Загадки немецкого наступления в Арденнах: о чем не пишут в учебниках истории

19.11.2021

Загадки немецкого наступления в Арденнах: о чем не пишут в учебниках истории

Источник: zen.yandex.ru

Традиционное представление об этом сражении таково: немцы собрали последние силы, что были у них на Западном фронте, и в декабре 1944 года изо всех этих сил ударили по англо-американским войскам в Арденнах, воспользовавшись нелетной погодой, не позволившей тем ударить своей главной силой — авиацией. И неплохо таки продвинулись — вот только затем погода улучшилась, и союзники таки разгромили наступающие немецкие части (у которых к тому же закончилось горючее) авиацией. После чего на Западном фронте Второй Мировой войны немцам воевать стало нечем, и англо-американцы устремились вперед без всяких проблем…

Знакомая по всем учебникам схема?.. Разумеется. Вот только, если вчитаться в документы, не совсем правдивая. И да, начнем с вопроса: зачем это наступление немцам вообще понадобилось?.. Неужели они надеялись таки разгромить союзников и выбросить их с континента, уступая им и в живой силе, и в технике, и в авиации, и к тому же практически не имея топлива?..

Объяснения типа «Гитлер — просто мaньяк и поступал и командовал импульсивно, а не логически» — объяснения неверные: мaньяк-то мaньяком, но умный мaньяк он был, к сожалению. В противном случае Красная армия штурмовала бы Берлин не в 1945м, а самое позднее в 1943м… И задачи он ставил не то чтобы всегда исполнимые, но во всяком случае, как правило, логичные. И Арденнское наступление было вовсе не ударом ради удара.

Попытаться заставить западных союзников воспринимать Германию как равного партнёра – вот какую задачу на самом деле ставил Гитлер перед Арденнским наступлением. Он так это объяснил генералу Мантейфелю: «Наивно надеяться на успех переговоров в момент тяжёлых военных поражений… Западные державы будут более склонны к миру по соглашению, если удастся нанести им военное поражение».

«Черчилль ненавидит большевизм почти так же, как я сам, и это военное поражение дало бы премьер-министру повод вступить с Германией в переговоры», – объяснил Гитлер ранее своему военному окружению – Кейтелю, Йодлю и Гудериану.

Опыт подобных «джентльменских соглашений» с англичанами у немцев был: в Эгейском и Средиземном морях они покинули осенью 1944 года несколько стратегически важных греческих островов, отдав их англичанам, за что те позволили гитлеровцам эвакуироваться спокойно и без потерь. С Крита, оставив там всего одну дивизию в западной части острова, немцы свободно вывезли 50 тысяч войск, с Родоса – 17 тысяч. После завершения войны эта «пленённая» немецкая дивизия вместе с англичанами и по их просьбе «зачистила» Крит от партизан…

И фюрер, надо признать, несмотря на то что для этих наступлений были использованы последние резервы и с военной точки зрения это был блеф, поставленную политическую задачу во многом решил. С этого времени немцы и западные союзники действовали фактически заодно… против русских, чтобы держать Красную армию как можно дальше на востоке и посильнее обескровить в боях. А также, похоже, договорились о судьбе послевоенной Германии. Вернее, той её части, которая отходила американцам, англичанам и французам. И ещё о том, чтобы пустить американцев в советскую зону оккупации – Тюрингию и Западную Чехию – раньше русских. Чтобы те успели забрать оттуда всё, что им нужно (ядерное и ракетное оружие, материалы, технологии и специалистов). Сохранение в Германии нацистского режима в чистом виде («меморандум Риббентропа») у фюрера выторговать не получилось. Но личную безопасность себе и части своего окружения (то, что это у него не получилось — заслуга исключительно Красной армии), а также карьеру не сильно скомпрометировавшим себя нацистам второго ряда, которые стали чиновниками в западных зонах оккупации после войны (вот это получилось вполне), обеспечить удалось…

Видимо, уже зная, что западные союзники расшифровали немецкие коды и читают все приказы даже раньше, чем их расшифровывают в его войсках, Гитлер и верховное немецкое командование подготовили Арденнское наступление в строжайшей тайне – по телефонам и с помощью курьеров. Удар наносился по спокойной части фронта, где американцы и англичане не ожидали от немцев никаких наступательных действий и куда отправляли на отдых свои потрёпанные в боях войска.

Загадки немецкого наступления в Арденнах: о чем не пишут в учебниках истории

Совещание немецких офицеров перед боем

Непосредственно немецкий удар пришёлся по двум американским дивизиям, одна из которых не имела боевого опыта, а другая была обecкровлена в жесточайших боях в Хюртгенском лесу. На них обрушились армады немецких танков, впереди которых в трофейных джипах, в американской форме и при американском оружии (150-я танковая бригада) двигались англоговорящие диверсанты Отто Скорцени, захватывавшие мосты, громившие штабы и убивавшие офицеров высоких чинов. В последний раз за годы войны в Арденнах был сброшен немецкий десант. Из-за нелётной погоды высадка прошла неудачно. Но американцы этого не знали, думая, что у них в тылу действует дивизия немецких парашютистов, и поэтому страшно занервничали.

Их ощущения описал находившийся тогда в Арденнах в американских войсках журналист Ральф Ингерсолл, которого поразила «внезапность, быстрота, огневая мощь и высокое моральное состояние» противника, которого, как думали американцы, рассчитывавшие закончить войну к Рождеству, они уже разбили.

«Глядя на карту утром 17 декабря, – писал военный корреспондент, – казалось невозможным остановить их, – они прорвали нашу линию обороны на фронте в пятьдесят миль и хлынули в этот прорыв, как вода во взорванную плотину. А от них по всем дорогам, ведущим на запад, бежали сломя голову американцы… »

Загадки немецкого наступления в Арденнах: о чем не пишут в учебниках истории

Перед немецкими войсками была поставлена задача – форсировать реку Маас, захватить Антверпен, важнейшую базу снабжения союзников. Разрезать фронт на две части, вбив клин между американцами и британцами. Прижать последних к Северному морю, уничтожив или пленив. А затем, выведя из строя половину из противостоящих немцам на Западном фронте 61 дивизии, вынудить союзников, особенно англичан, договариваться о сепаратном мире.

Однако в Арденнах из-за сложных погодных условий, труднопроходимой местности, плохого состояния дорог, проблем снабжения и снижения качества войск к концу войны у немцев не всё пошло гладко. После блестящего начала операция «Вахта на Рейне» немного забуксовала. Отчасти потому, что не все американские солдаты, военные памятники которым автор этих строк видел совсем недавно в арденнских городах, пустились в бега. Пять дней немцы не могли взять бельгийский город Сен-Вит. Им вообще не покорился Бастонь – крупный транспортный узел, где мужественно оборонялась американская элитная 101-я воздушно-десантная дивизия. Немцы не смогли захватить огромные склады топлива в Льеже и Намюре, не дойдя шести километров до реки Маас, хотя продвинулись вперёд на 90 километров.

В конце декабря американцы и британцы, стянув к Арденнам все наличные силы, начали понемногу контратаковать, деблокировали окружённую немцами Бастонь. Улучшилась погода, и в небе появилась в огромном количестве союзная авиация, от которой стало доставаться на земле немецким войскам. Стало казаться, что к этому моменту – к 25 декабря – наступление немцев провалилось. Именно так считает большинство историков — и именно так написано во многих учебниках истории…

Однако в этих учебниках не пишут обычно, что на самом деле немцы накапливали боеприпасы, топливо и готовились к новой атаке, её второму этапу. У них было для этого достаточно свежих войск, например, две танковые армии с тяжёлыми танками, которые мало участвовали в предыдущих боях.

Тут-то западным союзникам немцы и приготовили новые сюрпризы. Утром 1 января 1945 года около тысячи самолётов, в том числе реактивные истребители Me.262, нанесли внезапный удар по союзным аэродромам во Франции, Бельгии и Нидерландах. В течение нескольких часов было уничтожено свыше 300 и повреждено почти 200 самолётов союзников, а аэродромы выведены из строя.

Загадки немецкого наступления в Арденнах: о чем не пишут в учебниках истории

Для союзного командования это было полной неожиданностью: никто не думал, что немцы могут собрать столько самолётов. И сколько у них есть ещё? Уже Арденны показали, что лёгкой прогулки не получится, а тут такое. С военной точки зрения для гитлеровцев это была… провальная операция. Потому что промышленность союзников быстро компенсирует потерянное, в то время как немцам, лишившимся почти 300 самолётов и свыше 200 опытных летчиков, это было сделать куда сложнее. Однако в качестве блефа эта массированная атака прекрасно сработала.

В тот же день немцы начали наступление в Эльзасе, создав угрозу для Страсбурга, который Верховный главнокомандующий союзными силами в Европе генерал армии США Дуайт Эйзенхауэр планировал сдать, на почве чего разругался с Де Голлем…

Американцы заметались между Эльзасом и Арденнами, где ситуация для них оставалась тяжёлой. Командующий 3-й американской армией – известный своим мужеством и решительностью генерал Джордж Паттон, уличив 17-ю воздушно-десантную дивизию в позорном бегстве, написал в своём дневнике в Бастоне 4 января 1945 года:

Мы всё ещё имеем шанс проиграть эту войну…

На следующий день Черчилль телеграфировал Сталину: «Я только что вернулся, посетив по отдельности штаб генерала Эйзенхауэра и штаб фельдмаршала Монтгомери. Битва в Бельгии носит весьма тяжёлый характер…»

6 января 1945 года британский премьер снова довёл до сведения Сталина: «На Западе идут очень тяжёлые бои…»

7 января генерал армии Эйзенхауэр честно писал в оперативном донесении своему военному министру: «…Немцы предпринимают максимальное и решительное усилие с целью достижения победы на западе в возможно кратчайший срок. Битва в Арденнах является, по моему мнению, только эпизодом, и мы должны ожидать, что противник нанесёт удары в других районах».

Загадки немецкого наступления в Арденнах: о чем не пишут в учебниках истории

Американские солдаты, взятые в плен во время Арденнского наступления

Однако уже 9 января настроение союзников отчего-то резко изменилось. Явно расслабленный и чем-то очень довольный Черчилль пишет Сталину: «Битва на Западе идёт не так уж плохо».

Что же такое произошло между 7 и 9 января 1945 года? А вот что. 8 января 1945 года Гитлер срочно вызвал к телефону командующего Западным фронтом генерал-фельдмаршала Рундштедта и приказал немедленно начать отвод войск на исходные позиции. Это касалось и готовившихся к возобновлению наступления 5-й и 6-й танковых армий гитлеровцев. Обычно фюрер требовал наступать или прочно удерживать позиции.

«В течение одного часа, – писал американский историк Джон Толанд, – танковые соединения немцев повернулись на 180 градусов и стали поспешно, так быстро, как могли, отступать на восток». В советской историографии этот приказ связывают с тем, что немцы узнали о финальной стадии подготовки Висло-Одерской операции, которая началась 12 января 1945 года, и решили заблаговременно принять меры. Однако это не так: немецкие танки отправились не в Польшу, а в Венгрию. Да, немецкая разведка заблаговременно вскрыла планы подготовки советского наступления в Польше, но оно… не интересовало нацистскую верхушку. Лишь 16 января, удостоверившись, что сепаратный сговор с западными державами о перемирии на Западном фронте действует, Гитлер покинул свой бункер под Бад-Наухаймом (Гессен) «Адлерхорст» и отправился в Берлин.

Так прекратилось на самом деле Арденнское наступление. И, как видим, вовсе не потому, что американцам, англичанам и канадцам в его отражении сопутствовал успех, а потому что немцы до конца января, по свидетельству генерала Вестфаля, вывели с Западного фронта треть всех своих сил – восемь дивизий, 800 танков и штурмовых орудий, которые стали воевать против русских. В то время как активные действия на Западном фронте союзных войск начались только в марте. История повторилась. Такие предательства России со стороны «союзников» имели место в годы Первой мировой войны.

Как писал в своих воспоминаниях ближайший сподвижник фюрера рейхсминистр вооружений и боеприпасов Альберт Шпеер, «в феврале и марте 1945 года Гитлер неоднократно давал мне понять, что он различными путями уже вступил в контакты с противником».

В январе 1945 года начальник штаба Верховного командования вермахта генерал-фельдмаршал Вильгельм Кейтель от имени командующих трёх видов вооружённых сил (сухопутными силами командовал сам Гитлер) обратился с телеграммами (всего их было семь) к Эйзенхауэру и его заму Монтгомери с предложением заключить на Западном фронте перемирие на 100 дней, чтобы дать возможность немцам сосредоточить против Красной армии все наличные силы и нанести ей поражение на подступах к Германии. Из обмена телеграммами явствует, что Монтгомери согласился на это предложение при условии, что англо-американцам будет дана возможность без боёв овладеть всей территорией Франции, Бельгии, Голландии, Люксембурга и занять «линию безопасности» на западных границах Германии.

Немцы отвергли этот вариант, предложив новый: если им не удастся в течение срока перемирия добиться на востоке победы, то англо-американским войскам будет открыта дорога вглубь Германии и они смогут занять её восточную часть до подхода к ней Красной армии…

Когда в Москве узнали об этих контактах и забили тревогу, Эйзенхауэр быстро прекратил переписку, о чём Монтгомери сильно сожалел. Однако все последующие события показывают, что переговоры с немцами прекратились не благодаря окрику из Москвы, а потому, что стороны успели договориться. Наступления американцев и англичан в Германии весной 1945 года, после того как немцы были разгромлены Красной армией между Вислой и Одером и потерпели жестокое поражение в Венгрии, куда перебросили из Арденн свои танковые армии и где вообще держали большинство своих танков, были игрой в поддавки. С обеих сторон – имитацией. По-настоящему немцы сопротивлялись в это время только на востоке. Настоящая война на западе, как видно из переписки Черчилля со Сталиным, свидетельств американских военачальников и гитлеровского приказа Рунднштедту повернуть войска обратно, была прекращена 8 января 1945 года.

Поэтому мы и называем Арденнскую операцию блефом, который удался. По крайней мере отчасти. До Арденн война на Западном фронте была реальной, после – носила характер имитации. Поскольку немцы бросили все основные военные силы против Красной армии, чтобы не дать русским продвинуться дальше на запад.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

КОММЕНТАРИИ

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: