Про второе чтение федерального бюджета и текущую экономическую политику

20.11.2020

24 ноября ожидается второе чтение федерального бюджета в Госдуме. Впечатление от изучения бюджета, даже после всех улучшающих его поправок, – двойственное.

С одной стороны – досада и разочарование, что власти потеряли шанс сменить экономические инструменты, навязанные России извне в 1993 году международным истеблишментом. Пик надежды на это был в мае 2020 года — подготовка Правительством РФ «Общенационального плана восстановления занятости….» в его первоначальной редакции. Мы уже комментировали его с точки зрения Курса Благополучия. На 2020 год этот План, став чрезвычайным федеральным бюджетом страны, позволил смягчение фискальной политики (упрощенно – дефицит в бюджетной системе РФ) на 8.5% ВВП или 9.5 триллионов рублей. И это после профицита в 1.8% ВВП или 2 триллиона рублей в 2019 году! А с учетом недовыполнения расходных статей бюджета на 1.2 триллиона, реальный профицит в 2019г превысил 3 триллиона рублей или сумму, примерно равную оборонному бюджету страны.

В пик «корона-карантина» 2020г экономика страны еле удержалась от падения в пропасть. В первую очередь — благодаря нескольким выплатам типа 10 тыс. рублей на ребенка, выплатам врачам, субсидирования ипотеки, и ускоренным госзакупкам по нескольким десяткам больших и малых проектов. От атомных ледоколов до покупки автомашин скорой помощи для регионов.

Правительство удержалось от открытого бунта против МВФ (для краткости назовем так международный финансовый истеблишмент). Хотя – в условиях «корона-кризиса» вполне могло нахально объявить источником дополнительных бюджетных трат неизрасходованные остатки бюджетных средств прошлых лет. Дефицит бюджета 2020г пока добросовестно финанируется через механизм облигаций федерального займа, ОФЗ, и «репо-аукционов» с залогом этих ОФЗ банками в ЦБ. Вселяет надежду, что большая часть «репо-аукционов» приходится на банки с госучастием. Это частично компенсирует вред бюджету от сверхвысокой стоимости ОФЗ для российских властей по сравнению со стоимостью госзаимствований на Западе.

Представленный в Думу проект федерального бюджета на 2021 – 2023гг. предлагает очень скромный дефицит, на уровне погрешности в исполнении бюджета. Буквально, в 2021, 2022, 2023гг предполагается дефицит в 2.75, 1.25 и 1.41 трлн рублей соответственно. Или в пределах 1 – 2% ВВП. Печально-традиционное невыполнение расходной части бюджета уже сведет этот «дефицит» к нулю. И это отражает не только давнюю позицию Минфина, открыто выступающего против исполнения конкретных бюджетных ориентиров из прежних Указов Президента 2012, но и недавние публичные выступления Белоусова. Наряду с Борисовым – самого «государственнического» во всем Правительстве!

На Форуме «Сильные идеи для нового времени» в интервью ТАСС Белоусов, в частности, сказал:

«Мы в прошлом году вышли на околопредельные возможности увеличения бюджетного дефицита»……. «Мы вышли на 4,4% бюджетного дефицита» (то есть лишь на половину от предполагавшегося «Планом восстановления» ! – КБ)
«….. наращивать дальше его уже становится опасным, потому что возникает простой эффект — это ведь эмиссия государственных ценных бумаг, гособлигаций, ОФЗ. Эту эмиссию должен кто-то выкупать. Выкупать могут, собственно, четыре основных игрока. Первый игрок — самые крупные банки. Но у них ресурсы ограничены и рост ресурсов ограничен. И если банки будут вкладываться в ОФЗ, то чем больше туда будут вкладываться, тем меньше они смогут кредитовать экономику. Второй — это Центральный банк. Это чистая эмиссия — она мало того, что запрещена законом, но даже если эти ограничения снять, здесь есть инфляционные ограничения, налог и все остальные последствия, которые здесь возникают»
«…выходя из программ поддержки экономики, которые действовали в 2020 году, и сокращая бюджетный дефицит, мы должны будем сократить расходы в реальном выражении. Они сокращаются достаточно сильно — примерно на 9–10%, если брать без учета обслуживания долга, то примерно на 10%»

При этом Белоусов не скрывает, что сокращение расходов вряд ли позволит решать задачу от Президента по сокращению наполовину нынешних уровней бедности и безработицы.

Внимание: он буквально говорит про сокращение бюджетных расходов в предстоящие годы! И это после выполнения первоначальных ориентиров по дефициту в «Плане восстановления» только наполовину, 4.4% вместо 8.5% !

Экономистам с нормальными, не-либеральными взглядами это интервью целиком лучше даже не читать, дабы уберечь себя от  разочарований. Белоусов, самый «государственнический» вице-премьер за последние 20 лет, соревнуется с Силуановым и Набиуллиной в искренней попытке обосновать монетаристскую бюджетную политику.

Услышим подобное и от Ю.И.Борисова, и надежду на хорошее будущее можно закрывать окончательно, так?

Остающуюся надежду сегодня дают реальные действия правительства. Наиболее интересно это изложено в статьях Константина Двинского, например здесь.

Коротко – в условиях нехватки ликвидности у крупнейших банков, дефицит бюджета и приобретение ОФЗ финансируются через аукционы РЕПО, позволяющие банкам обменивать только что приобретенные ОФЗ на новую ликвидность от Банка России. По сути – Банк России стал супер-банком, через аукционы РЕПО вышедшим на эмиссию новых рублей в 600 – 700 млрд рублей в месяц или 7 – 8 триллионов рублей в год.

А это уже сравнимо с нижней планкой минимально необходимого роста денежной массы М2 в 10%ВВП или 11 триллионов рублей в год для возобновления инвестиционного цикла в стране! Напомним – за январь – август 2020 года российские компании реального сектора показали суммарные убытки в 10 триллионов рублей, против прибыли в несколько триллионов за сравнимый период 2019 года.

Да, конечно, остается риск быстрого наращивания госдолга под очень высокий процент  — вспомним коллапс государственных финансов Греции 10 лет назад… Но если действительно размещать большую часть этих ОФЗ у Сбера и ВТБ, то большая часть процентов по ОФЗ вернется по госбюджет как дивиденды государству – главному акционеру этих банков. А в крайнем случае долг государства по ОФЗ можно будет пролонгировать или даже списать, если «акционер» попросит об этом «свои» банки.

Напомним – суть Японской и Китайской модели эмиссионного финансирования своих экономик именно в большом долге в 300 и более процентов от ВВП и государства, и частных компаний, владеют которым именно госбанки. При этом проценты по займам могут быть нулевыми в Японии, и достаточно дорогими в 3-4% в Китае. Принципиально именно то, что они возвращаются в доход государства, а не становятся доходом международного частного финансового сектора.

Таким образом, при формальном продолжении выполнения либеральной финансовой догмы и удручающих выступлениях вице-премьера, фактические шаги правительства радуют. Впервые за долгие годы.

Подтверждение тому мы увидим  — или не увидим — в валютном курсе рубля. Любое начало государственной эмиссии должно сочетаться с мерами, препятствующими притоку новой ликвидности банков на валютный рынок и спекуляциям внешних (хедж-фондов) и криминальных игроков (инсайдеров на стыке правительства, чиновников ЦБ и коммерческих банков). Виктор Геращенко в полностью разоренной России 1999-2001 года продемонстрировал быстроту восстановления контроля ЦБ над обменным курсом. И это в те годы, когда нефть была дешевле чем сегодня, МВФ буквально назначал членов российского правительства, зарплата федерального чиновника была равна стоимости обеда в дорогом московском ресторане, а гонорар наемного убийцы был меньше, чем сегодня стоит новый смартфон.

Досадно, что правительство допустило падение рубля до нынешних уровней 90 – 92 за Евро. Это уже заложило дополнительную 5% инфляцию во все внутренние цены на 2020 – 2021 год….. Но если власть сможет хотя бы зафиксировать этот уровень на ближайшие 3-4 года, то и с этим экономика вполне сможет начать расти.

Как это часто происходит в России – огромная досада и разочарование от сильно урезанной политики масштабного стимулирования роста из «Плана восстановления…», от слов вице-премьера — сочетаются с первым для пост-советской России механизмом государственной эмиссии и расширения денежной массы. Пусть этот механизм используется на малую часть своих возможностей – но так он используется впервые! Если Курс Благополучия будет принят руководством России – его рекомендации теперь будут звучать гораздо менее радикально для среднего федерального чиновника, чем до октября 2020 года.

Неопределенность и отсутствие запрограммированости на повторение монетаристского проклятия последних 25 лет уже есть чудо, успех, или как минимум надежда на будущее.  

Группа разработчиков экономической программы «Курс Благополучия»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

Понравился материал? Поделитесь им в соц.сетях!

Подпишитесь на рассылку

Один раз в день Вам на почту будут приходить материалы Николая Старикова, достойные внимания. Можно отписаться в любой момент.

Отправляя форму, Вы даёте согласие на обработку и хранениe персональных данных (адреса электронной почты) в полном соответствии с №152-ФЗ «О персональных данных».

Новые видео

Комментарии

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: