Как военного министра переименовали в день смерти Сталина

27.12.2018 0

Кто не знает сегодня словосочетание «министр обороны» — каждый его слышал. При этом в ее смысл мы и не вдумываемся. Тут ведь все ясно: министр — глава «обороны страны». Иногда так и говорят: «оборонное ведомство». Министра нападения или атаки нет ни в одной стране.

У всех «министры обороны» — и в этом все лицемерие наступившего века. Везде только оборона, все только защищаются. Простите, как же получаются войны, если никто ни на кого не нападает? Все за свободу, за равенство, за права человека, за право страны и ее народа выбирать свое будущее самому.

При этом мира на планете нет ни один день. Его и раньше не было — но все было как-то честнее, что-ли. Как по Крылову: «Уж виноват ты тем, что хочется мне кушать».

Сегодня волк объяснил бы козленку, что козленок нарушил некие правила, перешел «красную черту» и сам, по сути, является опасным хищником. Поэтому если козленка съесть — это вроде как борьба за права травоядных на всей поляне, чтобы могли мирно пастись! И другой заботы у волка нет.

Именно об этом наступившем дивном и чудном мире совсем недавно высказался 83-летний знаменитый французский актер Ален Делон.

«В современном мире все ненастоящее, поскольку все зависит от денег. Я уже все видел, все пережил. Но главное состоит в том, что я ненавижу это время, меня от него тошнит, — признался Делон. — Все подделка, все чувства оскорблены, в мире не осталось ни уважения, ни умения держать слово, только деньги важны, круглые сутки только слышишь, что о криминале».

Ключевые слова — «в современном мире все ненастоящее».

Тут слышу голос читателя — ведь так было всегда. Нет, не всегда.

Начали мы разговор с министра обороны. Не всегда в нашей стране человек, руководящий обороной России, так назывался. До революции глава военного ведомства назывался военный министр. Сразу после Февральской революции «рэволюционеры» изменили название и соединили в Александре Ивановиче Гучкове две должности, назвав его военный и морской министр.

Такую же должность занимал и Александр Керенский, который внес огромный, до сих пор по справедливости не оцененный вклад в дело разрушения России. Далее Александр Верховский вновь стал военным министром и пробыл им менее двух месяцев, пока не отправился с коллегами по Временному правительству после Октябрьского переворота в Петропавловскую крепость.

Николай Ильич Подвойский, разумеется, назывался уже по-иному. Ведь известно, что никаких антинародных министров не может быть в народном правительстве! Поэтому Подвойский был народный комиссар по военным делам РСФСР. Или коротко нарком.

Были в то время и более любопытные сокращения. «Замком по морде» — заместитель командующего по морским делам. Далее вновь началась эпоха совмещения — Лев Давыдович Троцкий стал не только главой Красной армии, но и Красного флота (Морских сил РККА). И назывался он народный комиссар по военным и морским делам. Наркомвоенмор.

Так же назывался и Михаил Васильевич Фрунзе. С той только разницей, что Троцкий был наркомом в РСФСР, а Фрунзе уже в СССР. Народный комиссар по военным и морским делам СССР — такую должность занимал и Климент Ефремович Ворошилов, чей родной город Луганск сегодня находится во враждебном окружении.

Сразу после окончания Великой Отечественной войны, с февраля 1946 года должность народного комиссара Вооруженных сил СССР занимал Иосиф Виссарионович Сталин. Через месяц произошло переименование и Сталин почти год был министр Вооруженных сил СССР. То, что в народном правительстве опять появилось «антинародное» слово «министр», уже никого не удивляло. Слово министр опять прижилось в русском языке, не неся никакой отрицательной окраски. При этом обратим внимание, что не было при Сталине министра обороны, а был либо министр Вооруженных сил, либо военный министр СССР.

И в 1947 году, когда Иосиф Виссарионович ушел от непосредственного руководства вооруженными силами страны, Николай Александрович Булганин получил должность министра Вооруженных сил СССР. В 1949 году его сменил Александр Михайлович Василевский, с полным сохранением наименования должности. В 1950 году должность переименовали и Василевский стал военным министром СССР.

Ровно 5 марта 1953 года, в день смерти Сталина, Василевский был снят со своего поста. Николай Булганин, вернувшийся в этот день на пост главы военного ведомства, стал называться уже по-иному: министр обороны СССР.

Вот ровно со дня смерти Сталина у нас министр обороны.

Почему должность военного министра переименовали в такой день, когда всем должно быть уж точно не до таких мелочей, ответа вы не найдете.

Настоящего ответа.

Кто кому подавал сигнал, о чем и почему — остается только догадываться.

Но только с той поры СССР действительно ушел в оборону во всех сферах, начиная с экономики и заканчивая идеологией, что и привело к его поражению в итоге.

 

Автор: Николай Стариков
Источник: riafan.ru


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс Dzen канале

 

Поделитесь

Новые видео

Instagram Николая Старикова

Комментарии