Феликс Дзержинский – о нефти, экономике и отношениях с Лондоном

07.05.2021

Продолжаем открывать для себя товарища Дзержинского. Как экономиста, как политика, как человека, понимающего взаимосвязь событий и фактов.

Как вам такое высказывание Феликса Эдмундовича?

«Ведь за последнее время политика очень часто пахнет нефтью, а нефть – политикой».

Ф.Э.Дзержинский

Сказано почти сто лет назад, а как будто про сегодняшний день.

«Наши экономические отношения с Англией» – так называется статья Дзержинского, опубликованная 2 июля 1926 года в «Торгово-промышленной газете».

Актуально и злободневно, как вчера написано…

Источник: Ф.Э.Дзержинский. Избранные произведения. Том второй. – Политиздат, 1977, МСК

НАШИ ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ С АНГЛИЕЙ

Последние выступления английского министра финансов Черчилля и министра по делам колоний Биркенхеда явно направлены к срыву все более налаживающихся экономических взаимоотношений между СССР и британской промышленностью.
Оставляя в стороне политическую оценку этих выступлений, мы хотели бы прежде всего констатировать, что и тон и содержание речей Черчилля и Биркенхеда находятся в явном противоречии с фактом расширяющихся с каждым днем связей между советской и английской промышленностью.
Мы утверждаем, что уже сейчас английская промышленность пропорционально занимает в деле снабжения СССР оборудованием и сырьем более значительное место, чем в довоенное время.
Так, из общего количества сырья, приобретенного для нужд промышленности за границей в 1913 г., на долю Англии падает 14%, а в 1924/25 г.— 19,5%. В 1925/26 г. это участие английского рынка в снабжении нашей промышленности достигнет приблизительно 40%.
В 1913 г. из общего количества оборудования, ввезенного в Россию, расцениваемого в 133,9 млн. довоенных рублей, Англия доставила примерно на сумму 6 млн. руб., что составляет около 5% всего ввоза оборудования. В 1924/25 г. участие Англии в снабжении нас оборудованием достигло 22 %. Из всей суммы заказов на оборудование, выданных пока в 1925/26 г., на долю Англии падает 25 %.
Эти результаты достигнуты несмотря на то, что английское правительство не распространило на СССР закон об экспортных кредитах, и что английские банки, очевидно
под влиянием речей г-на Черчилля, все время сдерживают стремление промышленников расширить сбыт их продукции на советский рынок. Мы не сомневаемся в том, что не будь этих двух последних обстоятельств, не вытекающих из характера развития наших деловых взаимоотношений с английской промышленностью, доля участия Англии в снабжении нас оборудованием и материалами была бы значительно выше.
Г-н Черчилль в своей речи предостерегает английскую промышленность и советует ей не расширять кредитование советских заказов, намекая на то, что советские заказчики могут не заплатить. Этот прием, не говоря о его абсолютной лживости, уже устарел и ни на одного мало-мальски делового человека больше не действует. Мы советовали бы английским экономистам подсчитать, какую сумму потеряли британские промьшленники от неоплаченных векселей Германии, Франции, Италии и СССР за время возобновления торговых отношений Англии с СССР. Мы категорически заявляем, что нет и не было ни одного случая, когда по советскому векселю в Англии либо в другой стране не было бы уплачено полностью. Это прекрасно знают и министр Черчилль и послушные ему банки. Поэтому иначе как грубой инсинуацией эти намеки английского министра финансов назвать нельзя.
Мы имеем сейчас уже довольно прочные связи с такими крупными английскими фирмами, как Виккерс, Бабкок и Вилькокс, бр. Платт, Твиделъс и Смолей, Добсон и Барло, Маттер и Платт, Джемс Мэккинсон и другие.
Насколько мы точны в наших обязательствах, свидетельствует тот факт, что все крупные английские фирмы, с которыми мы имели и имеем дело сейчас, с каждой новой сделкой расширяют и улучшают условия кредита.
Мы могли бы назвать целый ряд заказов, которые мы вынуждены были перевести в другие страны, несмотря на то, что с фирмами договорились о технических условиях, цене и кредите. Фирмы при этом неизменно ссылались на то, что они не в состоянии реализовать в банках уговоренные кредитные условия.
Хорошо было бы, если б м-р Черчилль в одной из своих ближайших речей осведомил бы английскую общественность о том, кто является истинным виновником срыва этих дел.
Промышленность СССР в 1925/26 г. достигает почти довоенного уровня. В Европе только французская и итальянская промышленность перешагнула через уровень 1913 г. Одно это свидетельствует о прочности хозяйственного положения СССР.
В предстоящем операционном году наша промышленность, несомненно, оставит позади себя уровень производства царской России. Это обстоятельство учитывают деловые круги всего мира. Но никто не делает из этого факта того вывода, который явно насильно навязывается английской общественности г-ми Черчиллями и Биркенхедами.
Английское машиностроение, которое уже сейчас занимает солидное место в оборудовании нашего теплосилового хозяйства, строительстве наших электростанций, оборудовании нашей текстильной промышленности и т. д., прекрасно знает ближайшие перспективы развития этих отраслей производства.
Указание на то, что якобы торговля Англии с СССР может развиваться и в случае разрыва договорных отношений между, ними, совершенно лишено реальной почвы, хотя и подкрепляется ссылками на торговлю Соединенных Штатов Америки с СССР. На самом деле отсутствие у СССР дипломатических отношений с Америкой есть сильнейшее препятствие для развития с ней коммерческих отношений, которые могут быть поставлены на прочную и широкую базу только при наличии нормальных договорных отношений, что и толкает все возрастающую часть деловых кругов Америки к требованию признания СССР. Еще более отрицательное значение для каких бы то ни было отношений между государствами должен иметь разрыв уже существующих отношений. Не говоря уже о неисчислимых тяжелых политических последствиях разрыва с точки зрения не только советско-английских отношений, но и укрепления всеобщего мира, он и коммерческим отношениям Англии и СССР не мог бы не нанести сильнейшего удара.
В заключение мы должны отметить ещё один любопытный факт, проливающий некоторый свет на одну из причин ведущейся против СССР кампании. Речь идет о травле, поднятой некоторой частью английской печати, против деятельности РОП . В том, что деятельность РОП не особенно по душе мировым нефтяным трестам, которые
хотели бы монополизировать английский рынок, мы нисколько не сомневаемся, РОП мешает этим трестам повышать цены на английском рынке. Но мы нисколько не сомневаемся, что английский потребитель нефтепродуктов в поднятии цен не заинтересован. Не кроется ли в этой нефтяной конкуренции причина особой ретивости некоторых наших врагов?
Ведь за последнее время политика очень часто пахнет нефтью, а нефть — политикой.

«Торгово-промышленная газета»
№ 148, 2 июля 1926 г


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

👉🏻 Подпишитесь на рассылку

  • Русская смута XX века
  • От декабристов до террористов. Инвестиции в хаос
  • Сталин. После войны. Книга вторая. 1949-1953
  • Сталин. После войны (1945-1948). Книга 1
  • Национализация рубля. Путь к свободе России
  • Сталин. Вспоминаем вместе
  • Шерше ля Нефть

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: