Военная операция по поднятию духа: какие задачи были у парадов в 1941 году

13.11.2021

Военная операция по поднятию духа: какие задачи были у парадов в 1941 году

Источник: tass.ru @ Дмитрий Хазанов

Значение военных парадов 7 ноября 1941 года в честь 24-й годовщины Октябрьской революции трудно переоценить. Это не была блажь с желанием праздника для высших чинов. Это была необходимость по поднятию морального духа армии и страны в целом. Верность сложившимся за прошедшие годы в СССР традициям также нельзя было не учитывать.

Практически вся европейская часть страны к тому времени находилась под оккупацией. Линия фронта проходила всего в нескольких десятках километров от столицы. Промышленность, эвакуированная с этих территорий, пребывала на колесах. В обстановке сверхсекретности парады готовились одновременно в трех городах страны — Москве, Воронеже и Куйбышеве.

Внимание! Говорит Москва!

Многие считают, что московский парад 1941 года по силе воздействия на дальнейший ход войны можно вполне справедливо приравнять к важнейшей военной операции — он и имел кодовое название: «Операция войск московского гарнизона».

Накануне вечером — 6 ноября — на станции метро «Маяковская» состоялось заседание Московского совета депутатов трудящихся с участием военных, партийных и общественных организаций, где с докладом выступил глава правительства Иосиф Сталин.

Конечно, руководители Советской страны сильно рисковали: бомбардировка Красной площади во время прохождения войск могла произвести прямо противоположный намеченному эффект. Еще 5 и 6 ноября гитлеровские люфтваффе активно вели боевые действия в Подмосковье, отдельные самолеты пробивались к самой столице.

Однако, по прогнозам синоптиков, на Москву двигался теплый атмосферный фронт, который должен был принести в столицу низкую плотную облачность и снегопад, что затруднило бы способность врага к налетам. Безусловно, такой расклад способствовал окончательному решению Иосифа Сталина: парад состоится. Действительно, в ночь на 7 ноября небо над Москвой покрыл слой перисто-слоистых облаков.

Кстати, по данным наблюдений Метеообсерватории им. В.А. Михельсона, проходил парад при температуре воздуха около –4 °С и юго-восточном ветре 5–7 м/с. За сутки в Москве выпало 4,4 мм осадков в виде снега, а уже следующим днем началась оттепель при сохранявшейся низкой облачности.

Ранним утром 7 ноября расчехлили рубиновые кремлевские звезды. В восемь часов был дан старт самому параду на Красной площади. Его прямую трансляцию вели все радиостанции Советского Союза. В общей сложности за час по главной площади страны прошли 28 467 человек и многочисленная военная техника.

Верховный главнокомандующий обратился к защитникам с напутствием и уверил в скорой победе над захватчиками: «Война, которую вы ведете, есть война освободительная, война справедливая. Пусть вдохновляет вас в этой войне мужественный образ наших великих предков — Александра Невского, Дмитрия Донского, Кузьмы Минина, Дмитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова!»

Согласно документам, в параде над Красной площадью должны были принять участие 92 самолета новых типов семи авиаполков, базировавшиеся на подмосковных аэродромах. За исключением руководства задействованных частей летный состав проинформировали о его участии в параде только во второй половине дня 6 ноября. При этом летчикам предписывалось проверить исправность стрелкового вооружения, «зорко следить, чтобы в парадную колонну не пристроился фашистский самолет», а при возникновении опасности подавать специальный сигнал, означавший — немедленно вступить в бой.

Военная операция по поднятию духа: какие задачи были у парадов в 1941 году

(Original Caption) Soviet soldiers on their way to the Front pass through Red Square, 11/7/41. (Photo by The Dmitri Baltermants Collection/CORBIS/Corbis via Getty Images) Военный парад на Красной площади, 7 ноября 1941 года © The Dmitri Baltermants Collection/CORBIS/Corbis via Getty Images

 

В праздничный день все части и соединения ПВО находились в повышенной боевой готовности. Шествие возглавил командующий войсками Московского военного округа и Московской зоны обороны Павел Артемьев, принимал парад маршал Семен Буденный. Командный пункт 6-го авиакорпуса имел прямую связь с трибуной Мавзолея. Нельзя было исключать, что немецкая авиация все же преподнесет какой-нибудь сюрприз. Однако все наши истребители оставались на земле. Вылетало только несколько связных бипланов У-2 и один ПС-84, направлявшийся из Москвы в Куйбышев и вызвавший переполох. Но их своевременно опознали и посадили.

В центре Нечерноземья

Еще одним центром парадных мероприятий стал Воронеж. В это время остатки сил Юго-Западного фронта, отступивших с Украинской ССР, успели закрепиться на рубеже восточнее Белгорода, Харькова и Курска. В сам Воронеж переместилось Главное командование Юго-Западного направления и фронта во главе с бывшим наркомом обороны маршалом Семеном Тимошенко. Примерно 200 км отделяло город от линии военных действий. Риск бомбардировки участников парада силами люфтваффе был значительным, особенно учитывая гораздо более слабую ПВО в сравнении со столичной.

И здесь, как в Москве, многие бойцы и командиры даже не знали, что прибыли на парад. Погода 7 ноября в Воронеже стояла пасмурная и туманная, при температуре 0…–3 °C шел мокрый снег. В довоенное время это могло бы помешать мероприятию, но в 1941 году такую погоду восприняли как благо — нивелировала возможность атаки вражеской авиации.

Части воронежского гарнизона построили в каре (боевой порядок квадратной формы) на площади 20-летия Октября, а на трибунах у здания Воронежского обкома ВКП(б) разместились представители заводов и фабрик. По громкоговорителям транслировалась речь Иосифа Сталина со столичного парада, который уже завершился. Командовал войсками в Воронеже заместитель командующего фронтом генерал-лейтенант Федор Костенко, а принимал парад на коне командующий фронтом маршал Тимошенко.

Так же, как и с Красной площади в Москве, бойцы Юго-Западного фронта уходили из центра Воронежа прямо на передовую — на южный фланг Московской битвы. Существует легенда, будто в параде использовали пушки периода Гражданской войны, взятые в краеведческом музее. «Густой туман повис над крышами, запорошенными первым снегом, — писали «Известия». — На площади… четкими прямоугольниками выстроились части воронежского гарнизона. На трибунах гости — делегаты заводов и фабрик». Присутствовали польская писательница Ванда Василевская, украинский драматург и писатель Александр Корнейчук, первый секретарь ЦК КП(б) Украины и член Политбюро ЦК ВКП(б) Никита Хрущев и другие.

Здесь также предполагался торжественный пролет самолетов, которые должны были прикрывать город и шествие от ударов вражеских бомбардировщиков. Командир 101-й истребительной авиационной дивизии ПВО полковник Константин Смирнов, чьи полки базировались на аэродромах вокруг Воронежа, поручил начальнику штаба соединения капитану Леониду Горегляду разработать на 7 ноября не только схему пролета, но и план патрулирования.

Было намечено шесть зон патрулирования, проработан порядок вылета по тревоге в случае появления больших групп вражеских самолетов. От наших экипажей требовалось не допустить прицельного бомбометания, а также постоянно следить за стрелой, выкладываемой на земле по тревоге у командного пункта для получения информации об объектах и их расположении. «За истребителями противника не гоняться, помнить, что главным объектом являются бомбардировщики, — напутствовал подчиненных Горегляд. — Противника атаковать дерзко и настойчиво, при отказе пулеметов идти на таран. Демонстративные действия неприятеля не должны отвлекать истребителей от выполнения поставленной задачи».

На Средней Волге

Решение провести парад в Куйбышеве (ныне Самара) было связано с эвакуацией туда в октябре 1941 года учреждений советского правительства (в том числе наркомата обороны) и иностранных посольств. Ему придавалось большое политическое значение: надлежало продемонстрировать военную мощь Советского Союза как союзникам, полагавшим, что до падения Москвы остаются считаные дни, так и потенциальным противникам, особенно Японии и Турции, чье вступление в войну против СССР считалось вполне вероятным и вынуждало держать на границах с ними значительный вооруженный контингент.

Ответственность за проведение парада в Куйбышеве возложили на маршала Климента Ворошилова. Он проявил высокую работоспособность, лично просматривая все документы по подготовке, утверждал воинские части, виды и количество вооружения и военной техники, провел большую переписку с государственными, военными и партийными структурами, прилагая массу усилий для достижения результата. По мнению историков, для Ворошилова было чрезвычайно важно, чтобы не случилось каких-либо шероховатостей, поскольку он всеми силами стремился реабилитироваться за провалы на фронте, за что был снят с высоких должностей и отозван в тыл.

Ситуацию усложняло то, что имевшийся в распоряжении маршала Приволжский военный округ (ПриВО) не обладал собственными боевыми частями — были лишь запасные полки, занятые подготовкой пополнений для фронта. Не имелось здесь и танковых бригад, поэтому к участию в параде привлекли Чкаловское и Сызранское танковые училища.

Командовал парадом генерал-лейтенант Максим Пуркаев, возглавлявший 60-ю армию, а принимал его маршал Ворошилов. Куйбышевский парад стал самым продолжительным — полтора часа по площади шла военная техника, а затем состоялась демонстрация трудящихся. В нем участвовало свыше 22 тыс. человек. Это был единственный парад из трех, в котором авиация все-таки приняла участие.

Военная операция по поднятию духа: какие задачи были у парадов в 1941 году

Kuybyshev, USSR. November 7, 1941. Local people march at the parade dedicated to the 24th anniversary of the Great October Revolution. Fyodor Kislov, Mark Markov/TASS
СССР. Куйбышев. 7 ноября 1941 г. Участники демонстрации во время празднования 24-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции. Федор Кислов, Марк Марков-Гринберг/ТАСС

 

Воздушная часть мероприятия, несомненно, стала украшением парада в Куйбышеве. Помощником генерала Пуркаева по воздушной части стал 37-летний командующий ВВС ПриВО полковник Владимир Судец. Поскольку крупных авиационных соединений в районе Куйбышева тогда не имелось, для участия в параде он задействовал запасные авиаполки и военно-учебные заведения ВВС, дислоцировавшиеся на территории Приволжского военного округа. Как раз к ноябрю 1941 года в город Чкалов (ныне Оренбург) эвакуировали из подмосковного Монино Военно-воздушную академию командного и штурманского состава ВВС КА. Там же находились ещё два военных авиационных училища — летчиков и штурманов. Военное училище летчиков имелось также в Балашове (около 600 км от Куйбышева).

В воздушном параде над городом нашу истребительную авиацию поручалось представлять авиационному полку, сформированному из инструкторов Качинской Краснознаменной авиационной школы летчиков им. А.Ф. Мясникова. Школа к этому времени только-только перебазировалась в Красный Кут Куйбышевской области (около 500 км от областного центра).

Приказ на участие в воздушном параде штаб получил 1 ноября 1941 года. Начальник школы дважды Герой Советского Союза генерал-лейтенант авиации Сергей Денисов немедленно отдал распоряжения подготовить в течение двух суток самолеты И-16, многие из которых были в весьма изношенном состоянии — их требовалось помыть, подкрасить, заменить расходные материалы. Кроме того, отработать связь и взаимодействие, провести тренировочные полеты, которые ограничивал недостаток топлива.

Руководство школы созвало на совещание командиров учебных отрядов, эскадрилий, звеньев, где обсуждались возможности каждого из летчиков-инструкторов относительно групповой слетанности. Возглавить сводный полк на параде доверили заместителю начальника школы подполковнику Ивану Сидорову. Главной тренировкой стал сам перелет к Куйбышеву.

Командиры эскадрилий 5 ноября ещё раз уточнили каждому летчику место в строю, порядок управления и взаимодействия в воздухе. Необходимо было в ходе воздушного перелета на аэродром Смышляевка (под Куйбышевом) отработать действия полка непосредственно в воздухе. После приземления к группе должны были присоединиться две эскадрильи на самолетах Ил-2 и Пе-2 из Энгельсской авиационной школы, а затем эскадрилья Су-2 из запасного полка и другие части.

6 ноября прошло в теоретической подготовке к параду. Чтобы увеличить эффект пролета, самолеты должны были дважды пройти над городом. В штабах обсуждались два варианта: полет в простых метеоусловиях, когда допускалось выполнение пилотажных фигур, и в сложных метеоусловиях — без эквилибристики. Одновременно каждая эскадрилья получила свои зоны ожидания и время выхода на финишную прямую к центру города.

В ходе подготовки к параду задействовали все аэродромы Куйбышевской области, планировалось привлечь 268 машин семи разных типов. Согласно информационной справке, составленной для маршала Ворошилова полковником Судецом, над площадью в итоге пролетело 233 самолета.

7 ноября погода не позволила летчикам продемонстрировать эквилибристику самолетов в воздухе, но и нападения нацистов удалось избежать. Благодаря неоднократному пролету наших самолетов, присутствующие на параде в Куйбышеве насчитали порядка 600–700 самолетов. А иностранцы отметили, что авиационная промышленность Советского Союза не только жива, но и выпускает первоклассную технику, причем двигаться в столь четких боевых порядках могли только хорошо подготовленные летчики.

Курьезным стал пролет некоторых «ильюшиных» — они пронеслись над трибунами на высоте всего 100 м, за что командира 1-й запасной авиабригады полковника Алексея Подольского, нарушившего дисциплину строя, едва не отдали под суд.

Единственный воздушный парад?

Во многих публикациях ошибочно указывается, будто летный парад в Куйбышеве был единственным, который удалось провести в годы войны. Но это не так. 20 августа 1944 года страна отмечала День сталинской авиации. Едва стихли залпы праздничного салюта, как над Москвой раздался рокот мощных моторов. Это приблизились к городу советские истребители. Затем в небе появилась большая группа штурмовиков Ил-2, а строй бомбардировщиков состоял из скоростных Ту-2, которые вел командир 326-й бомбардировочной авиадивизии полковник Василий Лебедев.

Как вспоминал участник тех событий, ветеран Великой Отечественной Владимир Бученков, уже отметивший 102-й день рождения, а в то время — летчик Высшей офицерской школы воздушного боя, «яковлевы» барражировали по кругу по внешней стороне Садового кольца, а «лавочкины» выполняли фигуры высшего пилотажа над пятью вокзалами столицы.

Обложка: Kuybyshev, USSR. November 7, 1941. The T-26 mod. 1933 tank (front) and T-26 mod. 1938 tank (R, second row) take part in the military parade dedicated to the 24th anniversary of the Great October Revolution. Mark Markov, Fyodor Kislov/TASS

СССР. Куйбышев. 7 ноября 1941 г. Танки Т-26 образца 1933 года (на первом плане) и Т-26 образца 1938 года (справа на втором плане) во время прохода военной техники на параде в честь 24-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции. Федор Кислов, Марк Марков-Гринберг/ТАСС

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

КОММЕНТАРИИ

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: