Рассказ о настоящем докторе

20.06.2020

В каждом времени есть свои герои. Только мы не всегда знаем их имена. Увы! Об одном из таких героев, имени которого мы не знаем, написал один из читателей блога nstarikov.ru Игорь Ольвин.

О настоящем докторе

За свою уже вполне длинную жизнь я познакомился с несколькими настоящими людьми. Некоторых я знаю давно, некоторых – пару-тройку лет или даже месяцев, но этого человека я знаю, фактически, всего одну ночь.

Эту ночь я попробую вам сейчас описать. В этом году мне надо было съездить на одно из мероприятий Петербургского экономического форума (ПМЭФ). Видели по телевизору: Президент, политики, акулы бизнеса и прочая и прочая…

Как всегда бывает, когда есть время спокойно доехать, я погрузился в «Красную Стрелу». Пока был один в купе, вылез из костюма, переоделся в удобные джинсы и майку, открыл хорошую книгу в телефоне. В общем, решил с комфортом провести ночь в любимом поезде и хорошо выспаться.

Забегая вперед, скажу, что планы не сбылись. У меня появился попутчик. Точнее попутчица. Скандинавского вида дама лет тридцати – сорока. Стройная, голубоглазая блондинка. Уверен, что ленинградка.

После стандартных «здрасьте-здрасьте»:

— Простите, вы «туда» или «оттуда»?

— Оттуда.

Угадал.

Ну что ж, ноблес оближ. Книга отменяется. Буду развлекать даму. Чем и занялся.

В общем, самый обычный поездной разговор под вполне хороший перекус с чаем в фирменных подстаканниках. Конечно, как же не распустить в меру облезлый хвост и не предложить угостить даму коньяком.

Оценивающий взгляд с ноткой иронии. Не отказалась! Это я хорошо зашел! Жаль с собой любимый коньяк в этот раз не взял — не было в планах ничего кроме книги. Заказал из ресторана.

Помните Макса Отто фон Штирлица:

— У меня есть коньяк!

— У меня тоже есть коньяк.

— Тогда у вас нет салями!

— У меня есть салями.

Так вот и у нас оказалось и салями из прозрачных коробочек с логотипом «РЖД» и принесенный официантом из ресторана коньяк. Как говорил Филатов: «При такой-то снеди, как не быть беседе»? Вечер обещал быть содержательным и приятным даже без выключенной книги.

Оказалось, что моя попутчица врач-эндокринолог. Это тот, кто диабет лечит. Кандидат медицинских наук. О! А я – технических. Ну, за науку!

Казалось бы, диабет: насквозь житейская по нынешним временам и не очень-то смертельная болезнь, но вот поди-ж ты, сколько людей ею мучается. Еще и профессиональные болезни всяких спортсменов,  артистов балета и иже с ними. Она их лечит. И ещё читает лекции студентам, заканчивает докторскую.

Вы замечали, что современные технологии накладывают своеобразный отпечаток на людей. Например, человек не может оторваться от телефона. Поначалу это меня раздражало в людях, потом привык. Вот и моя собеседница периодически брала со столика тренькающий телефон и отвечала кому-то на сообщения по Вайберу или Вотсапу. Неудивительно. Муж ждет, дети плачут. Коллеги…

Хотя какие, к чорту, коллеги в полпервого ночи? Это раньше человек мог выключиться на время путешествия из Москвы в Питер или обратно: «мы уже не в сегодня, мой друг с тобой, но и в завтра нас тоже нет». Сейчас мы постоянно в онлайне. Жизнь идет параллельно поезду в которым ты перемещаешься из пункта «А» в пункт «Б».

Что касается меня, то я любые сигналы в своем телефоне выключил в начале беседы и положил его «зубами вниз» на дальний край столика, чтобы не мешал. Не время, знаете ли, для сообщений в мессенджерах, когда напротив тебя сидит красивая и умная дама. Оказалось, что она консультирует и лечит многих артистов балета Большого, у которых сбои эндокринной системы. Я ей рассказал о написанном мной недавно отзыве на фильм «Большой» и рассказе о моих знакомых из Вагановки и театра Касаткиной и Василева. Оказалось, что мнение артистов Большого об этом фильме, в целом, совпадает с моим: пасквиль.

Через некоторое время наша беседа, перемежаемая треньканьем её Вотсапа, склонилась к вызывающей общий интерес  теме – образованию и компетентности. Я привел ей состав руководящих специалистов двух профильных (для себя) технических министерств, отметив, что, к сожалению, ни министры ни их многочисленные замы не имеют профильного для министерства образования. Оказалось, что в медицине, к сожалению, процесс деградации управления тоже идет полным ходом.

Кроме этого она рассказала нечто такое, что заставило меня взглянуть совершенно по-другому и на мою собеседницу и на её единомышленников. Есть небольшая группа профессионалов-единомышленников, которая ведет странную, невидимую глазу войну не только с «профильными» болезнями, но и с нашим дремучим невежеством. На мой взгляд, совершенно безнадежную, так как никто не может воевать с корпорациями, захватившими почти безраздельную власть не только в нашей стране, но и почти во всем мире. Причем, если в некоторых других странах, в силу исторической инерции процесс передачи власти корпоратократам зашел не так далеко, как у нас, то в нашем отечестве после девяносто первого года дикий капитализм разгулялся вволю. Насколько я понял, эти странные идеалисты «воюют» просто потому, что по-другому не могут. Иначе они сами себя не будут считать людьми.

Замечали ли вы, что против нас ввели санкции американцы? Думаю, да, замечали.  Наши лучшие думские и правительственные умы заняты тем, как бы ввести контрсанкции, которые были бы хоть как-то пропорциональны тому ущербу, который наносят нам «западные партнеры». Но у них не получается. Почему? Да потому, что товарооборот с США у нас ма-а-аленький. Ничего-то мы из США не ввозим, вот и запретить ничего не можем, ибо нечего.

Так вот, дорогие мои, страшненькая картина нашей действительности такова, что американцам ничего ввозить к нам не надо, все уже украдено  ввезено «до нас». И наши с вами денежки «партнеры» высасывают немного по-другому.

Обернитесь вокруг и вы увидите, что все прилавки магазинов завалены красными и красно-синими бутылками со сладкой газировкой, содержание сахара в которых таково, что если бы вы попытались съесть его без воды, углекислоты и химических добавок, тоже, кстати, весьма сомнительной полезности, вас бы просто вывернуло наизнанку. Сахарный диабет, говорите? Привет вам и, что страшнее, вашим детям от эндокринологов, которых мало кто слушает.

С каждой бутылки отравы наши американские «партнеры» получают денежку «за бренд» и скромный дивидендик как соучредители предприятий на территории России. Почему бы не ввести санкции против всего двух знаменитых брендов? Запрещать не надо, а вот обложить их налогом «по самое не балуйся»? Пусть стоят на прилавках рублей по пятьсот за бутылку. Истинные ценители купят.

Но этого почему-то не происходит.

Что делать бессильным эндокринологам? Только просвещать и лечить нас – свой невежественный, одурманенный рекламной ложью народ.

Второй ярчайший пример. На каждом углу у нас три дурно пахнущие забегаловки  ресторана быстрого питания известных американских брендов. Наши дети их любят. Реклама идет по всем центральным каналам.

С каждого гамбургера наши американские партнеры получают свою денежку. Обороты там и прибыли – будь здоров! Как вы думаете, что сказала моя собеседница относительно полезности того, что там продают и предрасположенности к диабету тех, кто это все потребляет? Угадали! Клиенты этих ресторанов – её потенциальные пациенты! Прям строем идут.

Как-то, во времена начала гражданской войны на Украине, кто-то даже пытался ввести бойкот одной из этих сетей. Но почему-то быстро отменили. Как жаль! Такие были бы красивые контрсанкции! По самому дорогому, что есть у «парнеров» врезали бы — по кошельку. И пропагандистский эффект был бы термоядерный и никаких запретов. Гурман заморской отравки? Вот она, по тысяче: пятьсот за булку с котлетой, пятьсот за стакан газировки.

Заодно и наши сети поддержали бы. «Свято место» было бы тут же занято нашими газировками и сетевыми закусочными, которые так же у всех на слуху. Всего-то надо – передать им за символическую плату и льготный кредит освободившиеся помещения и оборудование.

Периодически отвлекаясь на ответы кому-то в своем телефоне, моя собеседница рассказала мне интересную вещь. Оказывается, в Англии, видя то, что дети в школах стали набирать вес и болеть диабетом, ввели закон, запрещающий размещать эти забегаловки, торговать переполненной сахаром газировкой, чипсами и прочей отравой ближе, чем в ста метрах от школ. Через год показатели заболеваемости диабетом среди детей пошли вниз. От себя я вспомнил, что подобный запрет ввели и в Италии. При гомерической итальянской коррупции, у них правительство не может игнорировать мнение родителей, а у нас?

Вот и получается, что несколько врачей-эндокринологов кроме того, чтобы лечить ещё занимаются просвещением и образованием народа, за свои деньги создавая сайты и читая лекции.

А в это время кто-то разрешает торговлю чипсами в школах. Или просто не видит, чем торгуют в школьных буфетах. Я периодически захаживаю в буфет школы, где учится мой сын. Чипсы на месте, можно купить.

А в это время на центральных каналах ТВ идет реклама вот этого всего и передачи «про здоровье». Видели бы вы её лицо, когда она услышала по эти передачи. Вместе со своими единомышленниками, она создала и поддерживает сайт, который помогает больным диабетом, давая людям самую элементарную информацию для снятия острых состояний. Один питерский топ-блогер даже попытался как-то рассказать людям и прорекламировать то, что она делает вместе с соратниками. Снял почти часовое интервью с ней — глас вопиющего в пустыне.

Результат: все сами. Без денег. Кто же даст на это деньги? Кто-то во главе с владельцами ритейловых сетей, торгующих американской газировкой? А может владельцы сетей забега… ой, простите, ресторанов быстрого питания? Это как-то увеличит их прибыли? Или, наоборот, уменьшит? Так значит она, принося пользу народу, принесет вред владельцам бизнесов. Не интересно это им. И не смешно.

Она – просветитель. Настоящий. За идею. Без денег. Помните у Стругацких: «измученные… но твёрдые как сталь в своём единственном убеждении … вне закона за то, что они умеют и хотят лечить и учить свой изнурённый болезнями и погрязший в невежестве народ». У нас они, слава Богу, не вне закона, но дело в том, что наше общество из года в год приучают к тому, что реально существует только то, что показано по телевизору. Сколько раз вы видели там ее? А сколько рекламу отравы, медленно убивающей ваших детей?

Мы именно что погрязаем в невежестве как выдуманный Арканар. Делаем былью эту страшненькую сказку. С какой иронией она говорила про то, что люди на полном серьезе пытаются лечить диабет топинамбуром или пьют какой-то «монастырский чай». Она не возражает. Считает, что это не мешает, потому, что укрепляет веру людей, а вера, как известно, исцеляет. Главное, чтобы люди не отказывались от лекарств, которые она им прописывает.

Все новые и новые заболевшие диабетом ищут информацию в сети о том, как им вылечиться от болезни, настигшей их по результатам походов в «рестораны» наших «партнеров». Они заходят в Гугл и находят… правильно! Топинамбур и монастырский чай! Сайт эндокринологов далеко не первый и не второй в списке поиска.

Ну, хорошо, возражаю я ей, вот я, например, чтобы продлевать мою пилотскую лицензию, регулярно, раз в год прохожу обследования и сдаю все анализы. В том числе и биохимию на сахар. Отлично, отвечает, что-то в очередной раз отстучав в телефоне, сдали. Не дай Бог, все не очень хорошо – вы попробуете найти информацию о том, что вам дальше делать и найдете… что? Правильно – топинамбур.

Ночь в беседе с этой удивительной женщиной пролетела незаметно. Периодически я видел, что она очень хочет спать. Я старался как-то показать, что совсем не заставляю её поддерживать беседу, тем более, что меня тоже ждал довольно суетливый день на ПМЭФ, но все время тренькал её телефон, и она постоянно с каким-то озабоченным видом отвечала и возвращалась к нашей беседе. Давно бы уже выключила и немного подремала! Тем более что следующий день у неё тоже был рабочим.

Перед самым Питером я узнал, почему она не спала этой ночью. После очередного треньканья, прервавшего нашу беседу, она устало сказала: «Вот и все. Оба живы». И добавила, поймав мой недоуменный взгляд: «Живы и мама, и ребенок».

Ещё один страшноватый ларчик, из тех, что ей приходится регулярно открывать, имел совершенно немудрящий замок. В эту ночь, пока она сидела напротив меня в купе «Красной Стрелы», рожала одна из её пациенток с какой-то тяжелой формой диабета.  Беседуя со мной до утра, она получала результаты анализов, скриншоты экранов, показания приборов, которые поддерживали её жизнь.

Отвечая на сообщения анестезиолога (?) она давала рекомендации, какие препараты и в каких дозах вводить роженице, смещая на невидимые глазу, но решающие миллиметры баланс на лезвии, между жизнью и смертью мамы и малыша. Причиной её бессонной ночи был вовсе не неуклюже пытающийся гусарствовать попутчик, а её обыденная работа, незаметная со стороны, но спасительная для кого-то, лежащего на операционном столе за полтыщи километров от летящего в ночь поезда.

Я не был причиной бессонницы, наш разговор просто помогал ей не уснуть. Кто же мог знать, что она, лечащий врач, как раз в ту ночь, когда начнутся роды, будет ехать из Москвы в Питер?  Медицина может многое, но вот точно спрогнозировать день, когда начнутся родовые схватки – увы.

Она что-то попыталась объяснить мне про искусственную кому. Почему эта кома, на самый крайний случай была бы лучше, чем «естественная», но я, честно говоря, немного понял. Тем более что, как я уяснил, все завершилось более-менее успешно.

Вот как оно бывает, человек ведет с вами светскую беседу о вашей и своей жизни и одновременно спасает ещё две чьих-то жизни… Просто и обыденно. Как те друзья-хирурги, что по вторникам и пятницам спасают маленьких людей.

Вообще-то она не должна была работать в эту ночь и её бы могли подменить. Дежурный врач был на месте, возле пациентки, но поскольку он не вел её с самого начала, то и рекомендации мог дать только стандартные, что в этом конкретном случае было намного хуже. Как она честно призналась, очень хотела отдохнуть после сумасшедшего рабочего дня в Москве, но вот поди ж ты… Так получилось.

Я попытался оправдаться, что вот если бы я знал с самого начал, то я бы…, на что она уверила меня, что я был ей вовсе не в тягость, наше знакомство доставило ей удовольствие.

«Стрела» пришла на Московский вокзал и, поскольку её никто не встречал, я настоял на том, что вызову такси и провожу её домой. Оказалось, что машина не нужна, она жила рядом, на Марата. Докатил её чемодан до старинной парадной.

Расставшись с ней, я пообещал себе, что напишу ещё один рассказ: о настоящем человеке, которому не давали спать в Красной Стреле.

Игорь Ольвин

P.S.  У героини этого рассказа, 21 июня День Рождения. Наши поздравления!

Другие материалы этого автора:

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

Понравился материал? Поделитесь им в соц.сетях!

Подпишитесь на рассылку

Один раз в день Вам на почту будут приходить материалы Николая Старикова, достойные внимания. Можно отписаться в любой момент.

Отправляя форму, Вы даёте согласие на обработку и хранениe персональных данных (адреса электронной почты) в полном соответствии с №152-ФЗ «О персональных данных».

Новые видео

Комментарии

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: