Русско-китайский тандем на старте новой эпохи

13.03.2021
Источник: Газета «Завтра» @ Юрий Тавровский

Каждый год после Праздника Весны китайская элита собирается в Пекине, чтобы обсудить достижения и проблемы Поднебесной, утвердить планы на будущее. В этом мероприятии принимают участие депутаты законодательного органа ВСНП (Всекитайское собрание народных представителей) и члены совещательного органа НПКСК (Народный политический консультативный совет Китая). На длившемся целую неделю в нынешнем марте заседании были подведены триумфальные итоги создания «общества среднего достатка» (сяо кан) за счет искоренения бедности, удвоения ВВП и доходов населения. Кроме того, коммунисты и беспартийные в дорогих костюмах, военной форме и национальных нарядах утвердили государственный план на ближайшие 5 лет и ориентиры на последующее десятилетие, которые должны к 2035 году превратить Поднебесную в «общество высокого достатка», удвоить нынешний ВВП и доходы на душу населения. Эти решения были ожидаемы – о них шла речь на пленуме ЦК КПК в октябре прошлого года. Сенсацией стало заявление Ван И, министра иностранных дел КНР и члена Госсовета КНР (это ещё выше, чем просто министр) об отношениях с Россией.

Ван И, в частности, сказал в ходе пресс-конференции 7 марта: « В прочном тандеме Китай и Россия играют стабилизирующую роль в обеспечении мира и стабильности во всем мире. Чем больше турбулентности и потрясений в мире, тем важнее продвигать вперед китайско-российское сотрудничество. Китай и Россия, как стратегическая опора друг для друга, взаимно предоставляют возможности развития и выступают настоящими партнерами по насущным проблемам мировой повестки дня. — Главный китайский дипломат конкретизировал свою мысль: В этом году отмечается 20-летие подписания Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между Китаем и Россией. Мы с российскими друзьями условились о продлении Договора и наполнении его новым содержанием. Для китайско-российских отношений это будет очередной исторической вехой и новым стартом».

Новый термин «российско-китайский тандем» явно неспроста применил также Посол России в Китае А.И. Денисов. В интервью агентству Синьхуа под ярким заголовком «Настоящее золото проходит закалку огнем», он назвал Договор 2001 года «отправной точкой формирования российско-китайского стратегического тандема вносящего важный вклад в поддержание мира и стабильности на планете, в защиту послевоенного мироустройства и системы межгосударственных отношений, основанной на международном праве при центральной координирующей роли ООН».

Итак, Москва и Пекин собираются «налить новое вино в старую бутыль». Прежде, чем порассуждать о количестве и качестве свежего напитка, стоит получше разглядеть «старую бутыль». Российско-китайский договор о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве был подписан 16 июля 2001 года в Москве новым тогда Президентом России Владимиром Путиным и Председателем КНР Цзян Цзэминем. Этот договор стал одним из первых, подписанным В.В.Путиным. Он же стал первым российско-китайским международно-правовым документом в новом веке, в новом тысячелетии.

Московский договор 2001 года – победа реализма и оптимизма

Московский договор оказался не просто договором-долгожителем, сохранившим свое действие все 20 лет, предусмотренные в тексте документа. Он позволил развить отдельные статьи в целые новые направления взаимодействия. В то же время Договор был написан с учетом непростой судьбы предыдущих договоренностей, зигзагов в отношениях между Москвой и Пекином. Реализм проявился уже в названии Договора – на первое место было поставлено добрососедство…

Покончить с взаимным недоверием и закрыть токсичный территориальный вопрос не на словах, а на деле была призвана 6-я статья, в которой «закрепляется отсутствие у сторон взаимных территориальных претензий». Два небольших участка «с неурегулированным статусом» предстояло обсудить «для нахождения взаимовыгодного компромисса». Такой компромисс был достигнут после активных переговоров к 2004 году, когда было подписано «Дополнительное соглашение о государственной границе на её Восточной части». После ратификации оно вступило в силу в 2005 году. Важность устранения последней щелки на сопредельной линии очевидна на фоне истории с такой же щелкой в Китайско-японском договоре 1972 года. Дипломаты тогда не могли договорится насчет принадлежности нескольких необитаемых скал под названием острова Сэнкаку и Дэн Сяопин предложил «оставить вопрос следующим поколениям». Эти поколения уже через 40 лет чуть не развязали вооруженный конфликт. Вот почему решение судьбы нескольких островов на Амуре площадью в 375 квадратных километров по принципу «50 на 50» надо считать мудрым и дальновидным.

Инновации бывают и в такой консервативной сфере, как дипломатия. Уже в первой статье Договора впервые в документе такого калибра был выделен принцип «равноправного доверительного партнерства и стратегического взаимодействия» в качестве долгосрочной основы двусторонних отношений. Новаторский принцип «стратегического партнерства» был настолько же емким, сколь и неопределенным, позволяя наполнять его реальным содержанием с учетом развития мировой обстановки, нюансов в понимании национальных интересов двух стран. Неудивительно, что этот новый в международно-правовом обиходе термин уже вскоре вошел в моду, стал использоваться не только в документах Москвы и Пекина. В двусторонних же отношениях к «стратегическому партнерству» дипломаты стали добавлять все новые напыщенные определения, последним из которых стало «новой эпохи», которое появилось во время встречи В.В. Путина и Си Цзиньпина в июне 2019 года.

Еще до появления формулировки «стратегическое партнерство новой эпохи» особенно эффективно шло наполнение именно стратегического компонента. Расширились контакты военных в ходе совместных учений, обмены новинками военной техники и технологии. Прочной основой для возрождения доверия стала Статья 7: «Договаривающиеся Стороны предпринимают усилия по обеспечению собственной безопасности, основываясь на принципе разумной достаточности вооружений и вооруженных сил».

Еще большее значение для грядущего форсажа стратегического партнерства имела Статья 9. В ней были понятия, обычно встречающиеся в «договорах безопасности», означающих военно-политический союз. «В случае возникновения ситуации, которая, по мнению одной из Договаривающихся Сторон, может создать угрозу миру, нарушить мир или затронуть интересы её безопасности, а также в случае возникновения угрозы агрессии против одной из Договаривающихся Сторон Договаривающиеся Стороны незамедлительно вступают в контакт друг с другом и проводят консультации в целях устранения возникшей угрозы».

Для продвижения в будущее надо было избавиться от дурных воспоминаний о недавнем прошлом. Отсюда такие положения Статьи 2: «Договаривающиеся Стороны в своих взаимоотношениях не применяют силу или угрозу силой, не используют друг против друга экономические и иные способы давления и разрешают разногласия между собой исключительно мирными средствами… Договаривающиеся Стороны подтверждают обязательства не применять первыми друг против друга ядерное оружие, а также взаимно не нацеливать стратегические ядерные ракеты». Совокупность «стратегических» статей Московского договора и их практическая реализация позволили создать ситуацию, которую китайцы описывают ярким выражением «стоять спина к спине»..

Интересным примером одновременной реализации сразу нескольких статей Московского договора стало также создание в том же 2001 году Шанхайской Организации Сотрудничества (ШОС). К этой новой региональной организации (сейчас включает Китай, Россию, Казахстан, Таджикистан, Киргизию, Узбекистан, Индию и Пакистан) относится в первую очередь Статья 14: «Договаривающиеся Стороны всемерно способствуют укреплению стабильности, утверждению атмосферы взаимопонимания, доверия и сотрудничества в регионах, прилегающих к их территориям, и содействуют усилиям по созданию в этих регионах соответствующих их реалиям многосторонних механизмов взаимодействия по вопросам безопасности и сотрудничества.

К созданию ШОС также имеет отношение и Статья 20: «Договаривающиеся Стороны в соответствии со своим национальным законодательством и международными обязательствами каждой из них активно сотрудничают в области борьбы с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом…». Нетрудно разглядеть истоки создания в июне 2006 года также и организации БРИКС (Бразилия, Россия, Индия и Китай) в Статье 17 Московского договора: «Договаривающиеся Стороны развивают сотрудничество в международных финансовых учреждениях, экономических организациях и форумах..».

Само собой разумеется, в Московском договоре содержались традиционные для подобных документов статьи о торговле, экономическом, научно-техническом и гуманитарном сотрудничестве. Достижения на этом направлении за 20 лет можно назвать весомыми – объем торговли даже в 2020 году, на который пришлась вспышка пандемии КОВИД-19, превысил 107 миллиардов долларов. Обмен студентами исчисляется десятками тысяч, число туристов в удачные годы измерялся миллионами. На этой основе выросли взаимные симпатии простых людей, об этом говорят опросы общественного мнения. Но даже невооруженным глазом видно, что Договор не устранил, да он и не мог устранить все накопившиеся за годы противостояния преграды и предрассудки, «бутылочные горлышки» в торговых и финансовых операциях. Но самое главное, от количества и качества в областях «партнерства» жизненные интересы России Китая зависели меньше, чем от содержания «стратегического» компонента.

Этот компонент стал нарастать под влиянием постепенного осознания в Кремле и Чжуннаньхае иллюзорности надежд на равные и конструктивные отношения с Западом. Россия перешла Рубикон в 2007 году после известной речи В.В. Путина в Мюнхене. В начале своего руководства страной он даже предлагал включить Россию в состав НАТО, рассчитывал на широкое участие Запада в возрождение российской экономики. Западные руководители оттолкнули протянутую руку дружбы и возродили антирусскую политику, стали  восстанавливать «железный занавес». Пекин с начала века тоже начал сталкиваться с рецидивами политики «сдерживания» — активизировались военные приготовления вдоль китайского побережья, обвинения в «нечестной конкуренции» стали лейтмотивом на торговых переговорах, в печати и официальных документах. Китай перешел Рубикон в 2012 году, когда новый руководитель Си Цзиньпин обнародовал свой долгосрочный план «Китайская мечта о великом возрождении китайской нации». Теперь пути назад, к наращиванию экономического потенциала в тени политики «реформ и открытости» не было. Для Запада «великое возрождение» Поднебесной было неприемлемо.

Национальные интересы России и Китая в очередной раз в четырехвековой истории их отношений стали быстро сближаться и Московский договор 2001 года стал устойчивой основой для расширения стратегического взаимодействия. Свой первый зарубежный визит Си Цзиньпин совершил в Москву весной 2013 года и затем его встречи с В.В. Путиным проходили ежегодно и по несколько раз. Оба лидера откровенно обсуждали международные кризисы, проясняли позиции по неизбежным проблемам двусторонних отношений. Си Цзиньпин проявил понимание позиции Путина в 2014 году во время кризиса на Украине. Путин, в свою очередь, поддержал насторожившую экспертов инициативу «Один пояс и один путь», дал команду воздерживаться от уже начавшейся критики Пекина во время обострения ситуации в Южно-Китайском море. Подобных примеров взаимной поддержки в международных делах накопилось довольно много. Ко времени встречи в июне 2019 года планка взаимодействия находилась на таком высоком уровне, что инновационная добавка «новая эпоха» к устоявшейся формуле «стратегического партнерства» была расценена как доброжелателями, так и недоброжелателями как прелюдия к «большому скачку» — оформлению отношений военно-политического союза.

Договора России и Китая о союзе – двухвековая традиция

Договор о союзе – вовсе не новинка в истории российско-китайских отношений. Первый из них был заключен в 1896 году. «Союзный договор между Российской империей и Великой империей Цин» был подписан под большим секретом во время коронации нового императора Николая II в Москве 22 мая 1896 года. Союз заключался против Японии и одним из его последствий стала Русско-японская война 1904-1905 годов.

Следующий договор, направленный опять против Японии, не имел слова «союз» в названии, но означал реальное боевое сотрудничество Советского Союза и Китайской Республики. 7 июля 1937 года японские войска спровоцировали столкновение на линии соприкосновения с китайскими частями в окрестностях Пекина. Как всегда без объявления войны японцы сразу развернули широкомасштабное наступление. К концу 1937 года они заняли Тяньцзинь, Шанхай и десятки других городов. Получить реальную помощь в борьбе с агрессорами китайские власти смогли только от Советского Союза. Уже 21 августа, всего через 6 недель после начала тотальной фазы Войны китайского народа против японской агрессии (официальное название в истории) в Нанкине был подписан Советско-китайский договор о ненападении. Еще спустя несколько недель через советскую Среднюю Азию и китайский Синьцзян пошли караваны с оружием, были построены автодороги, аэродромы, сборочные заводы. За первые четыре года китайско-японской войны Китай получил от нас 1285 самолетов, 1600 артиллерийских орудий, 82 танка, 14000 пулеметов, 110000 винтовок, а также другое оружие и снаряжение. С японскими пилотами сражались 3665 советских летчиков-добровольцев, 211 из них погибли, 14 стали Героями Советского Союза. Неоценимой помощью Китаю и фактическим участием СССР в войне стали стратегические операции Красной армии в районе озера Хасан в 1938 году и реки Халхин-Гол в 1939 году.

В следующем двустороннем документе слово «союз» не пришлось маскировать под теми или иными терминами. «Советско-китайский Договор о дружбе и союзе» был заключен 14 августа 1945 года сроком на 30 лет. Он. был первым международно-правовым документом, который отражал новый статус Китайской Республики как одной из стран-победительниц во Второй мировой войне. Документ фиксировал итоги войны и обеспечивал реализацию Ялтинских соглашений 1945 года. Советский Союз ценой колоссальных потерь внес решающий вклад в разгром войск фашистского блока на Европейском театре. Приняв участие в войне на Тихоокеанском театре, СССР сократил время военных действий и потери союзников, которые планировали ещё год-полтора воевать на Японских островах. Антияпонская война китайского народа тоже продолжалась бы не один год. Недаром в тексте документа ещё в августе 45-го говорилось о решимости сторон «вести войну против Японии до полной победы».

Договор 1945-года просуществовал недолго по объективной причине –правительство Китайской Республики во главе с Чан Кайши проиграло гражданскую войну и не могло выступать от имени Китая. 1 октября 1949 года победители-коммунисты во главе с Мао Цзэдуном провозгласили в Пекине Китайскую Народную Республику. На Востоке Евразии возник мощный плацдарм соцлагеря. Было необходимо оформить военно-политическую связку СССР и его нового союзника в лагере социализма. Именно эта задача была выполнена с подписанием советско-китайского «Договора о дружбе, союзе и взаимной помощи» в Москве 14 февраля 1950 года во время пребывания там Мао Цзэдуна.

Развитие мировой социалистической системы воспринималось лидерами Запада как реальность, несовместимая с их жизненными интересами. Разрабатывались планы ядерных атак, готовились прорывы наземных сил. Непосредственная и реальная опасность войны нависла над Китаем. В США разрабатывались планы возвращения на материк войск Гоминьдана. В полной готовности к интервенции были корабли ВМС США в Тайваньском проливе и войска на американских тихоокеанских островах, на базах в Японии и Южной Корее. О степени готовности Соединенных Штатов к борьбе с Красным Китаем красноречиво говорят события Корейской войны 1950-53 годов, Американцы за считанные недели отмобилизовали и перебросили ударный контингент, достаточный не только для разгрома войск Северной Кореи, но и для уничтожения как минимум 300 тысяч «китайских добровольцев». Союзный договор 1950 года реально действовал примерно до начала 60-хгодов и был разорван в 1979 году по указанию Дэн Сяопина. Он тогда не только установил дипломатические отношения с США, но и «прицепил» Китай к мировому антисоветскому блоку.

Российско-китайский союз возвращается в повестку дня

Москве и Пекину пришлось преодолеть огромную дистанцию по времени и политическому пространству, прежде чем подписать Московский договор 2001 года. Ни о каком союзе тогда не могло быть и речи. Только спустя почти два десятилетия среди экспертов и дипломатов раздались первые голоса в пользу восстановления традиций союза. В России первые статьи появлялись в газете «Завтра». Прозападные СМИ и эксперты с пеной у рта отвергали эту идею.

Вопрос о подписании очередного союзного договора в истории российско-китайских отношений с новой силой стал обсуждаться в экспертных кругах и СМИ двух стран летом 2019 года. И это не случайно. Количество враждебных слов и дел администрации президента Трампа к тому времени перешло в качество под названием «холодная война». Россия и Китай стали двумя фронтами, на которых одновременно стала действовать самоуверенная Америка. Кроме того, начался отсчет времени до завершения срока действия Московского договора. Согласно Статье 25 этот двадцатилетний срок «автоматически продлевается на последующие пятилетние периоды, если ни одна из Договаривающихся Сторон не менее чем за один год до истечения соответствующего периода действия Договора не уведомит в письменной форме другую Договаривающуюся Сторону о своем намерении прекратить его действие». Конечно, ни Москва, ни Пекин даже не помышляли о таком развитии событий. Но вот проанализировать сильные и слабые статьи Договора, внести в текст изменения или дополнить его новыми соглашениями…

В Москве и Пекине к тому времени сложились группы экспертов, предлагавших юридически оформить союзнические отношения, де-факто сложившиеся между двумя странами. Предлагались разные формы – от заключения «Договора новой эпохи» до подписания документа типа секретного Союзного договора 1896 года. Активно действовали и другие эксперты, под разными предлогами категорически отвергавшие новый союз. По мере приближения предельного срока коррекции Договора полемика обострялась, а её уровень поднимался и достиг самого высокого.

22 октября 2020 года президент Путин в режиме видеоконференции принимал участие в заседании дискуссионного клуба «Валдай». Он несколько раз затрагивал отношения с Китаем, но самое большое внимание привлекло такое «размышления вслух» о возможности оформления альянса России и Китая: «Мы всегда исходили из того, что наши отношения достигли такой степени взаимодействия и доверия, что мы в этом не нуждаемся, но теоретически вполне можно себе такое представить. Мы проводим регулярные военные мероприятия совместно, учения и на море, и на земле, и в Китае, и в России, мы обмениваемся лучшими практиками в сфере военного строительства. Мы достигли большого уровня взаимодействия в сфере военно‑технического сотрудничества, причём это, наверное, самое главное, речь не только об обмене продукцией или купле‑продаже военной продукции, а об обмене технологиями. И здесь есть вещи очень чувствительные. Я сейчас не буду говорить об этом публично, но наши китайские друзья об этом знают. Наше сотрудничество с Китаем, без всяких сомнений, повышает обороноспособность Китайской народной армии. И Россия в этом заинтересована, и Китай. Так что как это будет развиваться дальше – жизнь покажет. Но перед собой такой задачи сейчас не ставим. Но в принципе и исключать этого не  собираемся».

Сенсационное «размышление вслух» вызвало шквал комментариев в российской, китайской и международной прессе. Однако реакции из Пекина на соответствующем уровне не последовало. Официальный представитель МИД КНР заявил, что «в традиционной дружбе Китая и России нет пределов и запретных зон для расширения двусторонних связей». Он также отметил, что заявление российского лидера «демонстрирует высокий уровень и особую природу наших двусторонних связей».

Несимметричность отношения Путина и Си Цзиньпина к идее оформления союза можно объяснить несколькими причинами. В ещё недавно регулярных личных контактах двух лидеров возникла длительная пауза из-за пандемии коронавируса, а обсуждение столь деликатной темы через послов или в переписке не дает полного понимания настроений партнера. Важно и то, что в октябре 2020 года ещё продолжалась предвыборная борьба в США и в Пекине оставались надежды на смягчение антикитайского курса Трампа в случае победы Байдена. Среди советников Си Цзиньпина и Путина, в руководстве внешнеполитических ведомств и экспертных центрах двух стран по традиции доминируют специалисты по Америке. Накопленный багаж знаний, личный опыт взаимодействия с американскими коллегами подталкивает их к восприятию отношений с Вашингтоном сквозь розовые очки.

Сейчас деятельность администрации нового президента Байдена развеивает остаточные иллюзии в Москве и Пекине. Словами и делами Вашингтон подтверждает прогнозы дальновидных экспертов, которые предсказывали, что при Байдене Америка станет наращивать противодействие именно Китаю, сохраняя текущий уровень враждебности России. Так, в программном документе «Национальная стратегия безопасности» за подписью 46-го президента США, опубликованном 3 марта, черным по белому написано: «Китай является единственным конкурентом, потенциально способным за счет объединения своей экономической, дипломатической, военной и технологической мощи стать постоянным вызовом стабильной и открытой международной системе». За словами идут и дела – ни на одном из фронтов начатой Трампом «холодной войны» против Китая не наблюдается перемирия.

Стратегия враждебности к Китаю в полном объеме унаследована режимом Байдена от своего предшественника. Существенные различия проявляются только в тактике. Если Дональд Трамп надеялся одержать верх за счет одной американской мощи, то Джозеф Байден старается объединить союзников и сочувствующих в «Антикитайский Интернационал». В Китае тоже привыкли к стратегии «опоры на собственные силы» и твердят о нежелании вступать в какие-либо объединения, коалиции или, упаси Бог, союзы. Однако очевидный рост антикитайских настроений в ключевых странах и первые успехи в сколачивании «Антикитайского Интернационала» подталкивают Пекин к корректировке завещанного ещё Мао Цзэдуном принципа. Возможны изменения и в отношении официального вступления в союз с Россией. Интересы национальной безопасности двух соседних держав в очередной раз совпали. У них в очередной раз появился общий противник.

Как корабль назовешь, так он и поплывет…

16 июля нынешнего года действие нынешнего Московского Договора 2001 года будет автоматически продлено ещё на 5 лет. Но это вовсе не мешает активизировать работу над текстом нового документа. Для этого созрели как объективные, так и субъективные причины. Прежде всего, необходимо зафиксировать новый уровень военного взаимодействия. Сейчас боевые планы Запада, окружение России и Китая ракетами с ядерными боеголовками и граничащие с нацизмом русофобия и синофобия вновь приближают опасность глобальной катастрофы. Синергия потенциалов возмездия России и Китая станет непреодолимым препятствием на пути стратегов-авантюристов. На деле такая синергия уже складывается и даже проходит тестирование. Российские и китайские стратегические бомбардировщики уже совершают совместное патрулирование вблизи границ Китая и России, а также Японии и Южной Кореи, где расположены американские базы носителей ядерного оружия. После передачи Китаю уникальной Системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН) произошла унификация этих ключевых компонентов ядерного потенциала двух стран. Все это только видимая часть айсберга…

Еще одна причина для заключения нового договора состоит в необходимости оформления единым документом высшего международно-правового уровня договоренности о прохождении государственной границы. Сейчас линия разграничения зафиксирована в Московском Договоре 2001 года, 6-я статья которого оставляла два небольших участка «с неурегулированным статусом». Потребовались мощные усилия дипломатов и ученых двух стран прежде, чем в 2004 году было подписано «Дополнительное соглашение о государственной границе на её Восточной части». После ратификации оно вступило в силу в 2005 году.

Однако токсичность территориального вопроса оказалась настолько велика, что и в последующий период в СМИ и блогосфере Поднебесной появлялись материалы, повторяющие старые штампы с претензиями на российские земли. Даже китайские туристы, посещавшие города и природные памятники Дальнего Востока делали подобные заявления, оставляли записи в книгах посещения музеев. Все это порождало противоречивые настроения среди местного населения – воскрешало настороженность в отношении сотрудничества с соседями и усиливало желание переехать в европейскую часть России. Окончательная фиксация линии границы и её режима в едином документе, а также обязательство положить конец спекуляциям в области истории призваны устранить остатки взаимного недоверия как среди населения, так и в элитах двух стран.

Субъективной причиной для подписания нового договора может стать подспудное желание нынешних лидеров России и Китая зафиксировать свою роль в установлении нынешнего, небывало высокого уровня двусторонних отношений. Московский договор 2001 года стал, пожалуй, самым результативным из всех двусторонних соглашений с легкой руки В.В. Путина, поставившего под ним свою подпись. Ускорение в развитии отношений Китая с Россией совпало с началом периода правления Си Цзиньпина в 2012 году. Очевидно, он предвидел неприятие Западом своего долгосрочного плана «Великого возрождения китайской нации» и параллельно с попытками умиротворить Америку решил ускоренно сближаться с северным соседом. Этот курс привел Пекин и Москву к наполнению формата «стратегического партнерства» таким объемом договоренностей и реальных дел, что в 2019 году было подписано «Совместное заявление о развитии российско-китайских отношений всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия, вступающих в новую эпоху». В Китае термин «новая эпоха» является эвфемизмом, под которым подразумевается вся деятельность Си Цзиньпина на посту национального лидера. Было бы справедливо включить слова «новая эпоха» и в название будущего российско-китайского договора. В этом названии можно обойтись без штампов о «дружбе и сотрудничестве», которые кочуют из одного документа в другой, но не соответствуют реальности. Зато слово «добрососедство» из Договора 2001 года прошло проверку временем и вполне уместно повторить. Таким образом, вырисовывается название «Российско-китайский Договор о союзе и добрососедстве новой эпохи».

Название можно менять, в него, например, можно вставить красивое слово «тандем». Главное не в этом, а в том, что в новой международной реальности, в ускорившихся в обеих странах позитивных процессах наши отношения нуждаются в новой линии старта и в новом названии дистанции, которую нам предстоит преодолеть вместе.

Юрий Тавровский

Председатель Совета экспертов Российско-китайского комитета дружбы, мира и развития.

P.S. Предыдущие материалы автора:

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

👉🏻 Подпишитесь на рассылку

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: