Забвению не подлежит

13.05.2020

О подвигах железнодорожников во время Сталинградской битвы можно и нужно вспоминать снова и снова. Если бы им тогда не удалось обеспечить бесперебойную работу главной транспортной артерии, окружение армии Паулюса превратилось бы в неразрешимую задачу

200 дней и ночей продолжалось противостояние на Волге. На стальных магистралях одним из самых ярких героев тех дней был почётный железнодорожник, подполковник Красной армии Андрей Михайлович Авдохин (1901–1988).

Забвению не подлежит

Родился он в Тверской области, в деревне Малое Кобяково. Настоящий крестьянин, как писали в анкетах, сын батрака. В 1918 году мальчишкой вместе с отцом он работал в земельной комиссии по разделу помещичьих земель среди бедняков. В 1920-м поступил в Красную армию. Успел поучаствовать в сражениях Гражданской войны. А потом начались для него годы учёбы. Авдохин окончил первую Воронежскую школу военно-железнодорожных техников, затем Военно-транспортную академию. Некоторое время преподавал. Но в 1939-м пришёл служить в железнодорожные войска. Начал он войну на Северо-Западном фронте, обеспечивал защиту Ленинграда. Во время военных действий его часть показала себя одной из самых дисциплинированных. В те дни им почти постоянно доводилось отступать. Однако железнодорожники никогда не позволяли себе бежать, бросая транспорт и инструменты…

В историю Великой Отечественной подполковник Авдохин вошёл прежде всего как легендарный командир 18-го батальона механизации 15-й железнодорожной бригады, действовавшего под Сталинградом в самые напряжённые недели и месяцы битвы. Сталинградские перегоны обессмертили славу бойцов этого несгибаемого батальона. Авдохин, конечно, не только отдавал команды и отчитывался перед вышестоящими. Он создавал боеспособную часть – и воспитывал её ежедневно. Не бросал в дело непроверенных, неумелых. Берёг людей – и потому не жалел времени на их подготовку. Соратникам он запомнился не только командиром, но и наставником. Даже несмотря на суровое время, Андрей Михайлович редко повышал голос. Его понимали и с полуслова.

Их работа в те дни – техническое прикрытие участка Урбах – Джаныбек. Приходилось восстанавливать мосты, а сроки ставились в три раза более жёсткие, чем в мирное время. Ремонт составов во время Сталинградской битвы тоже был в первую очередь скоростным делом. Требовалось выигрывать время. И Авдохин разработал собственный метод быстрого ремонта рельсовых путей. По грунтовой дороге, параллельно эшелонам, на автомобилях ехали летучие восстановительные команды. Им удавалось быстро чинить разрушенные участки полотна – и эшелоны продолжали движение к месту назначения. Вскоре авдохинский метод стали применять по всей железной дороге. Когда не хватало автомобилей, использовали лошадей.

Наградные документы в те времена составлялись на скорую руку. Командирам было не до стилистических упражнений. Об Авдохине писали так: «Умелой организацией, личным примером воодушевлял личный состав части на быстрейшее восстановление разрушений и спасение ценного воинского груза». А бомбили их нещадно!

Октябрь 1942-го – самый тяжёлый месяц для сталинградцев! Гитлеровцы заняли почти весь центр разрушенного города. Дивизии героической 62-й армии держали оборону в нескольких заводских корпусах и на нескольких километрах берега Волги. Бойцы Чуйкова в те дни не по одному разу в сутки ходили в рукопашный, сражаясь за каждый клочок земли. Даже штаб коман­дарма находился в двух шагах от боя. Но Ставка уже готовила окружение вражеской группировки. И как же важны оказались и для оборонительных, и для наступательных операций машины, продукты, резервы, которые доставлялись по стальным магистралям.

Февраль 1943 года стал для авдохинцев, как и для всех жителей города-героя, праздничным. Весть о капитуляции Паулюса окрыляла. Миллионы людей и на фронте, и в тылу ощутили, что после Сталинграда война пошла по-новому. Гитлеровцы больше не чувствовали себя хозяевами положения. Это называлось просто и ясно – перелом в войне.

Тут-то командование снова вспомнило о методе Авдохина, который позволял значительно эффективнее работать путевым ремонтникам, сохраняя для армии сотни вагонов и немало человеческих жизней.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 ноября 1943 года «за особые заслуги в обеспечении перевозок для фронта и народного хозяйства и выдающиеся достижения в восстановлении железнодорожного хозяйства в трудных условиях военного времени» подполковнику Авдохину Андрею Михайловичу присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и медали «Серп и Молот». Эту высокую награду Родины он никогда не снимал с кителя. А после отставки – со штатского костюма.

Второй орден Ленина он получит вскоре после Победы. Это тоже во многом – запоздалая память Сталинграда. Хотя во фронтовой биографии Авдохина было немало боевых направлений и перегонов… Войну он окончил полковником, командиром 21-го путевого батальона.

Когда остались позади сражения Великой Отечественной, он во главе полка воинов-железнодорожников руководил восстановлением мостов, строил новые магистрали в Сибири. Потом преподавал в Новосибирском институте инженеров железнодорожного транспорта. В 1952 году, после увольнения в запас, переехал в Ленинград. Снова передавал свой опыт студентам и курсантам.

В последние годы жизни Андрей Михайлович тяжко болел. Сказывались фронтовые раны. И страдал он не только физически. Сердце болело за страну, за дело, которому он служил. Во второй половине 1980-х к прошлому стали относиться пренебрежительно. Великие старики, фронтовики, чувствовали эту обиду острее. Авдохин много занимался военно-патриотическим воспитанием школьников. Те всегда слушали его открыв рты. Но он видел, что в стране открыто ведётся и контрпропаганда, умаляется роль его Родины в Великой Победе. Подполковник в отставке с такими тенденциями не смирялся. Отстаивал свою правду до последнего часа. В первую очередь – правду о Великой Отечественной, в которой он проявил себя героем и профессионалом высочайшей пробы.

Только в последние годы память о войне в нашей стране заслуженно стала ключевой и для людей, и для государства. Великая проверка на прочность и для людей, и для машин, для характеров и для душ. И такие командиры, как Андрей Михайлович Авдохин, не подлежат забвению.

Он – из бессмертного полка наших фронтовиков-железнодорожников. Тут – как в известных стихах: «Это нужно – не мёртвым! Это надо – живым!»

ЦИФРЫ И ФАКТЫ

Не оглядываясь на трудности, авдохинская часть спасла более 300 вагонов с грузами для армии, 50 платформ с боевыми машинами и 21 паровоз – и это только за октябрь 1942 года. За эти подвиги железнодорожного комбата удостоили ордена Красной Звезды. Кстати, до разгрома гитлеровцев под Сталинградом награждали железнодорожников нечасто. Но за полгода до этого Авдохин уже был награждён орденом «Знак Почёта».

Обложка: 23.09.1942 Бой в районе завода «Красный Октябрь». Эммануил Евзерихин / РИА Новости

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

Понравился материал? Поделитесь им в соц.сетях!

Подпишитесь на рассылку

Один раз в день Вам на почту будут приходить материалы Николая Старикова, достойные внимания. Можно отписаться в любой момент.

Отправляя форму, Вы даёте согласие на обработку и хранениe персональных данных (адреса электронной почты) в полном соответствии с №152-ФЗ «О персональных данных».

Новые видео

ЛЕТОПИСЬ ГЕРОЕВ ОТЕЧЕСТВА

Курс Благополучия

Комментарии

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: