Закон «О профилактике семейно-бытового насилия» — волк в овечьей шкуре

20.11.2019

В последнее время снова поднялась информационная волна, развернутая антисемейным лобби о якобы масштабном насилии, происходящем в семье и вытекающем из этого необходимостью принятия специального закона.

Речь идет о законопроекте с названием «О профилактике семейно-бытового насилия». Этот законопроект под номером 1183390-6 был внесен ещё в 2016 году. В том же 2016 году его вернули на доработку, однако не по причине несогласия со смыслом законопроекта, а потому что не было получено заключение Правительства РФ по финансовой стороне законопроекта.

Скажу сразу: это уже 51-я попытка протащить подобные ювенальные нормы в российское законодательство. Причем «51-я попытка» — это не аллегория, а арифметика. Именно столько с разных сторон и в разной форме попыток и проектов было «предложено» и «разработано».

Все эти попытки мы сегодня рассматривать не будем. Предлагаю вкратце рассмотреть законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия» и выделить те его пункты, которые несут опасность для всех нас, несмотря на его «доброе» название.

При ознакомлении с законопроектом сразу настораживают использующиеся в нем понятия, указанные в статье 3:

«Психологическое насилие — умышленное унижение чести и (или) достоинства путем оскорбления или клеветы, высказывания угроз совершения семейно-бытового насилия по отношению к пострадавшему, его супругу или его родственникам, бывшим родственникам, свойственникам, знакомым, домашним животным, преследование, изъятие документов, удостоверяющих личность, принуждение посредством угроз либо шантажа к совершению преступлений и (или) правонарушений, аморальному поведению или действиям, представляющим опасность для жизни или здоровья пострадавшего, а также ведущим к нарушению психической или психологической целостности; умышленное уничтожение, повреждение или удержание имущества пострадавшего либо его родственников;

Сексуальное насилие — деяние, посягающее на половую неприкосновенность или половую свободу пострадавшего, в том числе принуждение к половым отношениям посредством силы, угроз или шантажа, а также любые иные действия сексуального характера по отношению к несовершеннолетним».

В этих двух понятиях уже сразу выражен смысл, ради которого и разработан законопроект «о семейно- бытовом насилии». Очевидно, что умышлено уничтожать, повреждать или удерживать чужое имущество, а также ограничивать половую свободу нельзя.

Но! Это не должно действовать в рамках семьи!

Ведь когда родители временно забирают у ребенка компьютер или смартфон, чтобы их чадо начало делать уроки, то по этому законопроекту родители становятся нарушителями. А если муж или жена против того, чтобы их вторая половина начала ходить «налево», то по этому законопроекту это тоже «насилие над половой свободой»!

Рассмотрим, что же предлагают авторы законопроекта для нарушителей. Это прописано в статье 17:

«Мерами индивидуальной профилактики семейно-бытового насилия являются: 1) профилактический учет; 2) профилактическая беседа; 3) специализированные психологические программы; 4) защитное предписание; 5) судебное защитное предписание».

Если с первыми тремя мерами все ясно и понятно, то, что такое защитное предписание и судебное защитное предписание сразу и не поймешь. Как это действует? Об этом говорится в статье 22 (приведем краткую выдержку из объемного текста этой статьи):

«В целях обеспечения безопасности пострадавшего либо иных лиц, указанных в статье 5 настоящего Федерального закона, сотрудником полиции …… незамедлительно выносится защитное предписание. Защитное предписание выносится при наличии данных, указывающих на совершение семейно-бытового насилия, либо попытки его совершения или угроз его совершения. (пункт 1 статьи 22)

Срок действия защитного предписания составляет один месяц с момента его вручения лицу, в отношении которого оно вынесено. (пункт 7 статьи 22)

Защитным предписанием на нарушителя возлагается обязанность пройти специализированную психологическую программу. (пункт 5 статьи 22)».

В пункте 4 статьи 22 Защитным предписанием нарушителю запрещается:

1) совершать семейно-бытовое насилие;

2) преследовать пострадавшего;

В статье 3 дано определение понятию преследование — неоднократные угрожающие действия, направленные на пострадавшего вопреки его воле, выражающееся в поиске пострадавшего,  ведении устных, телефонных переговоров, вступлении с пострадавшим в контакт через третьих лиц либо иными способами, посещении места работы, учебы пострадавшего, а также места его проживания, в том случае, если пострадавший находится не по месту совместного проживания с нарушителем, а также любые иные действия, направленные на пострадавшего, вызывающие у него страх за свою безопасность.

На время действия защитного предписания лицо, в отношении которого оно вынесено, ставится на профилактический учет органами внутренних дел и за ним осуществляется профилактический контроль. (пункт 10 статьи 22)

Таким образом, имея цель повлиять на своего ребенка или неверную половину, вы рискуете оказаться на профилактическом контроле у органов внутренних дел. А с учетом запрета на ведение даже устных переговоров с «пострадавшим» — скорее всего вам придется на некоторое время (в отдельных случаях законопроектом устанавливается срок до года) не приближаться к «пострадавшему». Это значит, что, скорее всего, «нарушитель» вынужден будет временно съехать с жилплощади, даже если это его собственность. Согласитесь, что такие меры дают возможности для различных манипуляций и злоупотреблений. И, что самое главное – начисто разрушат любую семью, если члены семьи будут проживать в разных местах.

Это мы ознакомились с вами с «защитным предписанием», которое выносят сотрудники полиции, которые сразу выступают в роли того, кто может, по сути, запретить собственнику проживать в его квартире. Без решения суда!

Теперь давайте посмотрим, что же такое «судебное защитное предписание». Оно по своей сути является тем же самым защитным предписанием, только вынесенным мировым судьей (статья 23). В этом случае, в отношении «нарушителя» уже будет действовать прямое судебное требование «обязать нарушителя покинуть место совместного проживания с пострадавшим на срок действия судебного защитного предписания, независимо от того, кто является собственником жилого помещения (подпункт 1 пункт 3 статьи 25.

Резюмируя все вышесказанное, мы видим очередную попытку сторонников ювенальной юстиции внедрить в наши семьи нормы, которые будут их разрушать.

Это суть.

А способом протаскивания этого законопроекта, как всегда является удар по эмоциям. Раз вы против этого закона – значит вы за насилие над женщинами и детьми, за семейное насилие! Нет – мы против этого законопроекта, потому, что он разрушает семью, а насилие над любым человеком мы считаем совершенно неприемлемым.

При этом лоббисты этого законопроекта прямо лгут о необходимости принятия такого закона. Одним из их доводов является миф о 14000 женщин в год, якобы погибающих от семейного насилия. Эта цифра очень часто используется ими, чтобы нагнать эмоциональную составляющую. И постоянно повторяется.

Однако опровергнуть её и убедиться в лжи лоббистов очень просто. Достаточно зайти на официальный сайт Министерства Внутренних Дел, где в разделе «Статистика и аналитика» можно открыть данные по состоянию преступности за любой период.

Так вот за весь 2018 год всего всех видов убийств и покушений на убийство в стране было зарегистрировано 8574 случая. Еще раз – всего всех видов убийств и покушений на убийство (то есть, когда человек остался жив) во всей стране за весь 2018 год 8574 случая. Речь идет не о «преступлениях в семье», а в целом, везде. Убитых при налете или ограблении, зарезанных хулиганами, застреленных наемными убийцами и т.д. и т.п. 

Как видите, ложь лоббистов законопроекта налицо: реальная ситуация никак не похожа на озвученные 14000 женщин, якобы погибших от семейного насилия.

Чтобы окончательно убедиться, как сильно и нагло нам пытаются наврать, чтобы воздействовать на наши эмоции приведем ещё немного статистики.

Согласно данным, предоставленным МВД в ответ на официальный запрос от члена комитета Совета Федерации РФ по международным делам Ольгой Тимофеевой, количество тяжких и особо тяжких преступлений в сфере семейно-бытовых отношений меньше 4000 (в 2016 г. — 3851, в 2017 г. — 3417, в 2018 г. — 3260)! Подчеркиваем, речь об общем числе особо тяжких преступлений с применением насилия в семье, а не только убийств и не только женщин! С этой информацией может ознакомиться каждый на сайте РВС (Родительское Всероссийское Сопротивление). То есть за три года число тяжких и особо тяжких преступлений в семейно-бытовой сфере сократилось более чем на 15%.

Ложью и враньем хорошее дело никогда не делается: спросите себя, почему все говорящие о необходимости принятия «закона о семейно-бытовом насилии» используют одни и те же лживые данные?

Их цель куда более серьезная, чем вы можете себе представить. Они бьют по семье в целом. Их задача представить дело так, что именно находясь дома, в семье, человек подвергается самой большой опасности стать жертвой насилия! На улице гораздо безопаснее. Еще безопаснее – жить одному. «Не надо семьи – источника насилия» — вот, что они хотят внушить обществу в целом и каждому человеку в отдельности.

Закон «О профилактике семейно-бытового насилия» – это волк в овечьей шкуре.

Его нельзя принимать ни в коем случае.

Владимир Павлович Обозный

член Президиума общественного движения

«Патриоты Великого Отечества»


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

Подпишитесь на рассылку

Один раз в день Вам на почту будут приходить материалы Николая Старикова, достойные внимания. Можно отписаться в любой момент.

Отправляя форму, Вы даёте согласие на обработку и хранениe персональных данных (адреса электронной почты) в полном соответствии с №152-ФЗ «О персональных данных».

Новые видео

Николай Стариков: НАТО или НЕНАТО. Союз с ЛукашенкоПодарим детям Донбасса новогодний праздник!💵$5 млрд для Украины. 10 биткоинов Навальному. Дотянулся… СталинЗакон, который никого не защитит. 80 лет Зимней войне

Instagram Николая Старикова

Комментарии