Зачем британцы разбомбили Кенигсберг?

31.08.2020
Источник: newkaliningrad.ru @ Станислав Пахотин

В ночь на 27 и на 30 августа 1944 года, британские ВВС совершили налет на Кенигсберг, в результате которого погибло более 6000 мирных жителей и был уничтожен исторический центр города. До сих пор эти налеты вызывают множество споров у историков, экспертов, справедливо задающих вопросы о целесообразности ковровых бомбардировок о. Кнайпхоф, районов Хинтертрагхайм и Росгартен. Свою версию ответов на них во время лекции в арт-пространстве «Ворота» представил председатель общества «Друзья Канта и Кенисгберга» Герфрид Хорст.

Вопросы без ответов

В ночь с 26 на 27 августа и с 29 на 30 августа 1944 года, Королевская авиация Великобритании совершила бомбовые налеты на Кенигсберг. Есть бомбардировки в период Второй Мировой войны, которые известны всему миру, такие как бомбардировка Сталинграда, Дрездена. Бомбовые налеты на Кенигсберг наоборот остаются малоизвестными для широкой общественности. Если задать вопрос о том, почему Королевские ВВС бомбардировали Кенигсберг, то ответ на него не затруднит. Вторая Мировая война была развязана Германией. Британия воевала против Германии, во главе которой находились национал-социалисты, и была союзником Советского Союза, США и других стран. Нет ни капли сомнений в том, что борьба шла против человеконенавистнической идеологии. Исходя из этого мы можем ответить на вопрос «Почему?». Потому что это был немецкий город, потому что Германия находилась под властью нацистов и Британия воевала против нацистов.

Но почему британские ВВС бомбили только исторический центр Кенигсберга, а не вокзалы, казармы, портовые сооружения и другие военные объекты? Почему налеты проводились в тот момент, когда Красная армия уже находилась на подступах к границам Восточной Пруссии?

480 тонн авиабомб

Обратимся к известным фактам. Мишенью первого налета бомбардировщиков на Кенигсберг в ночь с 26 на 27 августа стали северо-восточные части города, Хинтертрагхайм и Росгартен. В операции участвовали 174 четырехмоторных «Ланкастера» 5-го полка авиаэскадры Bomber Command королевских ВВС под командованием майора Джона Вудроффа. Было сброшено около 480 тонн боеприпасов, из них треть — осколочные бомбы, две трети — зажигательные. Верховный главнокомандующий Bomber Command сэр Артур Гаррис считал подобное соотношение необходимым, чтобы устроить в городе настоящий огненный смерч и таким образом уничтожить максимальное число жителей. Чаще его именуют Бомбер Гаррис (Bomber Harris), но пилоты прозвали его иначе: Мясник Гаррис (Butcher Harris), — возможно потому, что они осознавали, какие последствия влекли его приказы. Во время первой бомбардировки погибло около тысячи кенигсбержцев. Второй налет, в котором участвовали 175 «Ланкастеров» и было сброшено 480 тонн боеприпасов, состоялся в ночь с 29 на 30 августа и привел к разрушению всей центральной части Кенигсберга, то есть районов исторической застройки. Это Альтштадт, Кнайпхоф и Лебенихт, Королевский замок, Кафедральный собор с его Валленродтской библиотекой и множеством культурных ценностей, старые складские кварталы Ластадие, прекрасные кенигсбергские церкви эпохи барокко, старый университет, его новое здание на Парадеплатц, оперный театр, знаменитый книжный магазин «Грэфе унд Унцер», городской исторический музей, в котором хранилось много экспонатов, связанных с Кантом (они были размещены в четырех залах), государственная библиотека с ценнейшими первыми изданиями. Все это было уничтожено. Во время налета погибло около пяти тысяч человек, точное число погибших так и не было установлено.

Кенигсберг — лишь один из 131 немецкого города, которые были уничтожены британской авиацией подобным образом в период с марта 1942-го по апрель 1945-го.

Типичный бомбовый налет королевских ВВС выглядел следующим образом. Сначала «бомбометатель-наводчик» обозначал область поражения в старом городе, в Альтштадте. В Германии эти кварталы обычно состояли из средневековых фахверковых домов, легко воспламенявшихся. Этот этап служил для уточнения участка бомбардировки, чтобы нанести максимальный ущерб. После сбрасывания световых маркеров (немцы называли их «рождественскими деревцами») начинался собственно налет. Далее в ход шли тяжелые авиационные мины (осколочно-фугасные бомбы), ударной волной которых срывало крыши, выбивало стекла и обрушивало брандмауэры. Затем в открытые сверху дома сбрасывались тысячи мелких зажигательных и фосфорных бомб, пламя охватывало деревянные перекрытия, двери, мебель, гардины, ковры, перила лестниц, а воздушная тяга превращала каждый очаг возгорания в огромный пожар. Наконец, с помощью фугасных и осколочных бомб, отчасти замедленного действия, на улицах в местах их падения возникали воронки, разрушались водопроводы, что создавало препятствия действиям пожарных и позволяло бесчисленным отдельным очагам беспрепятственно слиться в единый огненный смерч.

В 1961 году британские правительственные службы назвали разрушение Кенигсберга 29–30 августа 1944 года «блестящей атакой» (brilliant atac): «Из всего вылетевшего на задание соединения из 189 „Ланкастеров« не более 175 смогли нанести удары по цели. Но и это относительно небольшое количество бомбардировщиков произвело ужасные и опустошительные разрушения в Кенигсберге. 41% всех зданий и 20% промышленных объектов в городе получили серьезные видимые повреждения. Результаты фоторазведки позволяют предположить, что 134 000 человек остались без жилья, а квартиры остальных 61 000 были сильно повреждены».

Созданный в 2002 году к юбилею британских бомбардировочных авиационных соединений сайт называл налеты на Кенигсберг выдающимися операциями. «Из-за удаленности цели было возможно транспортировать только 480 тонн бомб, а вблизи избранных 4 единичных точек наводки был нанесен тяжелый ущерб. Успех был достигнут несмотря на то, что начало налета было задержано на 20 минут из-за сплошных низких облаков. Отряд бомбардировщиков терпеливо ждал, сжигая при этом ценное горючее, пока самолет наведения не нашел просвет в облаках, и командир авиационной эскадры Джон Вудроф не отдал приказ о начале налета». Сколько человеческих жертв принесли эти бомбы в официальных британских отчетах не сообщается.

Зачем британцы разбомбили Кенигсберг?

Михаэль Вик, ставший очевидцем обоих налетов, писал об этом в книге «Закат Кенигсберга — свидетельство немецкого еврея»: «Два налета… раз и навсегда уничтожили то, что старательно создавалось и накапливалось веками. Океан пламени обратил в руины несравненно прекрасный, прославленный, древний город». О налете 29–30 августа: «В этот раз весь центр города — от Северного вокзала до Главного — бомбардировщики планомерно и добросовестно усеивали канистрами с напалмом, впервые примененными именно здесь, и разрывными и зажигательными бомбами различной конструкции. В результате весь центр вспыхнул почти разом. Резкое повышение температуры и мгновенное возникновение сильнейшего пожара не оставили гражданскому населению, жившему в узких улочках, никаких шансов на спасение. Люди сгорали и у домов, и в подвалах… Всякий знает о бомбардировке Дрездена, ее часто описывали со всеми ужасающими подробностями. То же случилось с Кенигсбергом шестью месяцами раньше. Около трех суток в город было невозможно войти. И по прекращении пожаров земля и камень оставались раскаленными и остывали медленно. Черные руины с пустыми оконными проемами походили на черепа. Похоронные команды собирали обугленные тела тех, кто погиб на улице, и скрючившиеся тела тех, кто задохнулся от дыма в подвале. Погибли многие тысячи, и у каждого была своя судьба. Как выяснилось позже, были тут и евреи, жившие в смешанных браках. Кто способен рассказать о последних минутах жизни несчастных? Руководству англоамериканских войск следовало бы знать, что от подобных налетов страдали гражданские лица, женщины и дети, а ход военных действий едва ли менялся. Эти акты мести не были ни героическими, ни разумными и свидетельствовали об аморальном складе мышления, подобном нацистскому. Этим способом гитлеровскую военную машину было не остановить — наоборот, такие действия вели к ожесточенному и отчаянному сопротивлению».

Посмотрим на виды прекрасного старинного города, а потом на фотографии после британской бомбардировки 29–30 августа 1944 года. А теперь взглянем на довоенную карту Кенигсберга и сравним ее с планом попадания бомб, составленным на основе данных фоторазведки, которые 5-й полк эскадры бомбардировщиков королевских ВВС представил после налета. Британцы всегда фотографировали города, которые хотели разрушить, до бомбардировки, чтобы определить цели, и после нее, чтобы проанализировать попадания. Так они улучшали свои знания и приобретали опыт. Оценка фотографий, выполненных после налета на Кенигсберг 29–30 августа 1944 года, позволяет точно установить, что бомбардировке подвергся только центр Кенигсберга, то есть ареал между Главным (Южным) и Северным вокзалами, причем сами вокзальные комплексы, перроны и рельсы остались нетронутыми.

С молчаливого согласия Стокгольма

Рассмотрим, каким образом британским бомбардировщикам удалось преодолеть значительное расстояние от Англии до Кенигсберга — около 1500 километров в одну сторону. Туда и обратно они летели над территорией Швеции, которая сохраняла нейтралитет. В шведской ежедневной газете «Свенска Дагбладет» в среду, 30 августа 1944 года, появилась публикация об этом:

«Самый большой перелет из всех предыдущих: около 10 самолетов потерпели крушение над Сконе (провинция в Швеции — прим. Герфрида Хорста). Задействованы кареты „скорой помощи« и пожарные. Самый большой перелет с начала войны, происходивший над шведской территорией, прошел почти над всей Южной Швецией в ночь на среду, когда около тысячи самолетов на протяжении долгого времени пересекали эту область. Заход был с запада между Хальмстадом и Фальстербо, маршрут пролегал за Карлскруну. Примерно десять самолетов совершили вынужденную посадку или потерпели крушение… Около двух часов утра в среду наблюдался заход авиаэскадры и перелет в противоположном направлении».

«Свенска Дагбладет» отметила впечатление, которое произвели британские бомбардировщики, пролетевшие над Швецией: «Вначале это было похоже на слабый отдаленный грохот, который все приближался и приближался, наполняя воздух мощным ревом, который не прекращался и не исчезал. Как будто кипение наполнило все вокруг. Воздух содрогался, дребезжали оконные стекла в домах. Повсюду люди выбегали на улицу и вглядывались в небо. Рев был таким сильным, будто самолеты летели низко, и не было в этом грохоте ни единой паузы».

На следующий день, 31 августа в той же газете писали: «Шведские силы ПВО вступили в действие и, как сообщает Верховное командование вооруженных сил, некоторые самолеты перед падением были поражены шведской ПВО». Иными словами, в соответствии с нормами международного права Швеция вела стрельбу по британским самолетам, нарушившим границы ее нейтрального пространства. Затем шведский МИД потребовал от посольства в Лондоне передать в британское правительство ноту протеста. В Стокгольме негодовали, что британские бомбардировщики пролетели над территорией страны. Но не возражали против разрушения старинного Кенигсберга, когда погибли около шести тысяч его жителей. Таким образом шведский нейтралитет был сохранен.

По двойным стандартам

В своем труде «К вечному миру» Иммануил Кант писал: «Ни одно государство во время войны с другим не должно позволять такую враждебность, которая сделала бы невозможным взаимное доверие в будущем состоянии мира. Ведь и во время войны должно оставаться хоть какое-то доверие к образу мысли врага, потому что иначе нельзя заключить мир. И враждебные действия превратятся в истребительную войну». Эти идеи Канта наши отражение в Гаагской конвенции 1899 года о законах и обычаях ведения сухопутной войны, которая была заключена во время мирной международной конференции при участии российского императора Николая II. Это конвенция была подписана 49 государствами. Смысл ее заключался в том, чтобы служить делу человеколюбия и сократить негативные воздействия войны. Согласно документу, четко разграничивается военное и гражданское население, их жизнь, собственность.

Перед началом Второй Мировой войны было ясно, что воздушные налеты на гражданское население и невоенные цели — вне закона. 21 июня 1938 года британский премьер-министр Артур Чемберлен заявил, что в будущей войне всеми ее участниками должны соблюдаться 3 принципа:

1. Преднамеренное нападение и бомбардировка мирного населения противоречат международному праву.

2. Воздушные налеты должны быть направлены только на военные цели, поддающиеся верификации.

3. При нападении на военные цели необходимо обращать пристальное внимание, чтобы по ошибке не подвергать бомбардировке живущее поблизости мирное население.

30 сентября того же года Ассамблея Лиги Наций единогласно приняла постановление, в котором эти принципы были зафиксированы. Но если эти положения о сохранении жизни мирного населения звучат так однозначно, то как стало возможно, что британские ВВС с марта 1942 по февраль 1945 года разрушили многие немецкие города и уничтожили по крайней мере 600 тысяч жителей? Ответ такой: британское правительство говорило одно, а делало другое.

14 февраля 1942 года министерство британских ВВС направило директиву о ковровой бомбардировке немецких городов. «Впредь ваша деятельность должна быть направлена на подрыв морального духа гражданского населения противника, особенно у рабочих промышленных предприятий». Начальник британских ВВС Чарльз Портер заявил: «Каждому пилоту должно быть ясно, что целью бомбардировок должны быть жилые районы а не верфи или скажем, авиационный завод».

Важнейшую роль в этой истории играет фигура профессора Фредерика Линдемана. 30 мая он представил Черчиллю план по уничтожению 58 немецких городов, в каждом из которых проживало не менее 100 тысяч человек. Согласно этому плану, 22 млн человек нужно было оставить без крова, 900 тысяч уничтожить и миллиону причинить физические увечья. «Мясник» Харис был назначен на должность командира Bomber Command 23 февраля 1943 года. И он решил взять на себя исполнение этого плана по убийству мирного гражданского населения. С того момента все налеты на мирное население представлялись как атаки на районы, имеющие важное военное значение, а уничтожение жилых кварталов и мирного населения — это всего лишь побочный эффект.

Отметим, что в Великобритании были люди, протестовавшие против авиаударов на немецкие города, против гибели гражданского населения. Они направляли петиции, писали обращения в газеты, но их голос не был услышан.

Теперь зададимся вопросом: что же побудило англичан принять участие в разрушении Кенигсберга? Ведь он должен был отойти под влияние русских (в июле 1943 года на конференции в Тегеране Рузвельт и Черчилль согласились на предложение Иосифа Сталина о передаче Кенигсберга СССР). Почему британские ВВС так себя повели, когда был открыт второй фронт, когда американские войска высадились в районе Франции?

В свое время такой вопрос поставил польский писатель Анджей Менцвель в своей книге «Калининград монамур». «Кенигсберг был разрушен трижды. Город, который был тогда, до — его больше нет. Первый раз это были ковровые бомбардировки британских самолетов, которые накрыли город, а не индустриальный центр, не порт. Это было террористическим абсурдом, дорогостоящей антирусской атакой».

На мой взгляд, разрушение Кенигсберга было демонстрацией силы и мощи, и направлена она была в сторону Советского Союза. Британское правительство хотело показать, что Королевские ВВС могут полностью разгромить город, попадающий в сферу интересов СССР. Министр транспорта Великобритании в 1942 году неосторожно заявил: «Британским войскам необходимо было выждать, пока силы немцев и русских не будут совершенно исчерпаны». Это заявление было сделано им в марте 1942 года, в то время, когда Великобритания была союзником СССР в войне против Германии. Вскоре после этого заявления он был вынужден уйти в отставку. Это заявление отражает стратегию бомбовой войны, а также отношение к Советскому Союзу.

Напомню, что с июля 1942 года Сталин обращался к союзникам с просьбой открыть Второй фронт, чтобы облегчить советским солдатам задачу на Восточном фронте. Черчилль постоянно этому противился. В свою очередь указывал Сталину, что британские ВВС могут разбомбить немецкие города. На одной из конференций Черчилль уговаривал Рузвельта не соглашаться на пожелание/просьбу Сталина о втором фронте. Вместо этого он предложил усиление бомбардировок.

Примечательно, что некоторые стратегически важные объекты оставались нетронутыми и после разрушительных бомбардировок. Например, никто не трогал ряд военных объектов. Это же касалось и нефтеперерабатывающих мощностей, НПЗ. Это было сделано сознательно для того, чтобы европейские танки всегда могли иметь горючее и имели возможность не пустить советские танки на территорию Восточной Пруссии. То есть уже тогда «союзники» хотели ограничить влияние коммунистической идеологии на страны Западной Европы.

В свое время разведчик Павел Судоплатов писал: «Британская военная разведка сообщает нам дозированную информацию, в тоже время они хотят, чтобы мы сорвали немецкое наступление. Из этого мы сделали вывод, что они заинтересованы не столько в нашей победе, сколько к действиям, которые привели бы к истощению сил обеих сторон». Этот же принцип был реализован и при бомбардировке Дрездена с 12 по 14 февраля. Эти налеты должны были показать Советскому Союзу, что западные союзники не остановятся ни перед чем, чтобы достичь своих целей. Это следует из текста приказа о бомбардировке Дрездена: «Налетом предусматривается поразить врага там, где это окажется для него наиболее чувствительным. Необходимо сделать город непригодным для жизни, не нужно ждать, пока русские зайдут на его территорию».

Дух места

В конце августа 1944 года исторический центр Кенигсберга был разрушен. В апреле, после боев 6-9 числа, город перешел под контроль советских войск, в 1946 году регион начали заселять, в 1947 — 1948 произошла эвакуация оставшегося немецкого населения. Началось восстановление города.

Что же осталось на память о Канте? Дух места. Его могила у Кафедрального собора. Осталась философия Канта. Самый восточный город Германии стал самым западным городом России. Но он навсегда остается родиной Иммануила Канта. Кант объединяет немцев, россиян, литовцев, поляков, — людей любых национальностей. Их представители соберутся на празднование 300-летия со дня рождения Канта в 2024 году. Они соберутся, чтобы почтить память Канта и претворить в жизнь его философские принципы, изложенные в книге «К вечному миру».

Текст — Станислав Пахотин, фото — Станислав Пахотин, Виталий Невар, «Новый Калининград»


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

Понравился материал? Поделитесь им в соц.сетях!

Подпишитесь на рассылку

Один раз в день Вам на почту будут приходить материалы Николая Старикова, достойные внимания. Можно отписаться в любой момент.

Отправляя форму, Вы даёте согласие на обработку и хранениe персональных данных (адреса электронной почты) в полном соответствии с №152-ФЗ «О персональных данных».

Новые видео

Комментарии

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: