европейцы индейцев. Ученый напомнил, что Япония владела южными островами Курильской гряды (по-японски — Тисима) не «исконно», а лишь 90 лет, с 1855 по 1945 годы.

У Японии слабая позиция по Курилам

Генеральная карта Японского Государства. 1809

Не согласен профессор Вада и с утверждением МИД Японии о том, что в архипелаг Тисима, от прав на который японское правительство официально отказалось в 1951 году, южнокурильские острова якобы не входят. В документах и на картах довоенного и военного периодов Итуруп и Кунашир и географически, и административно являлись составной частью Тисима. Для того чтобы приучить японцев к этой изобретённой в 1960 году «географической новации», были переписаны все школьные учебники географии.

По мнению японского учёного, Япония может выдвигать претензии лишь на остров Шикотан и группу островов Хабомаи, которые он рассматривает как часть острова Хоккайдо. При этом докладчиком по существу высказывалось предложение, вернувшись к положению Советско-японской совместной декларации 1956 года о возможности передачи Японии после заключения мирного договора Хабомаи и Шикотана, урегулировать проблему на этих условиях. Что же касается островов Итуруп и Кунашир, то на них Вада предлагает вести совместное хозяйствование. Правда, под совместным освоением учёный, похоже, имеет в виду и совместное управление, что нарушает закреплённый в Конституции РФ суверенитет России над этими территориями. Интересным представляется предложение профессора создать на одном из островов Хабомаи музей культуры народности айну. Высказанное докладчиком мнение о неправомерности именовать Курильские острова «исконными» разделяют и другие японские учёные. Фактически согласились с Вада Харуки и аплодировавшие ему участники симпозиума.

Созвучны идеям профессора Вада и взгляды известного специалиста по России профессора одного из старейших университетов страны «Нихон дайгаку» Кэн Исигоока. Он считает избранную японским правительством на переговорах с Россией позицию «слабой». Более того, он прямо называет эту позицию «нелепой и абсурдной». Профессор определяет как ложь утверждения о том, что якобы на переговорах с СССР японское правительство изначально придерживалось позиции «возвращения четырёх островов». В действительности, как будет показано ниже, целью японской стороны в 1955—1956 годах было получение лишь островов Хабомаи и Шикотан. Абсурдными называет учёный и утверждения об «исконной принадлежности» Японии Курильских островов.

Следует заметить, что, придя к выше приведённым выводам, японские учёные сблизились с позицией автора этих строк, который на протяжении многих лет указывал на, мягко говоря, историческую некорректность избранной МИД Японии позиции. В связи с этим считаю возможным дополнить аргументацию моих уважаемых японских коллег.

Широко используемый японской пропагандой тезис о том, что южнокурильские острова якобы «никогда никому, кроме Японии, не принадлежали», противоречит фактам истории. О том, что все Курильские острова, включая южные, ещё во времена правления Екатерины II входили в состав Российской империи, неопровержимо свидетельствует «Карта Иркутского Наместничества, состоящая из 4 областей, разделённых на 17 уездов». На карте 1796 года все Курильские острова, включая Эторопу (Итуруп), Кунашир и Чикота (Шикотан), окрашены как территория Российской империи — в тот же цвет, что и Камчатка. Курильские острова в те годы административно входили в Камчатский уезд Охотской области Иркутского наместничества.

То, что русские появились на южнокурильских островах, в частности, на Итурупе, раньше жителей Страны восходящего солнца, подтверждается и японскими источниками. В японских донесениях того времени указывалось, что на Итурупе «проживает много иностранцев, одетых в рыжие одежды, и там строятся сторожевые посты». Сообщалось, что когда японцы впервые попали на этот остров в 1786 году, «некоторые из местных жителей айну уже свободно владели русским языком и могли быть даже переводчиками».

В XVIII веке не только Курильские острова, но и большая часть Хоккайдо не являлись японской территорией. В документе от октября 1792 года глава центрального японского правительства Мацудайра указывал, что «район Нэмуро (северный Хоккайдо — А. К.) не является японской землёй».

Проникновение вооружённых людей из метрополии на Курилы осуществлялось японскими властями в виде захватов. Читаем в одном из японских источников: «Высадившись 28 июля 1798 года на южной оконечности острова Итуруп, японцы опрокинули указательные столбы русских и поставили столбы с надписью: «Эторофу — владение Великой Японии». Одновременно вырывались и уничтожались установленные на островах православные кресты. В 1801 году японский вооружённый отряд пытался силой изгнать русских и из их поселений на острове Уруп. Высадившись на острове, японцы самовольно поставили указательный столб, на котором вырезали надпись из девяти иероглифов: «Остров издревле принадлежит Великой Японии». Так происходило обращение доселе не принадлежавших нации Ямато южных Курил в «исконно японские территории».

Как известно, при установлении дипломатических отношений с Японией посланник царского правительства адмирал Е. В. Путятин в силу неблагоприятной для России международной обстановки был вынужден уступить Японии южнокурильские острова. Заявив по прибытии в Японию о том, что «гряда Курильских островов, лежащая к северу от Японии, издавна принадлежала России и находилась в полном её заведывании», он, тем не менее, затем пошёл на уступку Японии части российской территории. Ещё большей уступкой стало согласие царского правительства отдать Японии в 1875 году все Курилы, включая те, на которых она никогда не бывала, в обмен на формальное признание японцами российских прав на Сахалин, и так принадлежавший российской короне. Как и продажа в 1867 году американцам Аляски и Алеутских островов, уступка Японии Курил была серьёзной ошибкой царской дипломатии, нанёсшей большой ущерб государственным интересам России на Тихом океане.

У Японии слабая позиция по Курилам

Евфимий Путятин

Воспользовавшись неудачей России в русско-японской войне, Япония отторгла в свою пользу южную половину Сахалина. Предусматривавшим это Портсмутским мирным соглашением все прежние договоры между Японией и Россией аннулировались. Тем самым теряли силу подписанный Путятиным в 1855 году Симодский трактат и «обменный» договор 1875 года. Таким образом, настояв на отторжении в свою пользу южной половины Сахалина, японское правительство лишилось юридического права владеть Курильскими островами. В отсутствие какого бы то ни было нового соглашения о принадлежности Курил, в последующие годы Япония владела ими только де-факто.

По итогам Второй мировой войны, в частности, согласно Ялтинскому соглашению глав трёх союзнических держав — СССР, США и Великобритании — Курильские острова были переданы Советскому Союзу. Приняв условия Потсдамской декларации, японское правительство согласилось с тем, что «японский суверенитет будет ограничен островами Хонсю, Хоккайдо, Кюсю, Сикоку и теми менее крупными островами, которые мы укажем». В соответствии с этим пунктом после капитуляции милитаристской Японии главнокомандующий войсками союзных держав в Японии генерал Д. Макартур издал 29 января 1946 года Меморандум японскому императорскому правительству № 677/1, в котором указывалось, что из-под юрисдикции государственной или административной власти Японии исключаются все находящиеся к северу от Хоккайдо острова, в том числе «группа островов Хабомаи (Хапомандзё), включая острова Сусио, Юри, Акиюри, Сибоцу и Тараку, а также остров Сикотан (Шикотан)».

У Японии слабая позиция по Курилам

Дуглас Макартур и император Хирохито

В сентябре 1951 года японское правительство подписало, а затем ратифицировало Сан-Францисский мирный договор, в пункте «с» статьи 2-й которого записано: «Япония отказывается от всех прав, правооснований и претензий на Курильские острова и на ту часть острова Сахалин и прилегающих к нему островов, суверенитет над которыми Япония приобрела по Портсмутскому договору от 5 сентября 1905 г.».

При подготовке к ратификации этого договора японское правительство словами заведующего договорным отделом МИД Японии Нисимура Кумао подтвердило факт отказа от всех островов Тисима. 19 октября 1951 года он заявил на слушаниях в парламенте: «Территориальные пределы архипелага Тисима, о которых говорится в договоре, включают в себя как северные Тисима, так и южные Тисима». О том, что вопрос об изъятии из состава японского государства островов Итуруп и Кунашир считался окончательно разрешённым, свидетельствует единогласно принятая совместная парламентская резолюция всех политических партий Японии от 31 июля 1952 года. В резолюции перед правительством ставилась задача добиваться возвращения оккупированных Соединёнными штатами Америки Окинавы, островов Огасавара и Амамиосима, а также островов Хабомаи и Шикотан.

У Японии слабая позиция по Курилам

Нисимура Кумао (слева)

Когда в 1955 году начались советско-японские переговоры о прекращении состояния войны и восстановлении дипломатических отношений, японское правительство разработало секретную директиву № 161 для своего полномочного представителя на переговорах Сюнъити Мацумото. Инструкцией предписывалось, что крайней позицией японской стороны при решении вопроса о территориальном размежевании является переход к Японии островов Хабомаи и Шикотан. В своём докладе на симпозиуме профессор Вада упомянул эту директиву, заявив, что японские власти до сих пор отказываются её обнародовать, хотя содержание директивы известно исследователям, причём не только японским.

Инструкция предусматривала три этапа: «Сначала требовать передачи Японии Карафуто (Южного Сахалина) и всех островов Тисима (Курильских) с расчётом на дальнейшее обсуждение; затем, несколько отступив, добиваться уступки Японии южных Тисима по историческим причинам и, наконец, настаивать как минимум на передаче Японии островов Хабомаи и Шикотан, сделав это требование непременным условием успешного завершения переговоров».

О том, что конечной целью дипломатического торга были именно Хабомаи и Шикотан, неоднократно говорил и тогдашний премьер-министр Японии Итиро Хатояма. Так, во время беседы с советским представителем в январе 1955 года он заявил, что «Япония будет настаивать во время переговоров на возвращении ей островов Хабомаи и Шикотан». Ни о каких других территориях речь не шла. Отвечая на упрёки со стороны оппозиции, Хатояма подчёркивал, что нельзя смешивать вопрос о Хабомаи и Шикотане с вопросом об островах Тисима и Карафуто, который был решён Ялтинским соглашением.

Поэтому, когда глава японской делегации Мацумото впервые услышал предложение советской стороны о готовности передать Японии острова Хабомаи и Шикотан, то «сначала не поверил своим ушам», а «в душе очень обрадовался». Казалось, после столь щедрой уступки переговоры должны были быстро завершиться успехом, а именно подписанием мирного договора. Существует немало свидетельств того, что тогдашнее японское правительство было готово к этому. Но то, что было выгодно японцам, не устраивало американцев. Госсекретарь США Джон Даллес, не останавливаясь перед прямыми угрозами, запретил японскому правительству подписывать мирный договор с Советским Союзом. Для того чтобы «обосновать» отказ Японии заключать такой договор, США поощряли Токио на выдвижение неприемлемого для Москвы условия «возвращения» не двух, а четырёх островов, включая самые крупные и освоенные из Курил — Итуруп и Кунашир.

У Японии слабая позиция по Курилам

Джон Фостер Даллес

Играя на националистических чувствах японцев, чиновники госдепартамента США изобрели следующую формулировку: «Правительство США пришло к заключению, что острова Итуруп и Кунашир (наряду с островами Хабомаи и Шикотан, которые являются частью Хоккайдо) всегда были частью Японии и должны по справедливости рассматриваться как принадлежащие Японии».

В сообщавшей об этой новой позиции ноте правительству Японии от 7 сентября 1956 года говорилось также: «США рассматривали Ялтинское соглашение просто как декларацию об общих целях стран — участниц Ялтинского совещания, а не как имеющее законную силу окончательное решение этих держав по территориальным вопросам». Смысл этой «новой» позиции США состоял и в том, что Сан-Францисский мирный договор якобы оставил открытым территориальный вопрос, «не определив принадлежность территорий, от которых Япония отказалась». Тем самым под сомнение ставились права СССР не только на четыре южных острова архипелага, но и на Сахалин и все Курильские острова. Это было грубое нарушение Ялтинского соглашения. Столь беспринципное поведение США было продиктовано стремлением во что бы то ни стало не допустить нормализации и последующего развития японо-советских отношений, сохранить Японию в качестве «непотопляемого авианосца, бастиона борьбы с СССР и Китаем».

Противоречащий фактам истории пропагандистский тезис о «незаконно оккупированных японских исконных территориях» является ни чем иным как продуктом «холодной войны», оправданием политики конфронтации с Советским Союзом, а ныне с Россией. Это настолько очевидно, что даже не отличающиеся расположением к СССР и нынешней России учёные вынуждены признавать надуманность и искусственный характер изобретённой в Вашингтоне и Токио «проблемы северных территорий».

Так, например, профессор Калифорнийского университета, этнический японец Хасэгава Цуёси отмечал: «Цель США состояла в том, чтобы вовлечь Японию в свою глобальную стратегию… Проблема северных территорий играла роль клапана для стравливания пара в международных отношениях на Дальнем Востоке. С этой точки зрения было важно, чтобы территориальный спор оставался нерешённым. Отсюда жёсткая позиция Японии с требованиями немедленного возвращения всех островов и отказ обсуждать предложения о передаче части территорий».

Всё большее число японцев начинают сознавать бесперспективность ультимативных территориальных требований к России «в полном объёме». Были опубликованы данные опросов о том, что лишь половина жителей Страны восходящего солнца считает нужным продолжать тяжбу с Россией по поводу «возращения всех северных территорий». 26,1% опрошенных согласились бы «закрыть проблему», удовлетворившись Хабомаи и Шикотаном, а 10,5% предлагают разделить «спорную территорию» пополам. При этом 4,3% японцев выступает за то, чтобы прекратить выдвижение территориальных претензий к России, а 8% заявили, что не имеют мнения по этому вопросу.

Всё меньше интереса к затянувшемуся на десятилетия спору вокруг Курил проявляет японская молодёжь. Безразличие и апатия молодых японцев по поводу националистических лозунгов всерьёз беспокоят японских правых, которые, теряя выдержку, призывают японцев продолжать борьбу за «исконные территории» хоть сто или тысячу лет. Вот только ситуация меняется не в пользу приверженцев конфронтации в духе «холодной войны». Все большее число здравомыслящих японцев требуют от правительства улучшения отношений с соседними странами, поиска пути устранения существующих международных проблем и противоречий. Смогут ли японские государственные мужи вырваться из искусно расставленного в своё время территориального капкана, покажет время.

Автор: Анатолий Кошкин

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

Понравился материал? Поделитесь им в соц.сетях!

Подпишитесь на рассылку

Один раз в день Вам на почту будут приходить материалы Николая Старикова, достойные внимания. Можно отписаться в любой момент.

Отправляя форму, Вы даёте согласие на обработку и хранениe персональных данных (адреса электронной почты) в полном соответствии с №152-ФЗ «О персональных данных».

Новые видео

Комментарии

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: