Звягинцев: Пу И был очень гибким и очень жизнелюбивым человеком

17.07.2022

Звягинцев: Пу И был очень гибким и очень жизнелюбивым человеком

Источник: Российская Газета @ Александр Звягинцев (вице-президент Международной ассоциации прокуроров)

Он унаследовал престол великой империи, был плейбоем, свидетелем обвинения на одном из главных судебных процессов ХХ века, заключенным, цветоводом, и даже стал коммунистом.

Токийский трибунал — международный суд над японскими военными преступниками — поставил точку во Второй мировой войне. По значимости решений, этот процесс, завершившийся в декабре 1948 года, сопоставим с Нюрнбергским. «Российская газета» продолжает публикацию материалов Александра Звягинцева, посвященных 70-летию Токийского трибунала. Сегодняшний рассказ — о важном, но малоизвестном эпизоде этого исторического процесса и о необыкновенной судьбе одного из его участников. Материалы легли в основу книги автора о Токийском трибунале «Ветер возмездия».

Явление «Сына неба»

Сильным ходом советской делегации на Токийском процессе стало неожиданное для всех появление перед Трибуналом как свидетеля Пу И — последнего императора Китая, бывшего императора марионеточного государства Маньчжоу-Го, образованного японской военной администрацией на территории оккупированной Манчжурии.

Это событие стало сенсацией, даже вызвало шок, как потом писали газеты, среди тех, кто следил за процессом. Примерно такое же впечатление произвело на Нюрнбергском процессе появление в качестве свидетеля взятого в плен в Сталинграде фельдмаршала Паулюса.

Последний император Китая на самом деле этническим китайцем не был. Его род Айсин Гиоро («Золотой род») принадлежал к маньчжурской династии Цин, правившей на тот момент уже более пятисот лет. Его настоящее имя — Айсин Геро Пу — практически никогда не использовалось и нигде не звучало. В Китае по традиции нельзя было произносить имя императора, данное ему при рождении, это каралось тюремным заключением. Последний император Китая получил громкое, соответствующее монарху имя Сюаньтун — «Объединяющий». После свержения монархии, когда бывший император стал обычным гражданином страны, его звали просто господин Пу.

Пу И, родившемуся в 1906 году, довелось взойти на престол в двухлетнем возрасте. Когда его и перевезли в Запретный город — резиденцию правящих особ Китая — империя пребывала в долгах, нищете и находилась под угрозой распада. Однако малолетнего Пу сие обстоятельство, само собой, ничуть не волновало. В Запретном городе малолетний император проводил время в играх с придворными евнухами и с кормилицами, окружавшими его до восьми лет. После Синьхайской революции 1911 года был подписан Акт об отречении Пу И от престола, это произошло 12 февраля 1912 года. Императорская династия Цин оборвалась именно на нем. Новая власть оставила за Пу И императорский дворец и прочие привилегии, которые полагались такой высокой особе. Согласитесь, разительное отличие от российской революции, которая с семьей императора Николая II обошлись без всякой жалости.

Пу И с четырнадцати лет изучал английский язык, также он знал маньчжурский и китайский. Учитель английского сделал из него настоящего западника и даже дал ему европейское имя — Генри. Женился Пу И довольно рано, в шестнадцать лет, на дочери высокопоставленного чиновника, а потом завел себе и любовницу.

Тут необходимо отметить, что советские историки не жаловали Пу И. Его называли предателем китайского народа, лишенным моральных устоев, политически беспринципным интриганом и т.д. Очевидно, брал свое классовый подход и марксистско-ленинское мировоззрение. Их не останавливало даже то, что на Токийском процессе Пу И дал показания, нужные советской стороне, хотя западные защитники и пытались постоянно сбить его с толку.

Пу И, конечно, не был героем в прямом смысле этого слова. Но и судьба его была необычной, он пережил головокружительные взлеты и падения, его жизнь зачастую висела на волоске, ему приходилось проявлять чудеса изворотливости и приспособляемости к самым разным обстоятельствам, он лгал и выкручивался, покупал и продавал. И несмотря ни на что, он всегда оставался весьма жизнелюбивым человеком, не устававшим от радостей жизни и честно стремившимся к ним.

В 1924 году к власти в Китае пришла очередная военная группировка, которая приравняла Пу И к остальным гражданам и приказала ему вместе с женой покинуть Запретный город.

Пу И отправился на северо-восток Китая — территорию, подконтрольную японским войскам. Японцы сразу увидели в свергнутом монархе большой политический потенциал.

В 1932 году было создано марионеточное государство под названием Маньчжоу-Го. Именно его правителем и стал, согласно японскому плану, последний император Китая Пу И. Реальной власти у него в Маньчжоу-Го не было. Все решали японские «советники». Да Пу И и не стремился особо к реальной власти. Ему хватало тех радостей и удобств, что несло с собой его новое положение, он снова вернулся к привычной красивой и праздной жизни, которую и вел до окончания Второй мировой войны. Никаких документов он не читал, подписывал их не глядя, под диктовку этих самых японских «советников». И не заморачивался мыслями о последствиях. Да и была ли у него какая-то возможность протестовать, сопротивляться? Как ни странно, экономика Маньчжоу-Го пошла тогда в гору благодаря большим финансовым инвестициям Японии в этот регион. Пу И был дружен с японским императором Хирохито, даже дважды гостил у него в Японии.

В 1945 году Красная армия отбросила японские войска со своих восточных рубежей и вошла в Маньчжоу-Го. Японцами планировалось, что император, уже подписавший акт об отречении, будет в экстренном порядке отправлен в Токио. Что ждало его там? Кто знает. Во всяком случае на суде сам Пу И говорил так:

— Цель моей отправки была в том, чтобы заставить меня и мою семью молчать, убив всех нас… Мне сразу сказали, что, если со мной что-то случится в Японии, японское правительство не признает себя ответственным…

«Подготовлен для выступления»

Возможно, советский десант, захвативший по случаю Пу И на аэродроме, где он ожидал самолета в Японию, спас ему жизнь. Бывший император был вывезен на самолете в СССР. Сначала он находился в Чите, где ему предъявили обвинения как пособнику японских милитаристов и взяли под стражу. Его судили за «военные преступления», а вернее, за то, что он был марионеткой японской военщины.

В советском плену Пу И страшно боялся, что его передадут для суда в коммунистический Китай и там он наверняка будет расстрелян как изменник. Он делал все возможное, чтобы остаться в СССР, и надеялся через какое-то время в дальнейшем перебраться в Англию или Америку и стать иммигрантом. Если вариант с эмиграцией на Запад не удастся, то он был согласен остаться в СССР.

Он был очень гибким и очень жизнелюбивым человеком, этот последний император Китая.

В это время уже готовился Международный трибунал в Токио, и возникла идея подготовить Пу И к выступлению на заседаниях этого Трибунала в качестве одного из главных обвинителей японских империализма и военщины. С ним была проведена соответствующая работа. Он сразу понял, что от него требуется, и на все согласился.

Возникла идея подготовить Пу И к выступлению на процессе в качестве одного из главных обвинителей японского империализма. Он сразу все понял и согласился

«В соответствии с указаниями Правительства был подготовлен для выступления на Токийском процессе в качестве свидетеля обвинения интернированный бывший император Маньчжоу-Го Пу И.На предварительном следствии в Хабаровске он показал, что Япония своим вторжением в Маньчжурию преследовала цель политического, экономического и религиозного порабощения Маньчжурии и подготовки плацдарма военного нападения на СССР…»

Из донесения И. Сталину министра внутренних дел СССР С. Круглова

Пу И хорошо подготовили к процессу в Токио во всех отношениях.

Хотя, конечно, никаких гарантий, что он выдержит все атаки на процессе, не было.

9 августа 1946 года Пу И был доставлен в Токио. В этот день все японские газеты вышли с его фотографиями.

Выглядел он весьма презентабельно — худощавый, в хорошем костюме, белой рубашке с галстуком, в тонких очках.

Газеты подчеркивали важность его показаний, строили предположения, как поведет себя последний китайский император. Ажиотаж вокруг Пу И был таков, что его допрос решил провести лично главный обвинитель Кинан.

Надо сразу сказать, императорское прошлое сказалось — Пу И держался на допросах с достоинством, свободно, на вопросы отвечал подробно. Не давал себя сбить и увести в сторону.

Из архива Токийского трибунала

Вопрос: Вы стали регентом или главой Маньчжурии 1 марта 1932 года. Можете ли вы сказать нам, кто осуществлял контроль над Маньчжурией в то время?

Ответ: Вся власть была в руках генерала Хондзе, главнокомандующего японской Квантунской армией в Маньчжурии, и его помощников и одновременно — в руках начальника штаба полковника Итагаки…

Вопрос: Скажите, кто, как правило, возглавлял основные министерства — японцы или китайцы?

Ответ: Министрами были китайцы. Они служили ширмой для японцев, фактически управляющих министерствами. В Квантунской армии был четвертый отдел, который руководил всеми маньчжурскими делами…

Вопрос: Где печатались и чеканились национальные маньчжурские деньги?

Ответ: Они печатались и чеканились в Японии.

Вопрос: Кто же контролировал выпуск денег, печатаемых в Японии, как вы заявили, то есть кто контролировал финансовую систему в Маньчжурии?

Ответ: Это также находилось в ведении бюро общих дел Маньчжоу-Го, то есть в руках японцев…

Вопрос: Пожалуйста, скажите нам, что вы знаете о японских военных приготовлениях в Маньчжурии?

Ответ: Эти японские военные приготовления считались чрезвычайно секретными, и они никогда и ничего не говорили мне об этом. Судя по карте, которая показывает, что японцы построили железные дороги в северной и восточной части Маньчжурии, я заключаю, что они вели военные приготовления для агрессии против СССР… Советский Союз не имел агрессивного плана против Маньчжурии. Есть несколько примеров, которые я могу вам привести, доказывающих это положение. Когда генерал Уэда был в Маньчжурии и командовал Квантунской армией, японская армия в Чжанкуфэне (то есть у озера Хасан. — Авт.) бросила вызов русской армии. Японцы хотели испытать силу русской армии, в результате чего и были разбиты. После поражения японской армии вопрос был решен без всяких условий, на месте. Если бы Советская Россия имела какие-нибудь территориальные притязания, она могла бы пройти дальше и военные действия не прекратились бы…

Провал адвокатов

Надо сказать, что американские адвокаты всячески пыталась опорочить личность самого Пу И, подозревая, что он будет давать показания в пользу СССР. И здесь можно говорить не только о выполнении прямых адвокатских обязанностей.

В поведении защитников явно чувствовалась антисоветская направленность, стремление опорочить позицию СССР. Наиболее напористо в этом плане действовал американский адвокат майор Блэкни.

Последний вопрос Блэкни был таков: «Является ли что-либо из того, что вы здесь показали, результатом угроз по вашему адресу или каких-либо обещаний вам?»

То есть совершенно очевидно, что Блэкни пытается доказать: Пу И говорит то, что ему приказали говорить в СССР.

Однако Пу И держался твердо: «Мне ничем не угрожали и ничего не обещали. Я говорю правду».

Тогда в дело вступил другой американский адвокат капитан Клейман: «Просили ли вы у державшего вас в плену советского правительства или у международной секции Обвинения этого Трибунала, чтобы вам разрешили дать показания перед Трибуналом?»

Пу И твердо отвечает: «Обвинение пригласило меня быть свидетелем на этом процессе».

Клейман не унимается: «Сообщили вам, что может быть, если вы откажетесь давать показания перед этим Трибуналом?»

Но Пу И стоит на своем: «Это смешно. Конечно, я пришел сюда давать показания по своей собственной воле».

Усилия американцев не увенчались успехом. Бывший император не только подтвердил все показания, данные на предварительном следствии, но и многократно повторил, что, находясь в СССР, никакому давлению подвергнут не был и показания дает искренне. Он полностью оправдал те надежды советского руководства, какие на него возлагались.

И вот каким был результат показаний Пу И.

Раздел Приговора «Маньчжурия — «жизненная линия» Японии» — начинается следующим утверждением: «Установлено, что в течение всего периода, охватываемого доказательствами, представленными Трибуналу, намерение вести войну против СССР было одним из основных элементов военной политики Японии. Военная партия Японии была полна решимости оккупировать дальневосточные территории СССР, так же, как и другие части Азиатского континента. Хотя Маньчжурия привлекала своими естественными богатствами, возможностью экспансии и колонизации, её захват был так же желателен, как обеспечение плацдарма в планировавшейся войне против СССР».

В другом разделе Приговора — «Маньчжурия как плацдарм против СССР» — эта мысль формулируется короче, но ещё категоричнее:

«Захват Маньчжурии в 1931 году обеспечил базы для нападения на СССР на широком фронте с целью захвата всего советского Дальнего Востока».

Товарищ Пу

Когда Пу И закончил свои показания и готовился к вылету обратно в СССР, неожиданно возвращение было задержано почти на шесть дней по вине американской стороны. Американцы, как удалось выяснить, все эти дни надеялись собрать доказательства, что Трибунал против возвращения Пу И в Советский Союз. Но сделать это не удалось. Наконец, 6 сентября 1946 г. Пу И вернулся в Хабаровск.

Надо отметить, от китайской стороны с завидным постоянством поступали ноты с просьбой о передачи им Пу И. Но советские власти бывшего императора не отдавали. Кто знал, какие у Чан Кайши планы в отношении последнего императора… На одну из последних китайских нот от 23 ноября 1948 года последовало указание из Кремля: в передаче отказать, ноту оставить без ответа.

Однако, когда была провозглашена Китайская Народная Республика, коммунистическое руководство которой называло себя «младшим братом» СССР, ситуация в корне изменилась. 1 июня 1950 г. премьер Чжоу Эньлай в беседе с послом СССР в КНР заявил, что китайское правительство готово принять Пу И, если советская сторона находит это своевременным.

Отказать «своим» советское руководство не сочло возможным. Да, честно говоря, политическая надобность в экс-императоре пропала. 14 июля 1950 г. правительство СССР приняло постановление о передаче властям КНР бывшего императора Пу И.

Узнав об этом, бывший Сын Неба в отчаянии даже пытался покончить жизнь самоубийством. Как потом вспоминал Пу И, — «Коммунисты ассоциировались в моем сознании с «бурным паводком и лютыми зверями». Правда, в Советском Союзе, хотя он и коммунистическая страна, ко мне относились гуманно. Но Советский Союз — одно из союзных государств, связанных международными соглашениями. В Китае же обстановка иная. Китайские коммунисты свергли Чан Кайши, не признают никаких «законных династий» и, естественно, могут поступить со мной так, как пожелают. К тому же они ненавидели меня во сто крат больше, чем Чан Кайши. И вот теперь меня должны передать в их руки. Есть ли ещё надежда на спасение?»

Его опасения были не напрасны. В Китае бывшего императора судили по статье «за военные преступления». Но не расстреляли, а отправили в тюрьму. Он стал рядовым заключенным без каких-либо привилегий. И надо отметить, он очень спокойно, даже по-философски воспринял тяготы тюремной жизни.

После девяти лет заключения Пу И был амнистирован за примерное поведение и идеологическое перевоспитание.

Последние годы жизни экс-император провел в Пекине. Он устроился на работу в Ботанический сад, где занимался выращиванием орхидей. Он больше ни на что не претендовал и ничего не требовал, ни о чем не просил. С людьми был вежлив, обходителен, отличался скромностью. И даже нашел очередную спутницу жизни.

Роль рядового китайского гражданина не очень огорчала Пу И. Он занимался тем, что ему нравилось — выращиванием цветов, и работал над своей биографией под названием «От императора до гражданина». Книга вдруг понравилась Мао Цзэдуну, была издана, широко продавалась. На волне этого успеха в 1961 году Пу И даже вступил в компартию и стал сотрудником Государственного архива, а потом вошел в состав политико-консультативного совета КНР. Новый крутой поворот в его необычной жизни. Когда он скончался, все расходы на похороны взяла на себя КПК, тем самым выразив уважение последнему императору Китая. Тело было кремировано.

А нам остается только констатировать, что это был человек незаурядный как в лучших, так и в нелучших своих проявлениях.

Комментарии