Замглавы МИД РФ: дадим адекватный отпор на попытки дестабилизации в стране

20.10.2021

Замглавы МИД РФ: дадим адекватный отпор на попытки дестабилизации в стране

Источник: tass.ru

Заместитель министра иностранных дел России Олег Сыромолотов, курирующий вопросы противодействия терроризму, рассказал в специальном интервью ТАСС о положении дел в Афганистане, диалоге с США по вопросам безопасности и успешном пресечении террористической угрозы на территории РФ.

— Уже не раз на разных уровнях говорилось о том, что Россия регулярно фиксирует попытки западных структур дискредитировать выборную кампанию в РФ. Из каких стран в основном фиксировались кибератаки и прочие провокации?

— Всплеск воздействия на государственные информационные системы в период подготовки и проведения единого дня голосования 19 сентября 2021 года действительно отмечался. Зафиксированы кибератаки из адресного пространства в том числе США, Украины, Германии на серверы Центральной избирательной комиссии в дни голосования.

Расцениваем это как попытки влияния на волеизъявление граждан нашей страны.

— Есть ли данные о предотвращении терактов, которые могли готовиться в преддверии выборов в России?

— Полагаю, что данный вопрос больше относится к компетенции наших профильных правоохранительных органов. Вместе с тем сложно отрицать то, что минувшие парламентские выборы в России проходили в непростой обстановке, вызванной среди прочего и деятельностью международных террористических организаций.

Как вы знаете, в сентябре силами ФСБ были задержаны четыре сторонника ИГИЛ («Исламское государство», запрещено в РФ), готовившие нападения на территории Ингушетии. Также ранее в июле была вскрыта и пресечена деятельность законспирированной ячейки указанной запрещенной в Российской Федерации организации в Тюменской области. И то, что накануне предвыборной кампании были нейтрализованы даже малейшие теругрозы, — это результат напряженной межведомственной работы.

Замглавы МИД РФ: дадим адекватный отпор на попытки дестабилизации в стране

Олег Сыромолотов
© Артем Коротаев/ТАСС

— Ранее в сентябре официальный представитель МИД России Мария Захарова сообщила, что информация о спонсорстве блогера Навального сотрудниками зарубежных посольств в России подтвердилась. Более того, во время незаконных акций некоторые сотрудники диппредставительств принимали в них участие, сообщали о маршрутах протестов. Имеется ли информация по итогам состоявшихся выборов, что иностранные посольства в России делали шаги по дестабилизации ситуации и вмешательству в электоральный процесс? Принимала ли Москва какие-то меры в этой связи?

К большому сожалению, суть дипломатии на Западе понимают как способ повлиять и в конечном итоге изменить политическую систему других государств в угоду собственным интересам
В частности, США даже не пытаются скрывать, что ставят перед собой задачу вмешательства во внутренние дела нашей страны. Ради достижения этих целей создана и активно финансируется, в том числе через диппредставительства, разветвленная сеть НПО, «мозговых центров» и прочих организаций, действующих под привлекательными вывесками — распространения свободы слова, защиты демократии, прав избирателей и т.д. При этом их настоящая задача не имеет ничего общего с заявленными благородными целями. Она состоит в подрыве доверия населения к властям, институтам гражданского общества, системе выборов и подготовке смены, включая силовой путь, «неугодных режимов». Примеры у всех на слуху — Сирия, Ирак, Сомали, ряд стран постсоветского пространства.

В нашей стране подобные механизмы использовались неоднократно. Последний наиболее заметный пример — инциденты в январе 2021 года, когда, как вы правильно отметили, посольство США через публикацию «протестных маршрутов» на официальных аккаунтах в соцсетях буквально инструктировало недовольных, «подсказывая» им, куда идти, как правильно бастовать и устраивать беспорядки.

Отметился Европарламент, который в ходе пленарного заседания 16 сентября утвердил доклад по пересмотру отношений России и Евросоюза, рекомендующий ужесточить политику Евросоюза в отношении России. В документе — расширение антироссийских санкций ЕС, возможность усиления оборонного потенциала Европы для «сдерживания» РФ, а также разработка стратегии снижения зависимости ЕС от импорта российских энергоресурсов и металлов. Еще в июле Комитет Европарламента по иностранным делам в своем докладе предложил ЕС подготовиться к непризнанию результатов выборов, если Брюссель сочтет, что они были проведены с нарушением международных норм.

Со своей стороны могу вас заверить, что принимаемые нами меры носят последовательный и принципиальный характер. За участие в беспорядках в январе 2021 года были высланы шведские, немецкие и польские дипломаты. Что касается нынешних выборов, то 10 сентября в МИД был вызван посол США, которому было подчеркнуто, что российская сторона обладает неопровержимыми доказательствами нарушения российского законодательства американскими «цифровыми гигантами» в контексте подготовки и проведения выборов в Государственную думу, и было заявлено о категорической недопустимости вмешательства во внутренние дела Российской Федерации.

Совершенствуется закон об иностранных агентах, который ставит эффективный заслон деструктивным попыткам западных сил повлиять на выборы.

При этом хочу отметить, что в отличие от западных аналогов наш закон не запрещает работу иностранных агентов в России. Его задача — обязать агентов честно раскрыть, чьи интересы они у нас представляют и за счет кого они здесь работают. Население имеет право это знать
Как результат этих усилий, западным дипмиссиям становится значительно сложнее вмешиваться в российскую политическую систему. Конечно, наивно полагать, что попытки оказать влияние на наши демократические процессы в ближайшее время прекратятся. При этом хочу особо подчеркнуть, что на все усилия по дестабилизации обстановки в России даем и будем давать адекватный отпор.

— Есть ли у нас подтверждение заявлений талибов (движение «Талибан», запрещено в РФ) о разрыве связей с террористической группировкой «Аль-Каида» (запрещена в России)?

— Таких подтверждений у нас нет, равно как и свидетельств сохранения связей движения «Талибан» с «Аль-Каидой» на нынешнем этапе. Исходим из того, что новые власти Афганистана не позволят использовать территорию этой страны какими бы то ни было террористическими группировками, включая «Аль-Каиду», для осуществления противоправной деятельности, что вытекает из положений заключенного 29 февраля 2020 года Дохийского соглашения между США и талибами (которое, между прочим, было утверждено Советом Безопасности ООН). Таким образом, надеемся на реальное воплощение упомянутых деклараций талибов.

— Как Россия оценивает заявление талибов о том, что террористическая организация «Исламское государство» не представляет угрозы для Афганистана? Можно ли рассчитывать на полную ликвидацию террористической угрозы в Афганистане с приходом талибов?

— Полагаем, что будущим афганским властям ещё предстоит выработать контртеррористическую политику. Насколько мы понимаем, заявления движения «Талибан» в адрес ИГИЛ были подкреплены конкретными действиями талибов после прихода к власти по ликвидации ряда игиловцев.

Однако с точки зрения обеспечения региональной безопасности деятельность группировки ИГИЛ продолжает вызывать у нас обеспокоенность. В ряде провинций Афганистана продолжают оставаться ячейки международной террористической организации «ИГИЛ-Хорасан», которая хоть и понесла в последнее время серьезные территориальные, людские и финансовые потери, но все ещё представляет определенную опасность для региона. К тому же с учетом рисков обострения миграционной обстановки есть угроза проникновения террористических и экстремистских элементов в соседние с Афганистаном страны под видом беженцев. Необходимо этому противодействовать сообща, объединив региональные и международные усилия. Убеждены, что эффективные последовательные меры новых афганских властей, направленные на искоренение теругрозы в стране при поддержке международного сообщества, имеют шансы на успех.

— Не считает ли Россия одобрение Узбекистаном нового правительства в Кабуле преждевременным, а намерение Ташкента теснее сотрудничать с талибами — создающим дополнительные риски в Центральной Азии?

— МИД Узбекистана действительно объявил, что Ташкент приветствует создание временного правительства в Афганистане и выражает надежду, что данное решение станет началом достижения широкого национального согласия, установления устойчивого мира и стабильности в этой стране, что официально не является признанием движения «Талибан» Узбекистаном.

К позиции Узбекистана по Афганистану относимся с уважением. Полагаем, что действия узбекистанского руководства направлены на то, чтобы, прежде всего, не допустить гуманитарной катастрофы в соседнем государстве, что может привести к распространению терроризма и росту числа беженцев в регионе.

— Ранее в ФСБ сообщили, что произошедшая в конце августа диверсия на участке газопровода в Крыму была организована военной разведкой Украины. Введены ли сейчас какие-то дополнительные меры повышенной безопасности в свете скорого запуска газопровода «Северный поток — 2», против строительства которого Киев так активно выступал?

— Осуждаем любые диверсионные действия как в отношении газопровода в Крыму, так и в отношении других энергетических магистралей, где бы они ни находились. Неоднократно подчеркивали, что сооружаемые Россией газопроводные сети, по которым осуществляется поставка голубого топлива в направлении европейских стран, а также нашим азиатским партнерам, являются исключительно экономическими проектами с целью диверсифицировать существующие маршруты доставки энергоносителей.

Что касается организации физической охраны «Северного потока — 2» и иных объектов газотранспортной инфраструктуры, в том числе в Крыму, то этими вопросами успешно занимаются российские компетентные органы во взаимодействии с заинтересованными странами.

— Сохраняется ли сейчас террористическая угроза на Ближнем Востоке?

— На пространстве Ближнего Востока и Северной Африки (БВСА) по-прежнему наблюдается опасная дестабилизация, чреватая ростом вызовов региональной и международной безопасности. Общая обстановка усугубляется и распространением COVID-19, а также уходом США из Афганистана. Сохранение слабо контролируемых центральными властями «серых зон» в Ливии, Судане, Сирии, Ираке, Йемене ведет к превращению этих районов в очаги террористической активности, центры трансграничной торговли наркотиками и оружием.

Наряду с этим многие страны БВСА испытывают внутриполитическую напряженность, подогреваемую социально-экономической нестабильностью, бедностью и безработицей. Это формирует благоприятную среду для разного рода волнений и народных выступлений.

Продолжается процесс «расползания» боевиков за пределы Ближнего Востока. Накачанные экстремистскими идеями и имеющие боевой опыт, они становятся серьезной угрозой для международной безопасности. Ситуацию осложняет нацеленность террористов на развертывание диверсионной и вербовочной деятельности в странах, куда они возвращаются.

В этих условиях нашей главной задачей является минимизация негативных последствий происходящих на пространстве БВСА явлений для Российской Федерации. И в первую очередь речь идет о борьбе с международным терроризмом.

— Как Россия оценивает положение дел в Идлибе в Сирии? Грозит ли эта конфликтная точка остаться в «замороженном» состоянии?

— Россия сыграла решающую роль в разгроме ядра международного терроризма в Сирии. Достаточно длительное время на большей части территории этой страны удается поддерживать устойчивый режим прекращения боевых действий.

В ряде районов САР по-прежнему сохраняются очаги напряженности. Крупнейший из них — Идлибская зона деэскалации (ИЗД). Там, по разным оценкам, действуют десятки тысяч боевиков теральянса «Хайят Тахрир Аш-Шам» (запрещено в РФ) и других незаконных вооруженных формирований. Размежевание между террористами и «умеренными», которое турецкая сторона обязалась провести в соответствии с договоренностями с нами о стабилизации обстановки в ИЗД, до сих пор так и не состоялось. Бандиты используют проживающих в Идлибе мирных граждан в качестве живого щита, наносят удары по позициям сирийской армии, регулярно пытаются атаковать российскую базу Хмеймим с применением ударных беспилотников.

Естественно, мы не можем смириться с таким положением дел — и наши турецкие партнеры это знают. Идлибская проблематика предметно обсуждалась президентом Российской Федерации Владимиром Путиным с президентом Турции Тайипом Эрдоганом 29 сентября на встрече в Сочи, в ходе которой лидеры двух стран подтвердили безальтернативность продолжения борьбы с терроризмом.

— Диалог по антитеррору России как с США, так и с Европой сейчас существенно сбавил обороты, хотя Россия выражала готовность к продолжению такого диалога. Получает ли Москва сигналы от западных партнеров о заинтересованности в таком диалоге, особенно в контексте Афганистана?

— Контакты между российскими и американскими спецслужбами не прерывались. Они по-прежнему осуществляются на регулярной основе. Об этом недавно заявлял и директор Службы внешней разведки Сергей Нарышкин. Исходим из того, что проводимая по этой линии работа не должна прекращаться и не может ставиться в зависимость от политической конъюнктуры.

В конкретном же плане, как вы помните, Вашингтон в одностороннем порядке решил приостановить профильные встречи в рамках диалога высокого уровня под эгидой  внешнеполитических ведомств России и США, которые проводились в 2018–2019 годах в Вене и были полезны для обеих сторон. Повторю, что это сделано американцами под надуманным предлогом в угоду антироссийски настроенному политическому истеблишменту без учета текущих реалий в сфере безопасности. Со своей стороны готовы к профессиональным и взаимовыгодным дискуссиям, но только при равной заинтересованности.

Спада диалога по антитеррору с Европой не наблюдается. Наше рабочее сотрудничество с европейскими партнерами не прекращалось. Более того, с рядом стран мы в конце прошлого и в этом году снова вернулись к очным встречам в межведомственном формате
Надеемся, что такой настрой сохранится и взаимодействие как по линии внешнеполитических ведомств, так и спецслужб продолжится.

— Готовится ли новая встреча с вашим американским визави по антитеррористической проблематике? Когда и где она может состояться?

— Как я уже говорил выше, мы всегда открыты к конструктивному сотрудничеству с американской стороной на равноправной и взаимовыгодной основе. Но вынужден в очередной раз акцентировать, что нам этот диалог не может быть нужен больше, чем заокеанским партнерам.

— Есть ли продвижение в процессе выработки международного кодекса безопасности в IT-сфере после встречи в Женеве президентов Владимира Путина и Джо Байдена? Какие в данный момент для этого прилагаются усилия?

— Женевский саммит стал «стартовой точкой» для перезапуска двустороннего диалога между экспертами наших стран по вопросам информационной безопасности. В развитие договоренности президентов России и США состоялось уже несколько раундов профильных межведомственных консультаций. Эти профессиональные контакты, в центре внимания которых находятся наиболее насущные угрозы в сфере использования информационно-коммуникационных технологий, начинают приносить реальные, практические результаты. Взаимные шаги Москвы и Вашингтона на этом направлении, несомненно, создают предпосылки для укрепления безопасности, стабильности и предсказуемости информационного пространства не только в двустороннем разрезе, но и в глобальном масштабе. Это в полной мере соответствует духу заявления президента Российской Федерации от 25 сентября 2020 года о комплексной программе мер по восстановлению российско-американского сотрудничества в области международной информационной безопасности.

Мария Устименко
Обложка: Фото: © РИА Новости/Владимир Астапкович

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

КОММЕНТАРИИ

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: