Значение опыта североевропейских стран для экономической теории

29.12.2015

Источник: Журнал «Экономист», №8/2015, с.  51 – 59.

Автор: Антюшина Н.М.

«Значение опыта североевропейских стран для экономической теории [1]

В пятёрке северных стран существует самая лучшая в Европе модель социально-экономического развития, которая обеспечивает жизненные стандарты населения и уровень национальной экономики на высоком уровне даже в требовательных и жёстких условиях глобализации. Эти страны отличаются политической стабильностью, хорошими макроэкономическими показателями, высокой эффективностью экспорта. Лидерские позиции, занимаемые ими по многим индексам, применяемым для оценки экономических достижений и международных сравнений, подтверждают этот вывод. Эта группа государств отличается по этим параметрам в лучшую сторону от ЕС в составе 28 или даже 15 стран. Статистика региона показывает, что приоритетное финансирование получает социальная сфера, стабильно растёт финансирование сферы НИОКР и инноваций. Характерно, что необходимость поддержания названных приоритетов экономической политики не декларируется в государственных или партийных программах ведущих партий, но фактически эти приоритеты поддерживаются довольно стабильно на протяжении многих лет, что свидетельствует об осознании их значения, следовательно, курс на социальную и инновационную ориентацию имеет принципиальное значение для всего региона. Такая направленность политики диктуется усложняющимися условиями глобализирующейся экономики, но до сих пор это не получало теоретического обоснования, которое представлено в данной статье. Оно основано на новой трактовке теории факторов производства, учитывающей последние изменения в мировом хозяйстве и международных экономических отношениях.

Эволюция теории факторов производства

Первоначально теория факторов производства была предложена Ж.Б. Сэем (1767-1832) для объяснения образования стоимости. Он выделял три фактора: капитал, землю и труд. Позднее факторная теория была воспринята многими экономистами. К. Маркс (1818-1883) рассматривал стоимость как результат труда, фактически он придерживался однофакторной теории стоимости. Американский экономист Дж. Б. Кларк (1847-1939) изучал соотношение двух факторов: труда и капитала. Затем факторную теорию стали использовать для объяснения международной торговли. Шведские экономисты Э. Хекшнер (1879-1952) и Б. Олин (1899-1979) рассматривали издержки по производству экспортных товаров как производные, зависимые от цен на четыре фактора производства: капитал, труд, природные ресурсы и технологии. Они полагали, что неравномерность распределения факторов между странами служит основой международной специализации стран. Теорию Хекшнера-Олина подверг сомнению американский экономист В. Леонтьев, который обнаружил, что статистика торговли США противоречит теории шведских экономистов. Для объяснения этого парадокса на свет появилось понятие неоднородности факторов производства. Потом факторную теорию стали привлекать для объяснения экономического роста. Р. Харрод (1900-1978) и Е. Домар (1914) рассматривали капитал как единственный источник экономического роста, который синтезирует влияние всех остальных факторов. Затем был введён в анализ пятый фактор — предпринимательский ресурс. Это было вызвано отделением от владельца предприятия (который ассоциировался с капиталом), функции управления производством, выполняемые в современных условиях чаще всего наёмными менеджерами, а не собственниками.

Новая трактовка факторной теории

В современных условиях предпринимательскому ресурсу имеет смысл придать расширенную трактовку и включить сюда не только функцию комбинирования четырёх факторов производства (желательно инновационную), но и многочисленные факторы, определяющие эффективность предпринимательства. Сюда относится деловое законодательство, предпринимательские организации, культура и традиции ведения бизнеса, государственное регулирование, хозяйственные действия органов государственной власти, инвестиционный климат, налоги, экономическая политика государства, различные институты и организации, содействующие инновациям, экспорту и т.д. О предпринимательском ресурсе имеет смысл говорить только тогда, когда анализ идёт на микроуровне. Если же мы переходим на макроуровень, то пятый фактор более уместно обозначать в более общей форме, а именно как организационный ресурс. В этом случае мы учитываем роль государства, которое, с одной стороны, имеет возможность влиять на спрос, предложение, структуру и качество всех факторов производства, а с другой стороны, само выступает как предприниматель и потребитель.

Вступление мировой экономики в стадию глобализации требует введения шестого фактора – ресурса рынка, который определяет возможности сбыта продукции или услуг. Этот фактор имеет качественные отличия от тех, которые были перечислены выше. Дело в том, что все пять факторов[2] всегда можно найти на рынке, их можно купить или получить на определённых условиях (кредит, лизинг и т.д.). Ресурс рынка играет активную, а в современных условиях даже ключевую роль. Именно от него зависит, будут ли приведены в действие остальные факторы, без наличия сбыта производство вообще теряет смысл, и производственный цикл прерывается. Капитал без рынка сбыта «умирает», он не способен восполнить понесённые затраты, не может принести прибыль, которая необходима для повторения производственного цикла или для его расширения. Необходимым условием производства является реализация созданного при помощи капитала продукта или услуги на рынке, поэтому это надо учитывать не только на практике, но и в экономической теории. Именно поэтому экономическая политика так называемых промышленно развитых государств, ставит обеспечение рынков сбыта одной из своих главных целей, хотя открыто это почему-то не провозглашается. Сбыт купить нельзя, но его можно организовать при помощи идеологических, военных, дипломатических, валютно-финансовых и иных методов. Именно для этого создаются различные торговые союзы и интеграционные объединения разного типа. Этому могут содействовать международные экономические организации, экономические теории, публикуемые в толстых журналах и преподаваемые в университетах. Потенциал рынка может раскрываться различными способами, например, при помощи инновационной и внешнеэкономической политики, направленной на образование торговых, валютных и иных экономических союзов или региональных организаций. Эти способы различаются объектом воздействия: одни направлены вовне, то есть на экономических партнёров (они могут быть агрессивными), другие на национальную экономику. Реальная ёмкость рынка сильно зависит от хозяйственной политики государства, внутрифирменной стратегии и множества других причин.

К вопросу о качестве экономической политики

Опыт стран Северной Европы требует переосмысления некоторых старых экономических теорий, понятий и взглядов, он требует придать им новую, нетрадиционную трактовку, учитывающую современную ситуацию в мировом хозяйстве. Пока рынок находился в стадии широкой экспансии (на основе развития международной специализации и кооперирования, углубления международного разделения труда, перевода мировой экономики на использование новых промышленных, транспортных и информационных технологий и т.д.), этот вид ресурса можно было игнорировать (как мы, находясь в нормальных условиях, игнорируем воздух). Однако когда расширение рынка начинает обеспечиваться во всё большей мере за счёт вытеснения более слабых конкурентов, включение ресурса рынка в экономическую теорию и анализ становится необходимым. На стадии глобализации усиливается международная конкуренция, широко разворачиваются процессы перераспределения рынков. Если раньше шла борьба в основном за ресурсы, то теперь параллельно развёртывается борьба за рынки сбыта, и она проявляет тенденцию к усилению. В арсенал средств и методов достижения этой цели является создание различных экономических союзов, а также распространение взглядов, соответствующих экономическому либерализму. Это становится источником многочисленных проблем у тех стран, которые теряют позиции из-за технологической или иной отсталости (утрата внешнеэкономического равновесия, долговые и валютные проблемы, торговая дискриминация и т.д.). В то же время такие страны часто не в состоянии приобрести преимущества, которые могли бы уравновесить убытки. Процессы перераспределения рынка в пользу внешних поставщиков обычно обосновывают более высокой конкурентоспособностью (что вполне уместно, когда рассмотрение идёт в масштабе отрасли или административной единицы), но помимо этого есть ещё интересы экономического развития стран, использования их людского потенциала, поддержания внешнеэкономического равновесия и экономической безопасности. С точки зрения общества в целом есть ещё много параметров, кроме конкурентоспособности, которые необходимо учитывать при этом.

В условиях острой конкурентной борьбы за передел рынков далеко не все страны адекватно и своевременно реагируют на эти вызовы современности, когда разворачивается экономическая борьба не только за обладание внешними рынками сбыта, но и за сохранение внутреннего рынка. Не всем странам удаётся соответствующим образом перестроить свою экономическую политику в силу политических, экономических или идеологических причин. Понимание ключевого значения ресурса рынка, которое не декларируется открыто, привело к тому, что успешно развивающиеся страны активно нацеливают свою экономическую стратегию на гарантирование рынков сбыта, тем не менее, они не обозначают это открыто в качестве приоритета. В то же время бедные страны под влиянием широко рекламируемой неолиберальной теории, попадают в ловушку отсталости. Одним из самых эффективных (и неагрессивных) способов расширения рынка является социальная и инновационная ориентация, которые активно используют государства Северной Европы. Такой курс гарантирует от такого сценария экономической жизни, который наблюдается в странах южной Европы, Балтии, ряде стран-участниц СНГ, когда начинает утрачиваться промышленная основа из-за утраты рынков сбыта и самостоятельной экономической стратегии. Даже беглый взгляд на статистику североевропейских стран позволяет выявить инновационную и социальную ориентацию экономики, а более глубокий анализ показывает, что при этом преследуется определённая цель — гарантировать рынки сбыта, чтобы таким образом  сохранять и развивать промышленный потенциал.

Значение социальной и инновационной ориентации

Социальная ориентация предназначена в первую очередь для обеспечения расширенного сбыта на внутреннем рынке, а инновационная ориентация – на внешнем его сегменте, одновременно проявляется их взаимное влияние. Разумеется, нужна соответствующая кредитно-денежная и инвестиционная политика. Социальная направленность обеспечивает трудовые ресурсы нужного для осуществления инноваций качества, поставляя предпринимателям такие трудовые ресурсы, которые способны трудиться творчески. Инновации, обращённые вовне (то есть предназначенные для увеличения экспорта), поддерживаются внутренними инновациями (причём не только технологическими, но и социальными, и экологическими). В то же время инновационная ориентация, обеспечивая выгодное место в системе международного разделения труда, помогает поддерживать внутри страны довольно дорогостоящую систему социальной поддержки населения, так как высокие доходы экспортёров частично перераспределяются внутри страны в пользу государства и других слоёв населения. Инженер в стране, которая получает на мировом рынке технологическую ренту, будет пользоваться более высоким уровнем жизни, чем соответствующий специалист в стране, которая живёт в основном за счёт продажи топлива, продовольствия или сырья. Как известно, технологическая рента во много раз выше ренты аграрной или горной. Формирующаяся ныне на Севере Европы экологическая ориентация зависит от социальной и инновационной.

Влияние фактора рынка на экономический рост

Разные сегменты рынка обладают различным влиянием на экономический рост. В странах Северной Европы на первом месте по силе влияния на формирование объёма рынка находится потребление домашних хозяйств и некоммерческих организаций, на втором – государства, на третьем – валовые капиталовложения, и только на четвёртой позиции находится внешний спрос. (См. таблицу №1).

 

Таблица № 1. Использование ВВП в Швеции в 2000 – 2012 гг. (ВВП = 100%)[3]

ГодыКонечное потреблениеВ том числе потребление:Валовые инвестицииЧистый экспорт
домашних

хозяйств и НКО

государства
200075,749,126,618,55,8
201275,348,426,918,85,8

 

Приведённые данные объясняют, почему в странах Северной Европы социальная ориентация экономики сохранялась длительное время, а затем её дополнила инновационная направленность. Эти приоритеты, проводимые в жизнь государством, сформировались вопреки распространению неолиберальной доктрины, требующей максимально сократить вмешательство государства в экономику и отказаться от патернализма по отношению к социально уязвимым группам населения. Это объясняет также, почему коалиции буржуазных партий, когда они приходят к власти в североевропейских странах, не решаются на полный демонтаж сложившейся модели развития экономики, а только слегка корректируют её путём проведения частичных реформ социальной сферы, в целом сохраняя и социальную, и инновационную ориентацию. Дело в том, что на стадии глобализации социальная ориентация начинает приносить не только социальные и политические результаты, но и экономические преимущества. Предварительным условием является формирование национальной инновационной системы и переход на инновационный тип развития.

Экономическое значение социальной ориентации развития

Данные таблицы № 1 говорят также о стабильности структуры потребления в Швеции, что характерно и для других странах североевропейского региона. Стабильный и ёмкий внутренний рынок содействует экспортной экспансии, так как новые виды продукции сначала утверждаются на внутреннем рынке, доказав свою коммерческую состоятельность, и лишь потом они продвигаются на внешний рынок. Основная часть социальных расходов в странах Северной Европы имеет непосредственно экономический, производственный характер, а не патерналистский. Социальная поддержка такого рода направлена на:

— воспроизводство населения (родительские и детские пособия, расходы на детские учреждения, медицинское обслуживание);

— достижение нужного качества трудовых ресурсов (финансирование общего и профессионального обучения);

— приведение качества рабочей силы в соответствие со спросом на неё (меры на рынке труда по повышению квалификации или переобучению, повышению географической и профессиональной мобильности рабочей силы).

Обеспеченность факторами производства

Чтобы оценить потенциал развития экономики и экспорта североевропейских стран, надо рассмотреть их обеспеченность факторами производства. Статистический анализ показывает, что они опережают ЕС по степени охвата населения трудовой деятельностью, инновационной активности, обеспеченности капиталом (у них более низкая ставка долгосрочного кредита). Имеются также ценные природные ресурсы (лес, рыба и морепродукты, руды черных и цветных металлов, углеводороды, гидро- и геотермальная энергия, энергия ветра и т.д.), на основе которых первоначально формировалась их международная специализация. Однако сейчас она всё больше ориентируется на использование высококачественной и профессионально хорошо подготовленной рабочей силы, а также на передовые технологии, соответствующие экспортной специализации.

Структура издержек производства как отличительный признак экономической модели

В ходе экономического анализа полезно различать издержки производства на микроуровне, возмещение которых необходимо для продолжения существования компаний и фирм, и общественные издержки, обеспечивающие жизнь общества в целом. Практически они мало отличаются по своему составу, но заметно отличаются по объёму и структуре. Социальные издержки распределяются в разных странах в различной пропорции между государством, предприятиями и самими гражданами, а инновационные издержки – распределяются между предпринимателями и государством. В социальном государстве относительно бòльшая часть таких издержек возмещается на общественном уровне, чем в государствах, которые развиваются на основе либеральной модели, в этом случае они – минимальны. В любом случае они должны быть возмещены, но ответственность ложится уже в бòльшей мере на индивидах. В этой связи структура совокупных социальных издержек общества может быть использована как признак, отличающий модели развития экономики разных стран. Выполнение государством социальных функций в значительном объёме (включая образование, профессиональное обучение, медицинское обслуживание, меры на рынке труда и т.д.) при определённых условиях может быть выгодным для предпринимательского сектора. Если в данной стране создана «умная экономика», развивается наукоёмкий экспорт, то её компании предъявляют высокий спрос на высококачественные и высокообразованные рабочие кадры, которые способны трудиться в инновационном производстве. В этом случае им выгоднее, чтобы государство брало на себя бòльшую часть затрат по развитию человеческого потенциала и превращению его в «человеческий капитал», чем создавать собственные системы доведения рабочих кадров до нужного качества, начиная с нуля

Поиск путей совершенствования рыночной модели

Последний валютно-финансовый кризис вновь обнажил недостатки модели развития, по которым развивается бòльшая часть современного мира. Бывший министр Норвегии по торговле и развитию Рикке Линд на конференции ответственных инвесторов в Амстердаме в 2010 г. сказала: «Правила игры должны быть изменены. Инвесторы больше не хотят мириться с капитализмом казино»[4]. В настоящее время интересы развития реального сектора экономики (в отличие от финансового) защищают представители «Другого канона»[5] — течения общественной мысли, которое имеет длительную традицию и восходит к немецкому экономисту, основателю исторической школы политэкономии Фридриху Листу (1789-1846).

Критика недостатков рыночной системы хозяйства (market failure), которая теоретически обосновывает необходимость государственного регулирования экономики, тоже имеет глубокие корни, она восходит к Генри Сиджвику (1838-1900), Фридриху Листу (1798-1846), Кнуту Викселю (1851-1926), Дж. М. Кейнсу (1883-1946). Рыночная модель не неспособна учитывать интересы грядущих поколений, она в значительной мере игнорирует экологический вред, не учитывает в полной мере социальные издержки (которые в результате ложатся на общество в целом), она подвержена кризисам. В век глобализации эти недостатки никуда не исчезают, можно сказать, что они даже усиливаются. На государство ложится возмещение социальных, инновационных и экологических издержек общества, которые слабо или вообще не учитываются на микроуровне (мера учёта зависит от законодательства, особенностей государственного регулирования и применяемой модели развития экономики). В настоящее время идёт усиленный поиск в направлении разумного перераспределения издержек между макро- и микроуровнем. В этом поиске активную роль играют страны Северной Европы, а также некоторые международные организации. Одно из главных направлений – это внедрение в стратегию фирм концепции социальной и экологической ответственности (КСО). Выступая в поддержку этих принципов, Гюнтер Ферхойген[6] заявил, что «корпоративная и социальная ответственность бизнеса служат решающей предпосылкой сохранения рыночной системы хозяйства перед лицом вызовов XXI века»[7], то есть решение этого вопроса (имеется в виду расширение ответственности фирм на социальную и экологическую сферу) – это условие выживания капиталистической системы в целом. Г-н Г. Ферхойген также полагает, что конкурентоспособность не только не противоречит концепции социальной ответственности (КСО), но, напротив, эти две задачи взаимно сопрягаются. Собственно говоря, решение обеих задач основывается на инновациях. В этих условиях успешный бизнес, если он нуждается в поддержке общества и государства, вынужден становиться всё более ответственным в социальном и экологическом отношении, а такой бизнес не может эффективно функционировать без социально благополучных работников.

Широко известно, что в современных условиях крупные компании класса ТНК могут соперничать с целыми государствами по масштабам экономической и финансовой мощи. Вместе с тем у них гораздо меньше общественных обязательств, поэтому общество вправе предъявлять им требования усиления социальной и экологической ответственности, инновационную направленность такие компании (если они изготовляют готовые изделия) приобретают самостоятельно под влиянием международной конкуренции, которая проникает и на внутренние рынки. Крупные компании класса ТНК имеют возможности сочетать различные цели, возникающие в области экономики, экологии и социальных отношений, но их следует к этому побуждать, что может сделать только государство. Отличительная функция малых и средних компаний – играть пионерскую роль в осуществлении нововведений. Внедрение принципов КСО предполагает усиление инноваций, так как только благодаря НТП и нововведениям можно получить требуемые дополнительные ресурсы, уменьшить негативные последствия или возместить экологический ущерб.

В движении, направленном на реализацию концепции КСО, высокую активность проявляют участники из Северной Европы, так как эта идея полностью соответствует принципам, положенными в основу принятой ими модели социально-экономического развития. В частности, четыре североевропейские страны (за исключением Исландии), вошли в число первых 13 стран по индексу глобальной конкурентоспособности в 2013-2014 гг., который подсчитывает ВЭФ для 144 стран мира с учётом показателей устойчивости развития, причём Финляндии оказалась на 3 месте в мире[8].

Исландский урок

Исландия представляет собой особый и довольно поучительный случай, её экономика стала жертвой неконтролируемой либерализации, которая распространилась и на банковскую деятельность. Когда её банки находились в государственной собственности, экономика островного государства развивалась успешно, и страна входила в число богатейших стран мира, несмотря на одностороннее развитие экономики и сильную зависимость от экспорта рыбы и других морепродуктов. Под влиянием неолиберальной волны, которая охватила всю Европу в 1990-е годы, её банки были приватизированы, затем они построили финансовую пирамиду, привлекая деньги иностранных вкладчиков под высокие проценты, необоснованные состоянием исландской экономики, у которой не было объектов для инвестирования, обеспечивающих повышенные прибыли. Когда эта пирамида рухнула, оказалось, что внешний долг страны превысил её ВВП, исландская крона обесценилась более чем наполовину, и встал вопрос о выплате громадного внешнего долга. Однако президент страны О.Р. Гримссон проявил себя ответственным политиком. Он отказался подписывать закон, обязывающий граждан страны расплачиваться за долги частных банков. В марте 2010 г. был проведён референдум, на котором более 90% граждан острова высказались против выплаты долгов, возникших из-за финансовых спекуляций банкиров. Чтобы не допустить повторения такой ситуации, простые исландские граждане разработали новую Конституцию. В новом основном законе они объявили природные ресурсы общественной собственностью, для усиления общественного контроля обязали правительство предоставлять полную информацию о своей деятельности, наложили на власти обязательство работать не только на благо простых граждан, но и на благо Земли и биосферы, то есть зафиксировали принципы социальной и экологической ответственности.

Необходимость мониторинга

Эти принципы разделяют и поддерживают все североевропейские страны. Три крупнейшие инвестиционные компании в Северной Европе: шведская страховая компания «Folksam», финская компания пенсионного страхования «Ilmanen» и норвежская страховая компания «KLP» образовали единый для Северной Европы центр для того, чтобы координировать деятельность, направленную на усиление социальной и экологической ответственности. Центр постоянно изучает 4,5 тысячи компаний скандинавских стран и Финляндии, чтобы выявлять деятельность, несовместимую с этими принципами. Норвежский государственный пенсионный фонд (ранее Нефтяной фонд Норвегии) применяет этические критерии при осуществлении инвестиций и не вкладывает средства в такие компании, которые нарушают социальные права трудящихся, содействуют разжиганию региональных военных конфликтов поставками оружия или производят продукцию, вредную для здоровья (например, табачные изделия).

Учёт, наряду с экономическими показателями, социальных и экологических критериев, применение принципов социально ответственного инвестирования требуют соответствующих изменений в корпоративном управлении. Постепенно формируется новый подход к концепции социальной ответственности бизнеса, ныне в это понятие включают экологическую ответственность и устойчивость развития, так как эти понятия тесно связаны. В Швеции компании, которые находятся в полной государственной собственности или имеют государственное участие, по закону обязаны представлять отчёты о социальной и экологической ответственности. В Дании такая обязанность возлагается на крупные компании страны.

В настоящее время концепция социально ответственного бизнеса и обновленного корпоративного управления, учитывающего триединую задачу (в области экономики, экологии и социальной сферы), находит наиболее благодатную почву для реализации в тех странах, которые развиваются по пути социального государства, в число которых входят страны Северной Европы. Предпринимательская культура в том виде, как она сложилась в этом регионе, отличается рядом важных особенностей, которые, с одной стороны, сложились исторически, а с другой стороны, они сформировались под влиянием социально ответственного государства, построенного социал-демократическими партиями этих стран.

Важнейшие отличия североевропейской социально-экономической модели

Отметим важнейшие черты североевропейской модели, определяющие условия существования бизнеса в регионе, который вынужден перестраиваться в направлении повышения и расширения ответственности перед обществом. Первая особенность — государство играет более активную и глубокую роль, чем это характерно для стран, развивающихся по либеральной модели. Благодаря высокому удельному весу в ВВП, оно имеет возможность решать широкий круг социально-экономических задач.

 

Таблица № 2. Значение госбюджета в странах Севера Европы [9]

 ДанияИсландияНорвегияФинляндияШвеция
Расходы госбюджета,   2013 г.(в % от ВВП)58,145,544,258,450,5
Налоги в 2013 г. (в % от ВВП)49,137,142,245,645,0

 

Второе отличие состоит в более сильном внимании и государства, и частного бизнеса к конкурентной способности производимой продукции при помощи перехода на инновационный тип развития и создания национальной инновационной системы. Вложения в НИОКР и инновации рассматриваются как перспективные инвестиции, позволяющие поддерживать глобальную конкурентоспособность и сохранять выгодную специализацию в системе международного разделения труда. (См. таблицу №3).

 

Таблица № 3. Расходы на НИОКР в 1985–2012 гг. (% к ВВП)[10]

Год/странаДанияИсландияНорвегияФинляндияШвецияЕС(27)
19851,250,741,481,582,88
19992,102,391,653,213,62
20122,982,401,653,553,412,17

 

Третья отличительная черта: несмотря на усиление конкуренции со стороны стран с дешёвой рабочей силой, социальная ориентация развития экономики в странах Севера Европы сохраняется. Североевропейские государства фактически признают экономическое значение вложений в социальную сферу, так как они обеспечивают расширение предложения рабочей силы или её качественное развитие.

 

Таблица №4. Расходы на социальные цели на Севере Европы в 2013 гг.[11]

Вес социальных расходов в общих расходах государства (в %)ДанияИсландияНорвегияФинляндияШвеция
70,356,769,669,368,0

 

Поскольку социальная ориентация необходимо дополняется инновационной (и то, и другое содействует формированию выгодной международной специализации, приобретая качество сравнительных преимуществ), то в странах региона выработалось новое отношение к социальным и инновационным расходам. Они больше не рассматриваются как вынужденные вычеты из национального дохода, которые желательно минимизировать, а как капиталовложения, предназначенные для обеспечения в будущем качественного экономического роста (развития). Действительно, человеческий, научный и технологический потенциал – это важнейшие факторы экономического развития в условиях инновационной экономики, которые нельзя купить, но можно развивать при соответствующих условиях (создание национальной инновационной системы, специализация на экспорте готовой продукции, государственная поддержка). Значительная часть социальных расходов североевропейских стран направлена не столько на поддержку социально уязвимых групп населения (инвалиды, пенсионеры, сироты), сколько на расширение предложения рабочей силы (помощь семьям и детские пособия) или совершенствование её качественных характеристик (образование, медицинское обслуживание, профилактика профессиональных заболеваний, повышение квалификации или переобучение). Все виды социальных расходов государства выполняют важную экономическую функцию: они расширяют внутренний рынок, так как они преобразуются в спрос на отечественную продукцию, содействуя воспроизводству промышленной базы страны. В основе базисных характеристик североевропейского государства и применяемой ими модели социально-экономического развития лежит стремление как минимум сохранить, как максимум расширить рынки сбыта в условиях проникновения международной конкуренции на внутренние рынки.

Список литературы и электронных ресурсов/References

Веттерберг Г. Новое общество. О возможностях общественного сектора. — М. : Ad Marginem. 1999. – С. 333.

Петерссон О. Шведская система правления и политика. М.: Ad Marginem, 1998. – С. 207.

Плевако Н.С. Шведская модель: прошлое и настоящее. (http://ieras.ru/newspub.htm)

The Global Competitiveness Report. 2014-2015. – Geneva: WEF. 2013. – C. 569.

Nordic Statistical Yearbook. 2014. N 52. – Copenhagen: Nord 2014:001. – P. 161.

http:ec.europa.eu

http://oecd.org

The Role of the Experience of North European Countries for the Economic Theory

Author: Natalia Antyushina, Candidate of Economics, Head of the Centre of Northern Europe, Institute of Europe, RAS, Address: Moscow, Mokhovaya st., 11-3 «B». E-mail: natalant@bk.ru

Abstract. The article is devoted to the concept of economical development of the North European countries and it’s role for the modern economic theory. The author suggests the new way to read the old theory of production factors and to add a new one.

Keywords: production factors; innovative, ecological and social orientation; concept of social responsibility; the Role of the government; the model of the economical development.

[1] Антюшина Наталия Михайловна, к.э.н., руководитель Центра Северной Европы Отдела страновых исследований Института Северной Европы РАН. Адрес 125993, Москва, Моховая ул., д. 11, стр.3 «В». E-mail: natalant@bk.ru

Ключевые слова: факторы производства; инновационная, экологическая и социальная ориентация; концепция социально ответственности бизнеса; роль государства, модель экономического развития.

[2] В многофакторной модели применяются те же пять факторов, но вводится их дифференциация в зависимости от их свойств.

[3] Расчёт по данным: Statistical Yearbook of Sweden. 2014. SCB. Stockholm. 2014. S. 325. Statistical Yearbook of Sweden. 2006. SCB. Stockholm. 2006. S. 405.

[4] Выступление Рикке Линд на конференции в Амстердаме по внедрению принципов ответственного инвестирования 12 октября 2010 г. (www.responsible – investor.com.). (Обращение 9 апреля 2015 г.)

[5] См. например: Эрик С. Райнерт. Как богатые страны стали богатыми и почему бедные страны остаются бедными./пер. с англ. Н. Н. Автономовой; под ред. В. Автономова: Гос.ун-т- Высшая школа экономики. – М.: Изд-во Гос. ун-та – Высшая школа экономики, 2011. 384 с.

[6] Гюнтер Ферхойген, будучи в 2006-2010 гг. членом Европейской Комиссии, отвечал за вопросы развития промышленности.

[7] The State of the Responsible Competitiveness. July 2007. Accountability, p. 111.

[8] The Global Competitiveness Report. 2014 – 2015. WEF. Ed. By Klaus Schwab. Cologne/Geneva, p. 13.

[9] Расчёт по данным: Nordic Statistical Yearbook. N 52, p. 115 – 117.

[10] Nordic Statistical Yearbook. Vol. 52, p. 136. Vol. 50, p. 136. Vol. 39, p. 233. Vol. 44, p. 227.

[11]  Nordic Statistical yearbook, 2014, Vol. 52, p. 116.»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

Понравился материал? Поделитесь им в соц.сетях!

Подпишитесь на рассылку

Один раз в день Вам на почту будут приходить материалы Николая Старикова, достойные внимания. Можно отписаться в любой момент.

Отправляя форму, Вы даёте согласие на обработку и хранениe персональных данных (адреса электронной почты) в полном соответствии с №152-ФЗ «О персональных данных».

Новые видео

Комментарии

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: