Чудская «евроинтеграция».
Победа в Ледовом побоище сохранила будущее Руси

18.04.2022

Чудская «евроинтеграция». Победа в Ледовом побоище сохранила будущее Руси

Источник: aif.ru @ Константин Кудряшов

«В день памяти мученика Клавдия и на похвалу святой Богородице», то есть 5 апреля 1242 г., на льду Чудского озера была решена судьба Руси.

В тот день состоялась битва, в которой князь Александр Невский нанёс страшный удар Ливонскому ландмейстерству Тевтонского Ордена. Потом это назовут Ледовым побоищем.

А совсем потом станет хорошим тоном сомневаться не только в масштабах и последствиях этого сражения, но даже в том, что оно вообще имело место. Потому что ни одна экспедиция, снаряжённая на поиски материальных следов битвы, не нашла ни меча, ни топора, ни стрелы, ни захудалого обрывка кольчужки…

Верю-не верю?

Вообще-то у русских после победы было достаточно времени, чтобы убрать своих и чужих павших для погребения, а значит, заботливо подобрать и унести с собой все металлические предметы вплоть до последнего гвоздя. Но даже те люди, что умиляются объяснению про подкову, приносящую счастье — дескать, в былые времена железо было настолько дорого, что и ломаная подкова сулила обогащение — не принимают этот факт во внимание.

Как не принимают во внимание и поведение Чудского озера. А оно постоянно меняет очертания берегов и уносит вглубь либо покрывает мощным слоем ила и песка все крохи, что могли остаться после тщательной «уборки» поля боя. Даже то, что экспедиция Российского военно-исторического общества летом прошлого года обнаружила остатки Вороньего камня, того самого, с которого Александр Невский руководил сражением, впечатления на скептиков не производит. Максимум, на что можно рассчитывать — снисходительное: «Ну ладно, может, что там и было. Подумаешь, средневековые „братки« делили сферы влияния, забили „стрелку«, и русским больше повезло…».

Удивительно, но и в школьных учебниках Ледовое побоище стоит особняком, упоминаясь в невнятном контексте про «походы ливонских рыцарей на Русь». Хотя в реальности не было никаких разрозненных «походов», а была самая настоящая война — долгая и кровопролитная, начатая в 1240 г. и закончившаяся в 1243 г. подписанием мирного соглашения, по которому Орден «навеки» отказывался от посягательств на русские земли. Ясное дело, никакого «навеки» не получилось — Запад позже традиционно наплевал на мирный договор. Но Ледовое побоище, генеральное сражение той войны, настолько обескровило Орден, что очередное нападение произошло лишь спустя 10 лет.

Масштабы «Ледового кровопускания» были велики. Во избежание очередного «Только не надо ссылаться на русские летописи, там сплошная пропаганда!» стоит обратить внимание на взгляд «с той стороны». Документ «Ливонская рифмованная хроника» был создан со слов свидетелей и участников тех событий через 40 лет после войны. Вот как немцы описывают итог сражения: «Там было убито 20 братьев-рыцарей и 6 взято в плен».

Много это или мало? Судите сами. Ровно за год до Ледового побоища, 9 апреля 1241 г. состоялась Битва при Легнице, когда прославленное рыцарство было наголову разбито татаро-монголами. Орден в том сражении потерял 6 братьев-рыцарей. Поражение считалось страшным. Но только до Чудского озера. Там Орден потерял вчетверо (!) больше и надолго утратил способность к активным действиям. Знаменитый немецкий Drang nach Osten, то есть «Натиск на Восток», захлебнулся.

Славянские «танцы»

А ведь до поры этот самый натиск развивался успешно. Те, кто считает, что он начался именно в наших пределах, когда немецкие рыцари на первом этапе войны взяли в 1240 г. Изборск и Псков, сильно ошибаются.

К тому моменту натиск длился уже лет четыреста. Просто в самом начале «востоком» была не река Великая, на которой стоит Псков, а река Эльба. Западнее неё жили германцы. Восточнее — славяне, о чём и говорят названия многих нынешних городов. Лейпциг когда-то носил имя Липск, почти Липецк. Пренцлау — Прецлав, сродни нашему Переславлю. Бранденбург — Бранибор. Ратцебург — Ратибор. Деммин — Дымин. Шверин — Зверин. Названия каких-то славянских городов остались без изменений, таковы, например, Росток и Любек. Какие-то переделали до неузнаваемости — так Велиград стал Мекленбургом, а Старград — Ольденбургом…

Славянский след есть даже в столице Германии — один из его районов, Кёпеник, получил имя от крепости Копаница. Населяло эти и другие города огромное количество славянских племён — лужичане, черезпеняне, гавеляне, спревяне… Были среди них, вы будете смеяться, даже укры, или укране — по названию реки Укер, то есть «извилистая». Их столицей, к слову, и был Прецлав.

Эти славянские земли между Эльбой и Одером были хороши и обильны. Так что натиск немцев на восток вполне объясним. Правда, шёл он с переменным успехом. В X в. немцам удалось завоевать эти края, но Славянское восстание 983 г. вернул всё на свои места. Но мало-помалу сила переходила на сторону немцев. Как раз в середине X в. возникла Священная Римская империя — мощное образование, объединяющее «весь цивилизованный мир», своего рода аналог нынешнего Евросоюза. А славянские племена были разобщены, враждовали между собой и закономерно стали расходным материалом «евроинтеграции». Кто-то, как князь стодорян и правитель города Бранибора Прибислав, принял католицизм и стал Генрихом, а его княжество — Бранденбургской маркой. Кто-то, подобно князю Никлоту, правителю Велиграда, сражался и пал в битве. Но его сын сдался на милость победителей и присягнул немцам, за что был вознаграждён — он и его дети правили Мекленбургским герцогством до самого 1918 г.

А когда где мытьём, где катаньем с сопротивлением славян было покончено, началось то, о чём писал монах Гельмгольд, автор «Славянской хроники»: «Были отправлены послы во все страны, а именно, во Фландрию и Голландию, Вестфалию и Фризию, возвещавшие, чтобы все, кто испытывает недостаток в полях, шли с семьями своими и получили землю славян, землю наилучшую, землю обширную, богатую плодами, изобилующую рыбой и мясом и удобными пастбищами, ибо им должно принадлежать всё лучшее в этой стране».

В итоге к XIII столетию от славян в этих землях не осталось почти ничего, даже языка, поскольку всё делопроизводство велось немецкой администрацией на немецком языке. Плетью обуха не перешибёшь — если немцам «должно принадлежать всё лучшее в этой стране», то надо поскорее стать немцами — влиться в новый мировой порядок и новую «семью народов».

Знал ли Александр Невский о том, как происходила «евроинтеграция славян» между Эльбой и Одером? Конечно, знал. Тот же князь Никлот был убит немцами в 1160 г. Всего лишь за 82 года до Ледового побоища. Промежуток такой же, как между нами и Великой Отечественной войной.

За что сражались

Может быть, немцы удовольствовались уже захваченным и спокойно переваривали свой куш? Ничуть. За 45 лет до Ледового побоища они отжали у Полоцкого княжества устье Западной Двины, быстренько основали там город Ригу и начали присматриваться к Пскову и Новгороду. События там должны были развернуться в соответствии со старыми, проверенными в деле сценариями захвата, удержания и покорения славянских земель.

Они и развернулись. «Ливонская рифмованная хроника», не стесняясь, сообщает: «Братья-рыцари разбили свои палатки перед Псковом. Многие рыцари и кнехты хорошо заслужили в здешних сражениях своё право на лен». Леном в немецкой традиции называется участок земли, который король жалует дворянам за службу. Вломившись в пределы Руси, немцы принялись делить земли. Ни о каком сборе дани или «влиянии» речи не идёт. Сплошное «я к вам пришёл навеки поселиться». И не просто поселиться. «В Пскове оставили двух братьев-рыцарей, которых сделали фогтами и поручили охранять землю». Фогт — должностное лицо, наделённое административными и судебными функциями. Фогты вели делопроизводство по немецким законам и на немецком языке.

Если бы не Александр Невский, который сумел объединить рати псковичей, новгородцев и владимиро-суздальские полки, выведя их на Чудское озеро, то не было бы никакой Руси и никакой России. Была бы проведена очередная «евроинтеграция», образовалась бы очередная германская провинция. Возможно, кто-то посчитает, что так было бы лучше. Дескать, «пили бы баварское». Но та же «Ливонская хроника» рисует немножко другую картину: «В русской земле повсюду начался великий плач. Кто защищался, тот был убит. Кто бежал, тот был настигнут и убит. Кто сложил оружие, тот был взят в плен и убит. Русские думали, что они все погибнут. Леса и поля звенели от горестных криков».

Вот от чего спасло нашу страну 780 лет назад Ледовое побоище. Та «мелкая стычка» на Чудском озере, которой отказывают не только в величии, но и в том, что она действительно состоялась.

Памятник Александру Невскому на территории храма при МГИМО МИД РФ / Пресс-служба МИД РФ / РИА Новости

Комментарии