Николай Стариков

Николай Стариков

политик, писатель, общественный деятель

Взрыв в порту Турции, переговоры в Саудовской Аравии (стенограмма)

Взрыв в порту Турции, переговоры в Саудовской Аравии (стенограмма)

Опубликовано: 11 августа 2023 г.
4564
В очередном выпуске моей авторской программы «По сути дела», что выходит на радио «Комсомольская Правда» по вторникам в 19:00, говорили о самом главном в мировой политике.
https://nstarikov.ru/vzryv-v-portu-turcii-peregovory-v-saudovskoj-aravii-14957482
Предлагаю вашему вниманию стенограмму прямого эфира.


Владимир Ворсобин: У микрофона Владимир Ворсобин. Николай, здравствуйте.


Николай Стариков: Здравствуйте, дорогие друзья. Здравствуйте, Владимир.


Владимир Ворсобин: Николай, давайте нарушим правила, когда мы сразу отдаляемся от страны и углубляемся в международные отношения. Давайте быть поближе к нашим слушателям. Сейчас в новостях прошла информация о том, сколько стоит доллар и евро. Евро стоит 105 рублей, доллара 95-96 рублей. Как вы считаете, имеет ли это большое значение для простых людей, которые ходят в магазины или прошла дедолларизация и нам по большому счету все равно?


Николай Стариков: Мне кажется, ответ очевиден. Это имеет большое значение для любого конкретного гражданина, который ходит в магазин, что-то покупает, что-то откладывает, хочет сделать ремонт, поменять машину, купить новый холодильник, в общем, для человека, который живет обычной нормальной человеческой жизнью. Падение национальной валюты за три месяца на 25% - это большая проблема. Еще большая проблема, если это происходит без каких-либо видимых причин, а сейчас ситуация именно такая. Давайте вспомним статью 75 нашей Конституции, где говорится, что основная функция Центрального банка – обеспечение устойчивого курса рубля. Мне кажется, едва ли кто-то скажет, что он устойчив.


Владимир Ворсобин: Он устойчиво падает.


Николай Стариков: Он также устойчиво рос, потом устойчиво начал падать. Все это происходит в непонятном режиме. Центральный банк умывает руки и говорит, меня все устраивает. Нет, конечно, это нарушение Конституции Центральным банком, это ухудшение жизни каждого нашего гражданина. В связи с этим я вчера в интернете прочитал философскую мысль, мне она напомнила фильмы про самураев, у рубля нет курса, у рубля есть путь, но, к сожалению, этот путь направлен не в ту сторону. Теперь давайте к сути, мы не будем погружать в балансы и так далее, вся эта хитрая высшая математика призвана запутать обычного человека. То, что сегодня происходит с рублем – это более политическое решение, а не экономическое.


Владимир Ворсобин: Почему? Интересно ваше заявление, почему именно политическое решение?


Николай Стариков: Давайте попробуем разъяснить, как происходит определение курса рубля на бирже. Центральный банк там главный и основной игрок. Есть компании, которые продают валюту, есть компании, которые покупают валюту. Два ручейка сливаясь в некий смеситель, образуют комфортную водичку для экономики. Центральный банк и есть тот смеситель, который определяет, подкручивая краник, какой будет температура экономики. Что сейчас делает Центральный банк? Он отменил обязательную продажу выручки. Все компании, которые продают что-то за рубежом, не обязаны продавать эту выручку на бирже.


Владимир Ворсобин: Более того, эти деньги они могут оставить на зарубежных счетах.


Николай Стариков: Да, отчасти это потому, что так удобнее закупать что-то через импортозамещения. Чтобы наши американские и английские партнеры, которые нам совсем не партнеры, запутались в финансовых потоках. Другой логики я просто не вижу. Дальше, конечно, вся остальная выручка должна заходить внутрь Российской Федерации и в качестве горячей воды выливаться на биржу. С другой стороны компании, которые хотят приобрести валюту для того, чтобы что-то купить. Центральный банк должен регулировать. Когда началась специальная военная операция, мы же помним, рубль вырос до 50 за доллар. Почему? Потому что большое количество валюты и малое количество торговли в тот момент. Наш бизнес и государственные предприятия не перестроились. Что сделал Центральный банк? Он взял и отменил вообще необходимость заводить полученную валютную выручку на биржу, отменил обязательную продажу. Почему она на 100% отменена? Если нужно, чтобы водичка не была горячей, не кипяток, пусть 50% выручки продают.


Владимир Ворсобин: Вы наверняка знаете логику правительства, и правительство радуется тому, что рубль будет стоить 90 или даже 100. Производители стали, нефти, газа, они будут получать за тот же самый доллар больше рублей. Таким образом будут латать дыры в бюджете. Потому что каждый вырученный за нефть и газ доллар будет стоить больше, таким образом решаются бюджетные проблемы.


Николай Стариков: Владимир, мне не хотелось бы шутить о производителях газа, потому что газ производит наша природа, земля-матушка.


Владимир Ворсобин: Вот такое у нас производство, наше русское производство газа.


Николай Стариков: Смотрите, когда Запад пытается нарушить нашу международную торговлю, вводит потолок цен на нефть, проблему со страхованием судов пытается сделать, мы ему говорим, что ничего у тебя, у супостата, не получиться. Ты, конечно, проблемы создашь, но эти проблемы нас не остановят на пути к суверенной нашей экономике и воссоединению нашего народа. И одновременно с этим вы, Владимир, сейчас говорите, что главная причина падения нашей национальной валюты – это как раз то, что происходит вокруг нас на мировых рынках. То есть попытки Запада нам насолить. Зачем же мы даем Западу урабанизационные козыри. Рубль должен быть стабилен. Без этого элементарного правила мы можем частично проиграть в информационной войне. Потому что нашему человеку будут объяснять, что подорожания вызваны политическими причинами, хотя наоборот от того, что Россия ведет активную внешнюю политику жизнь внутри России должна улучшаться. Обратите внимание, в начале специальной военной операции так и было. Все всевозможные цифры мировой экономики, нравится нам это или нет, считаются пока еще в долларах. Как только наша национальная валюта падает, то мы откатываемся назад. Мы становимся менее интересным торговым партнером даже для тех, кто с нами активно торгует. Потому что Китай все взвешивает, если он торгует с Россией и с Еврозоной на 200 миллиардов, а с США на 600, то он начинает вести себя гораздо осторожней. Мы должны становится самыми привлекательными торговыми партнерами, мы должны перевооружать нашу промышленность, а для этого нужен стабильный курс рубля. Первое условие – любой стабильный курс рубля. Это вам скажет любой бизнесмен, любая домохозяйка. В Центральном банке этого понимать не хотят. Многие говорят, что это связано с заинтересованностью в валютных спекулянтах. То есть много можно теорий строить. И самое главное – нет никаких экономических предпосылок. Даже сейчас наша страна больше продает, нежели покупает. Профицит торгового баланса. Поэтому, если вся валютная выручка или почти вся выручка будет заведена внутрь России, мы можем установить любой курс, мы и так можем установить любой курс. Для этого Центральный банк должен просто назвать цифру, сказать, такой курс рубля правильный для российской экономики, будем его поддерживать. А не поднимать руки вверх, нарушая 75 статью Конституции, и говорить, мы ничего не знаем, это невидимая рука рынка. Сейчас колебания курса нашей валюты несут за собой риски политические.


Владимир Ворсобин: Почему вы ничего не говорите про инфляцию? Мне кажется, здесь еще одна угроза – это раскручивание информационного маховика и это уже бьет по простым людям, которые ходят каждый день в магазин. Цены растут потому, что часть продукции завозиться из-за рубежа и покупается за валюту. Чем беднее рубль, тем выше цена. Я правильно описываю ситуацию?


Николай Стариков: Мы с вами об этом уже говорили. Вопрос только, какой вывод делается? Смотрите, Центральный банк своим бездействием, своим решением не заводить валютную выручку внутрь страны обрушает курс рубля и потом говорит, ой-ой-ой, курс рубля падает, а давайте поднимем ставку. Таким образом он делает экономике еще хуже. Просто надо понять человеческую психику. Владимир Владимирович, сидите вы у микрофона, а вы большой предприниматель, а не чудесный журналист, представим на секунду. Вдруг начинается падение курса национальной валюты, которую вы припасли для того, чтобы купить где-то станки для перепроизводства или открытия нового завода. Что вы будете делать? Вы пойдете на биржу и купите эти…


Владимир Ворсобин: Я вспоминаю, что буквально год назад мечтали, что рубль и другие национальные валюты заменять доллар. А сейчас нет мотивации хранить рубли. Если так дело пойдет, то мы вспомним советский опыт, советскую фразеологию, помните, когда рубль называли деревянным. Действительно важно сохранить гордость за свою валюту.


Николай Стариков: Владимир, пойдем к геополитике.


Владимир Ворсобин: Обязательно пойдем, только прервёмся на пару минут. У нас небольшой блок рекламы. Напоминаю, наш телефон 8-967-200-97-02, пишите, будем ваши сообщения зачитывать в прямом эфире и их обсуждать. Владимир Ворсобин, Николай Стариков, программа «По сути дела».


Владимир Ворсобин: У микрофона Владимир Ворсобин, напоминаю, трансляция нашей передачи идет вконтакте, в рутубе. Вы можете там послушать, посмотреть и даже нам написать, комментарии оттуда мы тоже будем зачитывать. Николай, коль мы практически прокляли тех, кто роняет рубль. Мы сейчас перейдем к другой теме, но она, как вы сказали, вытекает из нашего предыдущего разговора, это итоги саммита в Саудовской Аравии. Были переговоры по Украине, правда без России. Николай, там был Китай, не было России. Меня это настораживает, не переходит ли Китай на сторону, если не противников России, то на нейтральную сторону.


Николай Стариков: От внутренней политики перейдем к геополитике. В действиях Центрального банка мы имеем все основания усмотреть желание раскачать экономическую ситуацию, остановить экономический рост, не допустить импортозамещение, одним словом - создать огромные проблемы российской экономике. А в сегодняшней ситуации, как говорится, это чистая политика. Нет мощной экономики - очень сложно построить мощное государство. Теперь переходим к геополитике. Происходит конференция по инициативе Саудовской Аравии. Туда приглашаются 40 стран, не приглашают Россию, там присутствует весь БРИКС за исключением России. Бразилия и Индия отправили туда делегации, главы стран и премьеры не поехали туда. Туда приехали еще прямые враги, как их сегодня называют – представители недружественных страна. В этой ситуации рубль падает. Какое впечатление это производит на международное сообщество? Отрицательное. Кто это делает? Это делает Центральный банк. То есть политика в квадрате, помимо вреда внутри России такие действия Центрального банка наносят вред внешней политике России. Какой должен быть фон у саммита, чтобы не было желания проводить эти конференции, а если и желания были бы, то они бы понимали всю бесперспективность, Россия успешна на фронтах, Россия разворачивает производство, финансовая система стабильна и для этого есть все основания, полки магазинов полные, население в подавляющем большинстве поддерживают действия руководства.


Владимир Ворсобин: Николай, простите, но это чистый популизм, я сейчас объясню, почему мне так показалось. То, что вы говорите, что сильный рубль, чтобы мы были такими красавцами, если бы вы были премьер-министром России, вы понимали, что у нас пробоины в бюджете и она ширится быстрей, чем запланировано, нужно социальные статьи финансировать, военные статьи и так далее. Чем слабее рубль, тем лучше наполняемость бюджета, если совсем примитивно говорить. В этом смысле понять Центральный банк и правительство можно. Там речь не идет о том, какими финансовыми красавцами мы должны выглядеть на саммите. Мне кажется, у правительства более приземленные и более естественные вещи, которые они должны выполнять.


Николай Стариков: Владимир, никак нам от внутренней финансовой ситуации не перейти к геополитике. Давайте я коротко отвечу. Считать, что действия Центрального банка идут в фарватере действий правительства Мишустина – это большая ошибка, очень большое заблуждение. Более того, действия Центрального банка за последние три месяца во много торпедировали усилия правительства Мишустина.


Владимир Ворсобин: Ничего себе.


Николай Стариков: Объясню на одном примере, государство для выполнения бюджета производит заимствование у банков, в основном у банков, частных лиц и корпораций. Есть определенный процент, который привязан к ставке рефинансирования. Как только Центральный банк поднимает ставку рефинансирования, правительство Мишустина, то есть государство должно выплачивать больше денег из бюджета, значит их дается меньше на выплаты социальных обязательств. Главное, чтобы люди жили лучше, если вы увеличиваете доходы населения, а это делается, и мы к этому призываем постоянно и это делается. Спасибо в этом смысле премьер-министру и президенту. Но, как только происходит падение на 30%, следом волна инфляции, которая неизбежно съедает эти доходы. А теперь давайте перейдем к геополитике.


Владимир Ворсобин: Пожалуйста.


Николай Стариков: Конференция в Саудовской Аравии с одной стороны не достигла тех целей, ради которых она делалась, но с другой стороны есть и скрытые цели, которые наши противники еще попытаются достигнуть. Первые видимые цели – пригласили туда весь БРИКС, а нас не пригласили. Это попытка вбивать клин. То есть в БРИКС есть страны, которые посещают конференции, где не было России. А как так? Значит вы против России? Нет, конечно. Китай год назад заявил об активной внешней политике. Он помирил Саудовскую Аравию с Ираном у себя. Как Китай может отказаться от участия в конференции? Никак. Как он может заставить туда кого-то пригласить? Тоже никак. У Саудовской Аравии своя игра, с одной стороны она флиртует с нами на нефтегазовом рынке, а с другой стороны флиртует с американцами, которые выставляют требования Россию не приглашать. У Индии своя игра, у Бразилии своя игра. Они пытаются вбивать клинья между членами БРИКС. И, конечно, пытаются ссорить Россию с Китаем. Это для них главное направление. Пытаются что-то предложить России, что ей не выгодно, но что могли бы подать под соусом выгодности. Этого тоже не получилось. Нет никаких деклараций, никаких заявлений по итогу этой самой конференции. 40 делегаций пообщались, поговорили о своем, кто-то с американцами на одну тему, кто-то с индусами на другую тему, ничего не было конкретно разработано. Фуршет был хороший, пишут очевидцы, больше ничего. Это итоги, теперь давайте о будущем. Что они хотят? Американцы хотят серьезных экономических и политических игроков под себя потихонечку подминать. Такую сколачивать коалицию, которую в нужный момент направить в ту или иную сторону. Поэтому важно, как ситуация выглядит в первую очередь на поле боя. Я считаю, что наши воины прекрасно отражают наступление киевского режима и вслед за киевским режимом его спонсоры находятся в бледной ситуации. Потому что эти сорок стран спрашивают, как там у вас. Не сорок, а двадцать спрашивают, как там у вас, отправили оружие. И что? В пол смотрят представители Германии, в пол смотрят представители Франции, потому что горят «леопарды» и горят французские танки. Американцы пока смотрят открыто в глаза, потому что американские танки не горят. Британцы ходят гоголем, потому что их беспилотники начали атаковать наши гражданские суда, а британские танки гореть на полях Украины не начали. И в этот момент нестабильность в российской финансовой системе, которая внушает иллюзию противникам, что вот слабое место.


Владимир Ворсобин: Николай, я бы еще добавил ложку дегтя в вашу бочку меда. Само поведение Китая вам не показалось странноватым? Ведь предыдущий саммит Китая пропустил, а на этот поехал. Более того, никаких демаршей союзники России не сделали, не было никакого заявления, которое можно было интерпретировать, что они на стороне России. Мы же помним ту скандальную историю, когда Китай выступил с нотой протеста в связи с одним ЧП насчет своих путешественников, там было достаточно жесткая нота. Китай, который всегда все делает нежно, ласково написал такую ноту в адрес МИДа России и заставил, по сути, оправдываться. Это такой звоночек нехороший. Николай, вы как думаете, все что я рассказываю имеет значение?


Николай Стариков: В большой политике нет неважных вещей. Ключевая ошибка, Владимир, прямо в вашей первой фразе: «мы же союзники». Мы не союзники с Китаем, мы не союзники с Индией и Бразилией, и странами БРИКС, это прообраз большого союза экономического свойства. Нет никаких официальных гарантий и официальных союзных договоренностей. Наши союзники, Владимир, армия и флот. Ничего не изменилось со времен Александра III, ничего. А про Китай мы поговорим после небольшой паузы.


Владимир Ворсобин: Да, оставайтесь с нами, после небольшой рекламы мы перейдем и к другим международным темам. Оставайтесь с нами.


Владимир Ворсобин: У микрофона Владимир Ворсобин, я предлагаю иногда возвращаться к темам из первой части программы, потому что есть большой интерес наших слушателей. Вот, пишет наш слушатель из Волгоградской области: «хотел спросить у Николая, если доллар дорожает, защитит ли правительство нас, пенсионеров?».


Николай Стариков: Правительство попытается защитить пенсионеров, но проблема заключается в том, что увеличение пенсии нивелируется из-за таких действий ЦБ. Возникает потребность вновь увеличивать пенсию, причем быстрее, чем это планировалось, что вызывает дополнительные расходы бюджета. Ради этого, возможно, вся эта катавасия с курсом и делается. Хотя я в этом вижу гораздо больше политики. Это старательная политика по повышению социальной напряженности внутри страны.


Владимир Ворсобин: Николай, вот вы так делите правительство с одной стороны, ЦБ с другой стороны. Я так вспоминаю, правительственный Белоусов говорил, что коридор курса рубля 85-90 - самый лучший вариант для бюджета. Но это так, мы снова сейчас уходим в наш спор по поводу рубля.


Николай Стариков: Давайте поставим в нем точку. Коридор 85-90 - это замечательно, потому что есть какие-то рамки, которые заранее заявлены, и которые ЦБ мог бы поддерживать. Я бы предложил коридор еще меньше. Здесь важна не цифра, важно, чтобы этот коридор бы настолько небольшой, чтобы не было желания и возможности спекулировать на разнице валют. Например, курс 75, который колеблется в районе 75.


Владимир Ворсобин: Вы считает, что валютные интервенции нужны, на самом деле казна не так богата на доллары, и интервенцию можно не выдержать.


Николай Стариков: Никто не будет покупать доллары, кроме тех, кому они нужны для конкретных операций. В этом и смысл. Как только вы обваливайте курс – вы поощряете ту самую спекуляцию. Но давайте закончим.


Владимир Ворсобин: Да, давайте закончим. Саммит в Саудовской Аравии, пожалуйста.


Николай Стариков: Хочу сказать, уважаемые радиослушатели, пожалуйста, задавайте вопросы, если будет интересно, то мы сразу прервемся. Перед перерывом вы сказали следующее - Китай поехал на конференцию в Джидду в Саудовскую Аравию и не поехал на предыдущую конференцию. Конечно, не поехал. Владимир, а вы не задавались вопросом, кто приглашает на конференцию? Предыдущая конференция была в Дании, стране НАТО, сейчас конференцию проводит Саудовская Аравия, которая заключила договор с Китаем о торговле нефтью за юани, как говориться, почувствуйте разницу. Теперь назовите хоть одну причину, почему Китай в этой ситуации не должен ехать на эту конференцию, я таких причин не нахожу.


Владимир Ворсобин: Николай, согласен, я же с вами не спорю. Просто получается, что они там все собрались, а Россию не пригласили. Россия часто заявляет, что мы находимся не в блокаде, половина мира за нас. Но мы оказываемся на пару-тройку дней в роли того, кто стоит и ждет, что кто-то за них решит. Позиция психологически не очень удобная и приятная.


Николай Стариков: Приведу пример, наверное, вам понятный и большинству радиослушателей тоже. Вот представьте, что где-нибудь на какой-то ближней даче собрались все ваши родственники кроме вас. Цель у них была такая – поженить вас. Представим, что вы не создали семью. Вы говорите, как же так, на 3 дня меня родственники бросили. Вопрос, вас можно поженить без вашего желания? Нет, конечно. Как можно закончить специальную военную операцию без желания самой России. Они собрались все что угодно обсуждать, кроме окончания военного конфликта на территории Донбасса и Украины. Поэтому его таким путем решить невозможно.


Владимир Ворсобин: Как хорошо, Николай, что вы об этом заговорили. У нас даже тема заявлена: Россия закончит СВО на своих условиях. На самом деле на саммите страны собрались, чтобы обсудить каким образом можно торговаться с Россией. Если все-таки Россию позовут за стол переговоров, то каким образом Россия закончит СВО на своих условиях, если переговоры — это торг? Ведь придется идти на какие-то компромиссы, ведь на самом деле и Саудовская Аравия и Китай будут настаивать на том, чтобы Россия подвинулась с этих позиций, чтобы она чем-то пожертвовала.


Николай Стариков: Ну, конечно, любые переговоры, особенно с Западом, это торговля. Вопрос только - о чем торговаться. Родиной мы не торгуем. А Родина у нас в новых конституционных границах. Вот это не обсуждается, собственно говоря, ради этого президент и инициировал в свое время референдумы, и дальше произошла конституционная процедура принятия четырех новых областей в состав Российской Федерации. Это не обсуждается, а вот дальше там возможны варианты, если они нас устраивают. Сейчас разговаривать даже не о чем. Я не хочу даже время наше тратить. Потому что позицию киевского режима и Запада даже обсуждать нечего.


Владимир Ворсобин: Это действительно позиция Кремля. Наблюдая за позицией Пекина многие показывают, что Китай и другие начинают косо смотреть на Москву, потому что все-таки они стараются сдвинуть с мертвой точки переговоры. Если Москва будет цепляться за мертвую точку и говорить нет, ни шагу назад, то в этом случае Китай может отойти в сторону и Саудовская Аравия может отойти в сторону.


Николай Стариков: Я еще раз хочу подчеркнуть, Владимир, все те, кого вы называет союзниками, они стоят в стороне. Они и так стоят в стороне, поэтому в их позиции для нас нет ничего нового. У России два союзника – армия и флот, я бы добавил Белоруссию, а то обидится наш Александр Григорьевич. У нас союзников много, но, по сути, это мы же и есть. Теперь хотелось бы два слова сказать по поводу ноты Китая. Не будем вдаваться в подробности. Бывают какие-то шероховатости в дипломатических отношениях, кого-то не пустили в какую-то страну и здесь другая страна защищает своих граждан, естественно, должна ноту отправить. Это правильная позиция Китая.


Владимир Ворсобин: Не помню такого случая, чтобы Россия какие-то ноты писала из-за туристов своих. Китай, я не помню, чтобы таким образом наезжал на какую-то страну.


Николай Стариков: Если разобраться в ситуации, а в ней надо разобраться, ссориться или просто ухудшать отношения с Китаем никто не заинтересован.


Владимир Ворсобин: Давайте перейдем к следующей теме. Все-таки у нас грустный юбилей, 15 лет начала российско-грузинской войне. Краткосрочная, но она многое изменила в отношениях России и Грузии. Николай, как вы вообще объясните, что Грузия, которая считалась одним из врагов, противников России в СНГ вдруг сейчас переменилась. Идёт потепление отношений между Москвой и Тбилиси. Как это стало возможно?


Николай Стариков: Во-первых, Владимир, никакой российско-грузинской войны не было. Война – это юридическое понятие. Грузия России войну не объявляла, Россия Грузии тоже. Была операция по принуждению к миру. Пятидневная, короткая, успешная. Я отношусь с огромным уважением к грузинскому народу и не только за товарища Сталина, которого считают одним из величайших руководителей нашей российской империи и СССР, для меня это одно и то же, по сути. Военные действия, которые спровоцировал американский ставленник Саакашвили, который по иронии судьбы сидит в грузинской тюрьме, это безусловно трагедия. Когда вы спрашивайте, повлияли ли эти боевые действия на позицию Грузии, повлияли. Грузия сегодня занимает очень здравомыслящую позицию, в том числе, потому что Грузия понимает, кто начал все эти трагические события 08.08.2008.


Владимир Ворсобин: Только из-за этого, думаете Грузия сейчас в таком состоянии? Что она знает, что Саакашвили начала эту войну?


Николай Стариков: Давайте закольцуем тему. Это тоже легко проверить. Когда не удалось Россию втянуть в войну, а не удалось тогда это сделать. Начали бить именно на экономическом фронте. Сразу после окончания этой операции по принуждению к миру произошло резкое падение стоимости нефти со 132 до 40 в течение двух месяцев. Это как раз то, о чем мы говорим – не получается победить русского солдата, давайте победим русскую экономику. Такого шанса им показывать нельзя. Они именно так мыслят и именно так хотят поступать.


Владимир Ворсобин: Мы поговорим о грузинах через пару минут. Тема серьезная, оставайтесь с нами, Владимир Ворсобин, Николай Стариков.


Владимир Ворсобин: У микрофона Владимир Ворсобин, мы с Николаем начали тему 15-летия, все-таки это была, мне кажется, война. Часто такие скоротечные войны называется войнами, хотя война не объявляется. Я хочу рассказать свою историю 15-летней давности. Дело в том, что я как раз тогда был в Тбилиси, хотя меня все отговаривали туда ехать, мол, как ты поедешь во время войны. Что там с тобой грузины сделают, они в обиде на русских, но я полетел. Я, кстати, сейчас отвечу с чем связано потепление отношений именно сейчас. Я почувствовал, что потепление отношений возможно, как ни странно, именно во время войны. Почему? Потому что я вообще не скрывал, что я россиянин, не скрывал, что я из «Комсомольской правды». Я прилетел, а там никакой агрессии. Грузины очень хорошо делят, к Москве они относятся плохо, а к русским они относятся нормально. Я помню ситуацию, когда меня остановил полицейский, когда я перебегал проспект. Он меня остановил и попросил документы. Я понимаю, что танки стоят в 40 км. от Тбилиси, а я ему сейчас дам российский паспорт. Мне деваться некуда, я дал ему российский паспорт. Он мне сказал, ты осторожно ходи, могут ведь задавить. И спокойно, дружелюбно отпустил меня. Глубинная Грузия, не интеллигенция, а простые люди, чтобы Саакашвили с ними не делал, какую отраву через СМИ не транслировал, чтобы испортить отношения, они не поддавались на это. И сейчас Иванишвили и партия «мечтателей», чтобы сохраниться и выиграть выборы, им предложить больше нечего, мир с Россией, торговля, запуск авиарейсов. Они понимают, что это нужно обычным грузинам, которые сохранили давнюю историческую привязанность к русским. Я хотел это сказать и показать, что то, что сейчас происходит между Тбилиси и Москвой было неизбежно.


Николай Стариков: Я хочу сказать, что вы совсем не противоречите тому, что я сказал. Русские и грузины уже давно переженились, перелюбились, столько всего пережили в нашей истории. Если бы в ходе событий 08.08.08 преступной авантюре не был бы дан отпор со стороны России, как бы развивались события нам с вами сложно представить. Еще раз фиксируем, когда ничего не получилось сделать с Россией на поле боя, не получилось ее втянуть в полномасштабный конфликт, то сразу после окончания операции по принуждению к миру международная закулиса обвалила цену на нефть. Дорогие друзья, обращаю ваше внимание, со 130 долларов за баррель до 40. Это было сделано для того, чтобы поставить экономику России на колени. Ничего тогда не получилось. Но 130 долларов за баррель нефть больше не достигла никогда. Самая максимальная цена прямо перед событиями августа 2008 года. Я думаю, Владимир, что мы должны уже двинуться к следующей теме.


Владимир Ворсобин: Да, тема очень странная впереди. Взрыв порта в Дериндже в Мраморном море, это запад Турции, именно в разгар дискуссии о зерновой сделке. Как вы считаете, это совпадение, что взрываются 8 из 10 хранилищ зерна в тот момент, когда вроде бы Владимир Путин собирается ехать в Турцию и договариваться на счет продления этой зерновой сделки? Нужно ли России возвращаться в зерновую сделку? Как вы считаете?


Николай Стариков: Я считаю, что в зерновую сделку нам не надо возвращаться, мы с вами неоднократно об этом говорили. Наш президент не планирует поездки в Турцию для обсуждения зерновой сделки. Теперь дальше, вспомним великого русского грузинской национальности Иосифа Виссарионовича Сталина, он говорил: если случайность ведет к политическим последствиям, то надо внимательно к ней присмотреться. Нам говорят, взорвалась зерновая пыль. Слушайте, я понимаю, что мир сейчас весь искрит, все так напряженно, что даже зерновая пыль может взорваться так, что там от элеваторов ничего не осталось.


Владимир Ворсобин: От элеваторов, надо заметить. Не от одного элеватора.


Николай Стариков: Взорвался один элеватор, а остальные были в разной степени повреждены. Попахивает диверсией. Глядя издалека.


Владимир Ворсобин: Да, Николай, тут мы с вами сходимся, да, попахивает.


Николай Стариков: Безусловно. Как реагирует Турция? Обратите внимание, Турция реагирует следующим образом – большинство турецких комментаторов говорят, что это зерновая пыль и никакой диверсии не было. То есть Турция не хочет играть в игру, либо это действительно зерновая пыль. Второе мне представляется маловероятным.


Владимир Ворсобин: Какую игру? Можно поточнее? На что вы намекаете?


Николай Стариков: Как только вы признаете, что это был теракт или диверсия, вы должны объяснить потом, кто это сделал.


Владимир Ворсобин: А кто это сделал, по-вашему?


Николай Стариков: А это сделал тот, кто хочет привести вас к определенному выводу. И в ситуации, когда Турция все время имеет сложное отношение с Россией, я думаю, организаторы взрыва хотели бы в нем найти российский след для того, чтобы нас потом обвинить и поссорить с Турцией. Чтобы не было даже желания проводить новые взрывы зерновой пыли Турция говорит, это точно зерновая пыль, 100%. Даже не надо больше ничего делать. Чтобы вы не делали, это будет зерновая пыль.


Владимир Ворсобин: Николай, у вас какие-то зловещие намеки, ладно, я их даже не берусь дешифровать. Я понимаю, Турция просто не хочет ссориться с Россией по поводу какой-то зерновой пыли.


Николай Стариков: Турция не хочет поддаваться на провокацию англосаксов, которые хотели бы развернуть ситуацию в политическую сторону. Для Турции взрыв любой - это больно, это в любом случае удар по власти. Можно дальше играть в игру – как вы допустили. Поэтому Турция не хочет, никакого взрыва не было, была зерновая пыль. Не надо так больше делать.


Владимир Ворсобин: Николай, а если зерновую сделку очень хотят получить Китай, страны БРИКС? Им выгодна зерновая сделка, и они давят на Москву, они говорят, мы вас поддерживали, вы, пожалуйста, уступите. Что делать в этой щекотливой ситуации Москве? С одной стороны, нам нужна помощь этих стран.


Николай Стариков: Владимир, объясните мне, пожалуйста. Почему для стран БРИКС, с вашей точки зрения, зерно, которое выросло на территории Украины значительно милее, чем зерно, которое выросло на территории, которая называлась, называется, и будет называться территорией России? Ведь смысл зерновой сделки — это вывоз украинского зерна. Китай говорит, нам нужно зерно. Ну так, пожалуйста, мы вам привезем.


Владимир Ворсобин: Ну, китайские банки не хотят связываться с российскими банками. Видимо, есть разница. Хотя американские власти говорят, мы не будем блокировать зерновые сделки, пожалуйста. Почему-то не идет, Николай?


Николай Стариков: Вы хотите сказать, что за юани китайские банки не захотят покупать зерно в России?


Владимир Ворсобин: Хоть что-то покупать в России опасненько.


Николай Стариков: Спекуляции на зерне вызваны не тем, что украинское зерно очень кому-то нужно, чтобы оно было обязательно украинское, а чтобы обеспечить транзит грузов на Украину и из Украины и это в основном военные грузы, а зерно всего лишь предлог. Владимир, идут переговоры. Каждую ночь калибры, кинжалы, герани прилетают в портовые сооружения пока еще функционирующих портов Украины. В каком они состоянии будут через месяц?


Владимир Ворсобин: В плачевном, наверное, состоянии. Они могут таким же образом торпедировать объекты России и при этом они угрожают еще российским судам. То есть это будет эскалация. Кто выиграет, кто проиграет еще неизвестно.


Николай Стариков: Дорогие друзья, вы даже не поняли, как красиво Владимир вышел на нашу последнюю обозначенную тему. Именно поэтому киевский режим, а на самом деле англичане, американцы стараются нанести удар по российской черноморской торговле беспилотниками. Потому что они понимают, что через очень короткий промежуток времени портовые сооружения Украины придут в полную негодность. Так вот беспилотники - наша пятая тема. Россия сейчас очень хороших успехов достигла в производстве беспилотников, президент сформулировал задачу на увеличения. Вот чего мы пока не увидели, надеюсь, что это у нас есть, морские беспилотники. Пока что нам только англичане демонстрируют, как это в упаковке Украины может применяться. Думаю, что нам такие беспилотники очень и очень нужны и не против флота Украины, которого не существует, а для тех, кто атаковал беспилотниками наши суда. Мне кажется, так нам всем будет спокойней.


Владимир Ворсобин: Да, Николай, я надеюсь, что когда-нибудь нам станет всем спокойнее, когда это уже прекратится. Николай Стариков и Владимир Ворсобин. Через неделю мы снова обсудим те новости, которые нам покажутся интересными, оставайтесь с нами. До свидания.


Николай Стариков: До свидания, дорогие друзья.


Проект реализуется при поддержке Президентского Фонда культурных инициатив.


#Фондкультурныхинициатив


#Грантдлякреативныхкоманд