Цены на электричество берутся с потолка

08.04.2016

У всех так называемых «реформ», которые проводятся либералами в России всегда есть один и тот же итог. Это ухудшение ситуации, ради исправления которой «реформы» и затеваются.  Результат всегда прямо противоположен тому, о чём говорили либералы. Итогом «реформы» образования есть падения уровня знаний. «Реформы» медицины приводят к трудностям в получении бесплатной медицинской помощи. «Реформа» энергетики обещала нам всем снижение тарифов, конкуренцию и модернизацию всей этой важнейшей сферы, ввод в эксплуатацию новых мощностей. В реальности – рост тарифов, фактическая монополия, колоссальная плата «за подключение к сетям» и строительство новых мощностей исключительно за счет населения.

Подробности глобального жульничества, называемого «реформа энергетики» разобрал в статье один из сторонников Партии Великое Отечество С.М.К.

Реформа энергетики – монополия вместо конкуренции

В современном мире энергия и её источники играют ключевую роль в нашей жизни. Автомобиль приводит в движение энергия топлива, телефон питается от аккумулятора, в кране течет горячая вода, нагретая в котельной.  Подобные примеры являются для нас обыденными, а такие «товары потребления», как топливо для машины, электроэнергия и тепловая энергия, для многих являются неотъемлемой частью семейного бюджета.

Возьмём любой товар или услугу, которые производятся у нас в стране, и посмотрим внимательно на составляющие цены. Окончательную цену можно разделить на три основных составляющих:

  • себестоимость,
  • налоги,
  • прибыль «продавца», если предприятие коммерческое.

Размер налоговой ставки, налоговой базы или тип налога определяется государством и варьируется от типа товара или услуги. Для одного типа производства будут одни налоги, для второго могут быть другие. Какие-то налоги будут всегда, какие-то только при определенных обстоятельствах. Прибыль же будет всегда, если предприятие коммерческого типа (основная цель коммерческих предприятий – получение прибыли). Будет всегда и себестоимость – доля стоимости товара (или услуги), которую необходимо затратить для самого производства этого товара. Необходимо купить муку, прежде чем печь хлеб. Необходимо купить зерно, прежде чем молоть муку.

Когда мы узнаем, что в магазине поднялись цены на хлеб, мы можем только гадать о причинах. Возможно, продавец решил заработать больше денег, подняв цены, увеличив тем самым прибыль с продаж хлеба. Может он и не виноват, а подорожала мука, тогда продавец хлеба был вынужден поднять цены, чтобы сохранить свой достаток. Но почему подорожала мука? Желание мельника больше заработать или повышение цены на зерно? А с зерном что? Такую цепочку можно создать для любого товара или услуги, но не везде в себестоимости будет фигурировать зерно или мука. А вот электроэнергия, в том или ином виде, будет почти везде. В магазине стоят холодильники, пекарь использует печку, мельник использует мельницу (в наше время они на электроприводах). Более того, есть ряд товаров и услуг, где стоимость затрачиваемой электроэнергии (или стоимость потребляемой электрической мощности) составляют почти всю себестоимость.

Повышение тарифов на электроэнергию приведет к повышению всех цен на товары и услуги, произведенные в стране. Но что стоит за тарифами на электричество?

Электрическую энергию производят на электрических станциях. Существуют множество видов таких энергообъектов, но наиболее распространенными являются ТЭС (тепловая электрическая станция), АЭС (атомная электрическая станция), и ГЭС (гидроэлектростанция). Доля ТЭС составляет порядка 68%, АЭС 12%, ГЭС 20% [1], все электростанции вместе с электрическими сетями создают ЕЭС (единая энергосистема). В СССР ЕЭС полностью регулировалась государством, которому принадлежали все станции и электросети. Основной задачей для всех игроков ЕЭС СССР было надежное и бесперебойное снабжение электроэнергией потребителя. Государство стремилось минимизировать затраты на производство электроэнергии, а также тарифы на нее, т.к. это сказывалось на всех прочих  отраслях. Но всё поменялось с приватизацией времен 1992-1993 годов и реформой ЕЭС России в 2008 году, которую пролоббировал и осуществил Анатолий Чубайс Бывшие государственные активы, огромной стоимости, стали частными. Большинство электростанций объединили в коммерческие организации, основной целью которых стало получение  максимальной прибыли. Для собственников энергокомпаний надежное снабжение электроэнергией потребителя отошло на второй план, их не интересует экономное расходование энергии потребителями – наоборот, их интерес заключается в максимальных объемах продажи, ведь это напрямую влияет на прибыль!

Когда происходила приватизация, среди прочих было одно условие – государство продает по дешевке свои существующие активы, но выгодоприобретатель приватизации обязуется ввести новые мощности. На словах «невидимая рука рынка» и ввод новых мощностей якобы позволит создать конкуренцию и снизить цены для конечного потребителя. Так обещали, так повсеместно говорили либералы и лично господин Чубайс. На деле строительство новых мощностей оказалось нецелесообразно, так как  при существующих экономических условиях (тарифах) вложенные средства в разумные сроки не окупались. А речь идет о многих миллиардах рублей только на один объект. Почему не окупались?

По логике, если мы строим новую станцию с применением современных (не обязательно самых современных) технологий, то при её работе происходит существенная экономия топлива (коэффициент полезного действия старых технологий порядка 30-36%, у новых технологий он достигает 45-62%, а в ряде случаев коэффициент использования топлива достигает 92%), что приводит к значительному снижению основной составляющей себестоимости – затрат на топливо.

Получается, что ввод  в эксплуатацию новых станций должен снизить тарифы для конечного потребителя, а хозяин электростанции получал бы больше прибыли за счет снижения себестоимости, однако на деле всё происходит с точностью до наоборот – тарифы растут.

Давайте разберемся почему — для этого нужно рассмотреть структуру тарифов, по которым  электроэнергию и мощность покупают потребители. Электроэнергию необходимо произвести и доставить до потребителя. Есть затраты, которые несет электростанция, а есть затраты сетевых предприятий и других участников рынка. Интересные моменты есть по каждому направлению, но давайте акцентируем внимание на электростанциях. Себестоимость станции складываются из топливных затрат (наибольшая часть), фонда оплаты труда, затрат на ремонт, амортизации, налогов и прочего. В зависимости от вида электростанции и её возраста, соотношение долей затрат в себестоимости может сильно варьироваться. Так как средний возраст электростанций превышает 35 лет, а их износ превысил отметку в 65%, [2,3] то в их себестоимости очень низкая величина амортизационной составляющей (а иногда отсутствует вообще) и завышенные затраты на топливо (старые технологии). Новая же станция, по идее, имеет на вооружении современные технологии, что позволяет ей экономить топливо, однако имеет высокую стоимость основных фондов, а, следовательно, и амортизационные начисления.

Источником возврата инвестиций вложенных в строительство электростанции являются амортизация и прибыль, заложенные в тарифах. С переходом на рыночное формирование тарифов на электроэнергию и мощность для электростанций оптового рынка, из-за низкой амортизационной составляющей в себестоимости (большинство электростанций старые), тарифы на мощность оказались слишком низкими, чтобы обеспечить разумные сроки окупаемости вновь сооружаемых энергоблоков.

Усугубляющим обстоятельством, приводящим к необоснованному увеличению стоимости новых электростанций, является отсутствие оптимизации технологических схем при их проектировании. Общей практикой стало применение современного высокотехнологичного оборудования на стандартные параметры, рассчитанные ещё в советское время при плановой экономике, либо  достижение максимального значения коэффициента полезного действия энергоблока без оценки адекватности затрат. Все эти действия приводили к тому, что новое оборудование становилось неконкурентоспособным на рынке. Чтобы обеспечить строительство  новых энергоблоков, а также заинтересовать в этом владельцев энергокомпаний, государство предложило компенсировать стоимость электростанций за счет потребителя. Другими словами, энергообъект строился полностью за счет населения, но прибыль при её последующей работе получали собственники энергокомпаний. Было решено ввести систему договоров о предоставлении мощности (ДПМ), в соответствии с которыми для вновь построенных энергетических мощностей, на период в 10 лет, устанавливаются специальные значительно повышенные тарифы, позволяющие быстро окупить проект. У таких станций мощность купят по особому тарифу, «кинут» её в «общий котел» к остальным станциям, а средний тариф и будет тарифом для потребителя.

Сколько составляет тариф ДПМ? А вот сколько тебе не хватает. Все издержки, связанные с ошибочными техническими и организационными  решениями, заложенными в проект, отсутствием  оптимизации технологических схем, «лоббированием», прочими расходами, которые увеличивают затраты на проект – всё это покрывает ДПМ. Тариф ДМП может быть в 5-15 раз большей рыночного тарифа т.е. все станции получают 1 рубль, а «новые» станции получают 5-15 рублей! Другими словами, конечный потребитель (население) из своего кармана покрывают издержки, связанные с деятельностью «эффективных менеджеров». В рамках страны это сотни миллиардов рублей в год.

Еще одна сторона проблемы в том, что проекты, инвесторы которых не могут договориться с чиновниками о ДПМ, являются непривлекательными. Получается, что конкуренцию искусственно выдавливают с рынка, ограничивая количество новых производителей. Сегодня существуют несколько больших компаний [6], которые, при возможности, покупают (или уже скупили) компании поменьше[7,8]. Таким игрокам легко договориться о ДПМ для ввода новых мощностей. Создается монополия, при которой можно не заниматься увеличением конкурентоспособности своей продукции. Куда проще говорить, что станция работает в убыток, нежели проводить необходимые работы по конкурентоспособности проекта на рынке. Если хлеб пекаря не будут покупать по его цене, пекарю государство не компенсирует «убыток» — либо пекарь ищет способы снижения себестоимости, либо он  повышает цену на свой продукт, в следствии чего упадет спрос. При развитой конкуренции пекарь может и разориться.

Энергетическая отрасль имеет множество проблем, среди которых «кумовство» в административных кругах, которое можно отнести к наиболее серьёзной проблеме, порождает новые проблемы. Грамотных специалистов давно сменили на людей, которым «Можно доверять». Любые предложения по увеличению надежности, экономичности, энергосбережению сталкиваются с критерием «максимальная прибыль», который может идти вразрез с интересами конечного потребителя. «Максимальная прибыль» не означает минимальные затраты для конечного потребителя. «Максимальная прибыль» для монополии, которая влияет на все отрасли страны, означает торможение развития каждого направления, уменьшения благосостояния каждого жителя этой страны.

С.М.К.

Используемая литература

  1. http://minenergo.gov.ru/node/532
  2. http://www.e-apbe.ru/
  3. http://oaji.net/articles/2015/743-1440505988.pdf
  4. https://www.atsenergo.ru/results/rsv/hubs_extra/
  5. http://www.energo-consultant.ru/
  6. https://www.vedomosti.ru/newspaper/articles/2015/03/02/monopolnii-tarif-na-inflyatsiyu
  7. http://minenergo.gov.ru/node/4846
  8. http://slon.ru/fast/russia/ekspansiya-dnya-gazprom-kupil-moek-977543.xhtml
  9. http://neftegaz.ru/news/view/142972

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

Понравился материал? Поделитесь им в соц.сетях!

Подпишитесь на рассылку

Один раз в день Вам на почту будут приходить материалы Николая Старикова, достойные внимания. Можно отписаться в любой момент.

Отправляя форму, Вы даёте согласие на обработку и хранениe персональных данных (адреса электронной почты) в полном соответствии с №152-ФЗ «О персональных данных».

Новые видео

Комментарии

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: