Частные военные компании должны быть разрешены в России

05.10.2019

По доброй традиции «Комсомолка» выкладывает полную текстовую версию состоявшегося эфира. На этот раз в прямом эфире программы «По сути дела» Радио КП мы обсуждали итоги четырёх лет военного и гуманитарного присутствия России в Сирии. Также поговорили о налоговых льготах и ипотеке.

Видеозапись:

Скачать аудио

Источник: Комсомольская правда


В. Ворсобин:

— У микрофона Владимир Ворсобин. Николай Стариков с нами. Четыре года Сирии. Годовщина. Четыре года назад войска России оказались в Сирии. Надо подытожить эту дату. Успех или провал?

Н. Стариков:

— Давайте выработаем какие-то критерии. Как мы отличаем провал от успеха в жизни? Какие задачи перед собой ставил президент, наше военное руководство, когда мы вводили наши ограниченные воинские части в Сирию?

Первое – не дать боевикам запрещенных в России организаций победить, разрешить сирийское государство, расширить свои плацдармы и дальше расширять свою мощь. Вопрос: это получилось? Да, это получилось. Боевики разбиты. Сейчас они, помимо легкой партизанской деятельности на части территории Сирии находятся только в Идлибе. И то, я думаю, что в перспективе года-полутора там будут ликвидированы.

Сирия как государство сохранилась. Башар Асад, несмотря на то, что столько рукопожатных европейских лидеров говорили, что он должен уйти, он на своем месте.

Третий пункт. Я думаю, что каждый раз, когда армия российского государства участвует в войне, у военных всегда есть понимание того, что они тренируются, готовятся к потенциальным угрозам, пробуют боевую технику в боевой обстановке. Вопрос: это получилось? Да, мы видим, что отработаны новые и тактические приемы, и новые образцы военной техники там получили боевое крещение. С моей точки зрения, фактически добились всего, что можно было там добиться. Я даже не знаю, какую цель мы себе там поставили и с ней не справились.

Пожалуй, чтобы была уж полнота картины, я добавлю четвертую цель. А именно – прорыв той блокады международной, которую пытались вокруг нас наши всевозможные партнеры организовать.

По итогам, Сирия осталась. Турция – так потихонечку дрейфует от Соединенных Штатов Америки. Я не могу сказать, что она наш союзник. Нет, конечно. Тем не менее, она меньший союзник США сегодня. Саудовская Аравия считается с нами. Израиль вынужден постоянно к нам сюда прилетать для согласования определенных вопросов. И это всего лишь часть международной политики, которая связана именно с этим регионом.

В. Ворсобин:

— Я смотрю расследование, сделанное в свое время РБК. С цифрами можно спорить. Но во время пика боев в Сирии тратили примерно 2,5 млн. долларов ежедневно. Вопрос такой. Да, достигнуты цели, вероятно. Но той ли ценой, при нынешнем состоянии экономики России?

Н. Стариков:

— Мне этот вопрос всегда напоминает другой: а какой ценой надо было Гитлера разбить? Не слишком ли высокую цену заплатили?

Из этого подразумевается знание, что можно достичь каких-то стратегических военных целей меньшей кровью или быстрее. Откуда мы это с вами знаем?

Вот вы попробуйте выиграть гражданскую войну на Ближнем Востоке, где вашим союзником являются арабы, которые не совсем воины, прямо скажем, наши военные рассказывают.

И ваша задача – не трупами завалить, а действовать точечно, чтобы минимизировать потери. При этом вы можете использовать спецназ, авиацию, военных союзников, военных специалистов, которые будут учить сирийцев воевать, но не должны идти в первых рядах в бой. Это очень сложная задача.

На мой взгляд, наша армия справилась прекрасно. Что касается политиков, мне кажется, что в этой конкретной точке в Сирии политика российской федерации очень даже успешная. У нас много вопросов к политикам, но в данном случае, мне кажется, у них есть ответы на все наши вопросы.

Сергей из Хабаровска:

— А можно в Сирию зайти на парусной лодочке, пополнить запасы топлива, воды?

В. Ворсобин:

— Чисто практический интерес яхтсменов.

Н. Стариков:

— Я вообще не яхтсмен. И уж точно не яхтсмен в зоне боевых действий. Поэтому я бы вам порекомендовал сначала выяснить этот вопрос. Как заплывете на территорию российской военной базы, мне кажется, не надо этого делать, со всех точек зрения.

В. Ворсобин:

— Возможно, вопрос в том, когда туда можно будет зайти?

Н. Стариков:

— Зайти, наверное, уже можно сейчас. Вопрос – чем это закончится.
Частные военные компании должны быть разрешены в России

В. Ворсобин:

— Сколько времени Сирия будет находиться на военном положении?

Н. Стариков:

— А вы мне скажите, пожалуйста, когда на Ближнем Востоке был мир, чтобы совсем? Да никогда там его не было. И никогда там не будет. По многим причинам. Присутствие российской армии российскому яхтсмену точно будет в плюс. Не бросят нашего.

В. Ворсобин:

— Наш слушатель спрашивает: «У нас в России запрещены частные военные компании, но при этом в Сирии воюют как ЧВК из России. Почему? »

Н. Стариков:

— Я считаю, что частные военные компании должны быть разрешены. Потому что это очень удобный инструмент для государства. Вроде как бы государство отстаивает свои интересы. С другой стороны, когда возникают вопросы, говорят: а это не государство, это какие-то другие структуры. Поэтому я за то, чтобы легализовать ЧВК, если это ещё не сделано, чтобы этот инструмент у российского государства появился.

Антон из Москвы:

— Хотел бы поспорить по некоторым пунктам с вашим гостем. По поводу победы. О том, что враги уничтожены, предстоит вывод войск мы с вами услышали в позапрошлом году. И каждый год – вот чуть-чуть осталось, немного, победа не за горами.

Н. Стариков:

— Антон, разве я говорил о выводе войск? О том, что победа вот-вот будет и мы оттуда уйдем?

Если вы спросите мою точку зрения, уйдем ли мы оттуда, я вам скажу: нет. Больше того, я скажу, что не надо оттуда уходить.

Придя куда-то, уходить ниоткуда не надо. Нужно просто оставаться так, чтобы это приводило к каким-то минимальным жертвам среди наших военнослужащих.

Но обратите внимание, те страны, которые успешно проводят свою внешнюю политику, они куда приходят, их потом оттуда не выпихнуть. Например, немцы проиграли вторую мировую войну. И США пришли туда, чтобы освободить немцев. Как они говорят. Так до сих пор не выпихнуть теперь американцев. Вот русские благодаря Ельцину и Горбачеву взяли, собрались, ушли. Бросили все, что там было, бросили ГДР, бросили наших военнослужащих в чисто поле жить. А американцы до сих пор там.

В. Ворсобин:

— Наш слушатель поправляет вас: «Именно в Сирии в 1945 году была Британия. Британия ушла из Сирии».

Н. Стариков:

— Наш радиослушатель плохо знает историю. Напомню, что Сирия была в 1945 году колонией Франции. И Великобритания там поддерживала мятежников для того, чтобы выпихнуть своих французских партнеров оттуда. Французы ушли в 1946 году, после того, как их англичанами оплаченные повстанцы оттуда выпихнули.

Но поскольку продолжение этой повстанческой деятельности привело к созданию дружественного России сирийского государства, то я готов порадоваться за Сирию и сказать, что правильно они французов оттуда выпихнули.

Антон из Москвы:

— По поводу апробации новейших систем вооружения. Основной упор делается на ударную авиацию. И тут я не вижу никакой возможности совершенствовать этот вид вооружений. Потому что работа нашей авиации ничем не отличается от работы на полигонах в Астраханской области. Полное отсутствие у противника систем ПВО, РЭБ, постановщиков помех, истребительной авиации, перехватчиков.

Н. Стариков:

— У меня перед глазами имя и фамилия Героя России — Роман Филипов. Это наш летчик, который был сбит и героически подорвал себя гранатой в той ситуации, когда, как вы говорите, никакого противодействия нет, никакой зенитной обороны у боевиков нет, и так далее.

Напомню вам Олега Пешкова, нашего летчика, который был сбит турками и тоже погиб. Давайте все-таки различать полигон и боевые действия. Я думаю, что любому взрослому мужчине разница должна быть понятна. Нам не рассказывают все, что там апробируется, проверяется. Я надеюсь, что там апробируют не только авиацию и не столько авиацию, но в том числе и стрелковые системы, системы корректировки огня, беспилотники, снайперские винтовки, да мало ли чего.

В. Ворсобин:

— Наш слушатель пишет: «Если разрешить ЧВК, то олигархат и бандиты будут с их помощью решать свои дела уже в России». Помните 90-е, когда у нас были конторы, как их называли в Саранске. А здесь будут легализованные ребята, которые не подчиняются ни полиции, никому, у которых есть оружие. Это опасно?

Н. Стариков:

— И сейчас есть охранные структуры. Вы можете заключить с ними договор, и рядом с вами будут ходить ребята с легальным огнестрельным оружием. В чем проблема? А в 90-е годы у нас преступности не было и никаких проблем не было? Без ЧВК как-то обошлись, а проблем было очень много.

Это инструмент для внешних действий российского государства. Вот для чего этот закон должен быть принят. Если нужно внести какие-то поправочки, я думаю, что юристы смогут сделать это гораздо лучше нас.

В. Ворсобин:

— Но почему-то не хотят они вносить эти поправочки. Видимо, чего-то опасаются. Наш слушатель пишет: «Владимир, почему вы так не любите свою страну? И что бы вы делали на месте Путина? »
Частные военные компании должны быть разрешены в России
Н. Стариков:

— Нет ответа на этот вопрос. Может, на этот раз ответите?

В. Ворсобин:

— Здесь не в самом вопросе интерес, а в том, что сам номер начинается на +1, то есть человек пишет из Канады или Америки. Я как раз люблю страну, я ее очень хорошо знаю, я езжу по ней. А эти ребята, мне нравится, сидят в Америках и очень любят правительство, Медведева, Путина. Они восторгаются вашими словами.

Н. Стариков:

— Они просто видят Россию.

В. Ворсобин:

— Со стороны.

Н. Стариков:

— Большое видится на расстоянии.

В. Ворсобин:

— Точно, из-за океана. «Легализовать ЧВК, чтобы говорить, если что, «это не мы», — подло. Не приходилось вам ни воевать, ни войны видеть. Когда двое парней были казнены, один с Ростовщины, другой из Подмосковья, это были не военные, это были как раз ЧВК. Вы не представляете, как они ждали того, что страна их не бросит».

Н. Стариков:

Как-то все в кучу смешали. Первое – принятие закона о частных военных компаниях не означает, что надо бросать своих. Просто государство получает дополнительный инструмент. Так у нас президент должен спрашивать разрешение Совета Федерации. Долгая процедура. Иногда вполне удобней и лучше, не показывая флага, выполнять определенные вещи. Давайте каждого разведчика заставим ходит с визиткой российской ГРУ или ещё чего-нибудь. Это же подло – разведчиков. Рихарда Зорге повесили в Японии. Это же подлость. Это мерзость и гадость. Когда разведчик идет работать, он понимает риски. Когда человек идет работать в частную военную компанию, он понимает риски. Если военный человек выполняет задание государства под видом частной военной компании, он тоже понимает, на что он идет. И потом мы считаем его героем. Поэтому давайте глупости такие не говорить.

В. Ворсобин:

— Почему государство в этом случае во время выделения компенсаций делит военных на ЧВК? Те ребята, которые поехали зарабатывать деньги…

Н. Стариков:

— Потому что закон не дают принимают такие как вы, критики. До тех пор, пока этот закон не будет принят, государство вынуждено вот таким образом ранжировать. Давайте все-таки юридические нюансы законов будем за чашкой чая с вами вместе с талмудом законов обсуждать. Ни я, ни вы не являемся юристами.

Владимир из Красноярска:

— Вопрос Николаю Старикову. В будущем может нашим руководством рассматриваться вопрос о принятии Сирии в СНГ?

Н. Стариков:

— Я, как человек прагматичный, задам вам вопрос: а зачем?

Владимир:

— Это считается уже как бы братская страна.

В. Ворсобин:

— Кровь пролита, конечно.

Н. Стариков:

— Если завтра у братской страны Сирии, в отношении которой у Российской Федерации сейчас нет никаких обязательств, возникает конфликт с Израилем из-за Голанских высот, то вы готовы отправлять российских пацанов воевать?

Владимир:

— А если они сами попросятся?

Н. Стариков:

— Если они попросятся, а мы им откажем. Потому что в наших интересах находиться над схваткой, получать плюсы от этого, а все минусы оставлять кому-то другому. Точно так же в свое время говорили: а давайте Сербию примем. Хотите в войну на Балканах включиться по принципу первой мировой? Давайте включать. Товарищ Сталин кого включил из братских стран в состав Советского Союза? Наверное, вы его не можете заподозрить ни в наивности, ни в отсутствии опыта, патриотизма и государственного мышления.

В. Ворсобин:

— Тува.

Н. Стариков:

— Тува – часть России.

В. Ворсобин:

— До 1945 года не была.

Н. Стариков:

— Это была ошибка, которая была товарищем Сталиным ликвидирована. А ещё кого? Освободили же пол-Европы, если не больше. Кого включили в состав Советского Союза? Тишина.

В. Ворсобин:

— А как быть с такой логикой, о которой пишет наш слушатель: «Наша власть там преследует свои интересы, а не интересы народа. А бойцы ЧВК – люди абсолютно бесправные и государственном не защищенные». Добавлю от себя. Когда смотришь телевизор, Первый канал, видишь, как мы оказываем помощь Сирии и прочим, особенно это тяжело смотреть в Забайкалье, где люди говорят: а можно нам хотя бы десятую часть той помощи, которую мы отправляем за границу.

Н. Стариков:

— Мы об этом уже много раз говорили. Давайте ещё поговорим. Конечно, люди смотрят, хотят помощи дополнительной, увеличенной, расширенной. Все это справедливо. И людям надо помогать. Но денег в казне нет не оттого, что мы воющем в Сирии, а оттого, что у нас экономика не развивается. Вот в чем основная проблема.

В. Ворсобин:

— Денег в бюджете много.
Частные военные компании должны быть разрешены в России

Н. Стариков:

— В 90-е годы, когда мы нигде не воевали, кроме своего собственного Кавказа, вот тогда мы тоже не помогали ни Приморью, ни другим нашим пострадавшим гражданам. Нужно понять, война, к сожалению, я очень не люблю войну, но это неотъемлемая часть сегодняшней человеческой цивилизации. Поэтому давайте поймем это. Второе. Если вы прекращаете вести боевые действия, это не значит, что война прекращается. Это значит, что воюют вместо внешнего контура на внутреннем. В 90-е годы мы воевали внутри своей страны. Слава богу, сейчас мы с этими же силами, с теми же бородачами, которые были в Чечне, Дагестане, в Ингушетии, мы воюем в Сирии. Вопрос: вам какой вариант больше нравится? Гражданская война внутри России на те же деньги, для тех же заказчиков? Или война на Ближнем Востоке. Вот третьего варианта нет.

В. Ворсобин:

— Наш слушатель пишет: «Ужас, какая глупость – взять Сирию в СНГ. Содержать ее, поднимать её экономику? Но ведь на самом деле поднимать экономику придется в этой ситуации нам». Это ещё со времен Афганистана, когда мы укоренились в этой стране и попытались помочь афганскому братскому народу. И в итоге – чем это кончилось. А теперь нам придется восстанавливать экономику Сирии.

Н. Стариков:

— Это кончилось двумя вещами. Первое – предательством тех афганцев, которые с нами сотрудничали, служили нашему общему делу и сформировали вполне себе боеспособное, дееспособное государство в Афганистане. Я имею в виду Наджибуллу и афганскую армию, партию, которая там была. Они без поставок Горбачева, который прекратил поставки амуниции, снарядов, патронов, — ещё держались два года, пока не проиграли моджахедам, которых вооружали американцы и весь остальной мир. А дальше в Афганистане, что, мир наступил? Нет, туда пришли американцы. А к нам пришли наркотики из Афганистана, потому что туда пришли американцы.

В. Ворсобин:

— Где гарантия, что сирийцы так же не сдадут нас в случае нашего ослабления? А как нам вернутся деньги, которые мы вкладываем в сирийскую экономику?

Н. Стариков:

— В Сирии есть нефть и газ. Через Сирию, вполне возможно, построили бы конкурирующие с нами газопроводы в Европу. А сейчас это невозможно, потому что мы контролируем эту историю. Что-то я не понял, вы задали странный вопрос, я даже удивился и сейчас пытаюсь вспомнить вашу фразу про Афганистан.

Лев Николаевич из Нижнего Новгорода:

— Мы помогали и Корее, и Вьетнаму, и Кубе, и Африке, Афганистану. Но тогда была у нас держава. Мы были сильные. Мы работали. У нас зарплаты были отличные – что на севере, что на юге. Мы жили нормально. Сейчас мы нищие. Я был средним классом, сейчас я стал нищий. И так большинство граждан. Наверное, 80 процентов. Зачем мы туда вкладываем? У меня мать с 13 лет пошла работать в годы Великой Отечественной войны, труженик тыла. Ни разу с 1991 года эта власть даже путевки в санаторий не дала. Неужели она не заслужила? Три дяди на фронте погибли.

Н. Стариков:

— Лев Николаевич, помимо справедливых эмоций, которые он высказал, сказал очень важную вещь. Он сказал, что мы были державой. Я хочу обратить к вам: а когда мы стали державой? Мы после чего стали великой державой? Мы стали великой державой после гражданской войны, в 1992-м, когда у нас были тачанки? Нет, мы не были великой державой. Мы стали великой державой сразу после индустриализации, к концу 30-х? Нет, с нами никто не считался. В Мюнхенский сговор делили Чехословакию, нас даже не позвали. Никто на нас не обращал никакого внимания. Так я вам скажу, когда мы стали великой державой. После того, как разгромили фашистов. После того, как стали помогать другим. И после этого мы восстановили нашу экономику, получили безопасность за счет того, что европейские государства стали нашими союзниками. И после этого мы уже стали державой с большой буквы. Давайте не путать порядок того, что нужно делать, чтобы стать державой. Но это никак не отменяет необходимости платить высокие пенсии, зарплаты и развивать экономику. Просто – для справки.

Лев Николаевич, который звонил. По сути, за теми эмоциями, которые он нам сказал, звучала очень правильная вещь, с которой я абсолютно согласен. Она называется: мы хотим великую страну, мы хотим империю, мы хотим Советский Союз. Россия не может быть не великой, она должна быть великой. Полностью с этим согласен. Но давайте будем смотреть открытыми глазами на окружающий нас не очень дружелюбный мир и скажем честно, что великой наша страна становилась каждый раз после великой войны, и никак иначе. Обусловлено это тем, что место на скамейке великих держав всегда занято, и они как-то не стремятся подвинуться, чтобы туда кого-то запустить. Ведь сейчас та же самая история. Мы как бы сами себя с этой скамейки выбросили за бортик, если говорить по-хоккейному. Странный произошел кульбит, наш хоккеист встал и ушел со скамейки, сломал клюшку, снял каску, коньки отстегнул, а все остальные остались, как они были. И мы сейчас обратно пытаемся на эту скамейку великих держав сесть. Нас не пускают.

В. Ворсобин:

— Николай, я слышал Льва Николаевича немного по-другому. Мне кажется, он скучает не по той империи, о которой вы говорите, а о той стране, которая думает о народе, которая в первую очередь заботится о человеке в России.

Н. Стариков:

— А где противоречие?

В. Ворсобин:

— Если страна направлена всегда решать внешнеполитические проблемы, когда она отправляет помощь не пойми кому, заваливает деньгами, условно, Зимбабве, Кубу, Венесуэлу и т.д. , как будто демонстративно показывает населению, которое уже перешло для власти в категорию «население, а не «народ», то человеку обидно. Он хочет даже не империю, а просто человеческого отношения.

Н. Стариков:

— Это красивые слова, которые к реальности не имеют никакого отношения. Самым человечным руководителем России, более всего заботившимся о народе, был Иосиф Виссарионович Сталин, о чем говорит его популярность. Но вам он не нравится именно поэтому. И вы нам сейчас начнете рассказывать, как он в Испании заваливал деньгами, как он помогал Китаю, Чан Кайши, а потом он запутался вообще в китайцах и вместо Чан Кайши стал помогать Мао, а потом опять Чан Кайши, а потом опять Мао…
Частные военные компании должны быть разрешены в России
В. Ворсобин:

— Николай, остановитесь. Вы, таким образом, Путина со Сталиным сравниваете. Давайте перейдем к другой теме. Госдума отклонила поправки об освобождении многодетных от налога на имущество. Это был законопроект КПРФ. Документ касался многодетных родителей, признанных нуждающимися в дополнительной социальной поддержке. Это более 1,5 млн. российских семей. По расчетам авторов, реализация инициативы могла бы потребовать от 3 до 6 млрд. рублей. И в то же время Госдума освободила от налогов на импорт нефти Роснефть и Газпром. По сути, те же самые деньги, которые недоплатили многодетным родителям, отдали госкорпорациям. Это соседство двух новостей вызывает желание поговорить об этом. Николай, что вы об этом думаете?

Н. Стариков:

— Хорошая возможность для спекуляций. Постараюсь объяснить, что есть на самом деле. Для того чтобы понять, что предлагал законопроект о помощи многодетным семьям, надо его внимательно прочитать. Возможно, там были какие-то недочеты, которые не позволили принять его во втором чтении. Я напомню, что в первом чтении он был принят и прошел. (Я всегда, конечно, за помощь многодетным семьям.) На этом, кстати, спекуляции и строятся. Потому что вряд ли кто-то встанет и скажет: не надо помогать многодетным семьям.

В. Ворсобин:

— Николай, я поправлю. При первом чтении был отклонен.

Н. Стариков:

— Нет, при втором. Я внимательно изучил. Теперь что касается налоговых льгот, которые получили компании Газпромнефть и Роснефть. Сначала я озвучу, как было сделано, а потом озвучу почему. Это очень упрощенный подход, когда они не платят налоги за вывоз нефти. Я прочитаю. «Согласно законопроекту предлагается распространить льготы по уплате вывозной таможенной пошлины на нефть, добытую на месторождениях в новых регионах нефтедобычи на первоначальном этапе разработки». Вот о чем идет речь. То есть конкретный список месторождений, которые всё дальше уходят в сторону от дорог, от какой-то инфраструктуры, и государство дает льготы нефтедобывающим компаниям, для того чтобы они компенсировали определенные расходы.

В. Ворсобин:

— У Роснефти и Газпрома нет денег, для того чтобы покрыть эти расходы? Получается, что многодетные матери могут продержаться и без этих выплат государства. Вам не кажется, что из одного нищего кармана государство передает… Там даже не карман, а целый камзол.

Н. Стариков:

— Нет, мне не кажется. Потому что вы спекулируете. Первое. Я не вижу, как эти вещи между собой должны быть увязаны. Помощь многодетным семьям должна быть. Если вы почитаете, какая там уже была оказана помощь… Одна из причин отклонения этого законопроекта в том, что совсем недавно был принят другой законопроект, который помогал многодетным семьям.

В. Ворсобин:

— Вы посмотрели, на какую сумму?

Н. Стариков:

— Посмотрел. Похожие суммы и дают возможность для похожих спекуляций. Объясняю, почему у Газпромнефти и Роснефти нет денег, как вы говорите. Дело в том, что Газпром строит газопровод «Северный поток-2». И благодаря тому, что Дания не дает разрешения на прокладку этой трубы, пришлось поменять маршрут. Это изменение маршрута стоит, если не ошибаюсь, 500 млн. евро. Такая же история связана со строительством газопровода «Сила Сибири» и освоению нового, крупнейшего Чияндинского нефтегазоконденсатного месторождения. Там сложная нефть. Я понимаю, что многодетным семьям совершенно все равно, что происходит. Я вам объясняю, почему государство компенсировало определенные налоги двум компаниям. Потому что у них увеличились расходы из-за геополитических рисков. Возвращаясь к предыдущему нашему вопросу – для чего нужны внешнеполитические инструменты. Если бы в морях и океанах сейчас ходил мощнейший российский флот, мощнее советского, я думаю, что Дания, может быть, и не рискнула бы отворачивать «Северный поток-2».

В. Ворсобин:

— Есть одна интересная цифра. Вы говорите, что Газпром и Роснефть несут убытки в связи с европейскими блокадами. Чистая прибыль Газпрома в 2018 году выросла в два раза, она достигла 1,5 трлн. рублей.

Н. Стариков:

— А здесь мы переходим к другой проблеме. Дело в том, что Газпром не является государственным предприятием в полном смысле слова. Это акционерное общество, которое получает кредиты на западных площадках. И для того чтобы он получал эти кредиты по минимальным ставкам, необходимо, чтобы у него была прибыль, которую получали бы иностранные инвесторы. Раз мы вступили в то, что называется капитализмом, мы вынуждены играть по этим правилам. А в любом капитализме интересы компаний и акционеров куда важнее, чем интересы многодетных семей. Так вот, наша задача – чтобы не было вот такого: или 6,5 млрд. отдать этим, или 6,5 млрд. отдать этим. Сегодня, когда у нас больше триллиона превышение доходов над расходами, вполне можно было бы сделать и то, и другое. Исходя из геополитической необходимости, сделать «подарок» двум компаниям, а с другой стороны, помочь многодетным семьям. Что для меня лично гораздо более приемлемо.

В. Ворсобин:

— Михаил из Воронежа нам дозвонился.

Михаил:

— Непонятно, что удивляет господина Ворсобина, когда понятно, что либеральное лобби в России очень сильно, по сути, оно управляет экономикой. Либералов передергивает, когда деньги идут куда-то, кроме как на их либеральные идеи. Если бы они не пошли на военные расходы, они бы пошли на то же понижение налогов, но никак не на помощь пострадавшим от наводнения, например. Доказательство того, что либеральное лобби сильно, — до сих пор ставятся памятники Ельцину, Гайдару, в честь Черномырдина назвали какой-то пароход или теплоход…

В. Ворсобин:

— И Владимир Путин называет себя либералом. Я теряюсь вообще в определениях.
Частные военные компании должны быть разрешены в России
Н. Стариков:

— Не теряйтесь, Владимир, мы поможем вам найти дорожку в этих сложных политических дебрях.

В. Ворсобин:

— Николай, а вы считаете Путина либералом в экономическом плане?

Н. Стариков:

— Я не считаю его либералом. Но если он сам себя называет либералом, наверное, мы не будем с ним спорить. Пусть называет себя либералом, главное, чтобы экономическая политика в России была не либеральная.

Мне хотелось бы пару слов сказать по поводу звонка радиослушателя, с которым я согласен. Проблема заключается в том, что такие, как вы, Владимир, хотят итогов, как в Китае, а методов, как в Китае, они категорически не хотят. И когда мы вам рассказываем, что, например, так называемые протесты организованы американцами, вы говорите, что это все глупость и теория заговора. А когда китайское государство говорит вам то же самое, то вы предпочитаете этого не замечать. Поэтому давайте определимся. Если мы хотим, как в Китае, то надо действовать, как в Китае. А у Китая мы что видим? Активную внешнеполитическую экспансию. Намывают острова в Желтом море, строят флот, в Африке активно присутствуют во всех местах.

В. Ворсобин:

— Сирию они не кормят, и в военные действия они не вступают.

Н. Стариков:

— А мы поделились с ними зоной влияния. Поэтому в Сирию они не идут.

В. Ворсобин:

— Александр из Ставрополя нам дозвонился.

Александр:

— Перекос я увидел, когда взял квартиру в ипотеку в 2007 году в швейцарских франках. Владимир Владимирович в 2008-м сказал, когда был мировой кризис, что мы опускаем рубль для нефтяников, потому что нефть опустилась, им нужно помочь. Тогда я увидел лицо нашей власти, которая не молодым семьям помогала, а тем друзьям – Миллерам и всем остальным.

Еще хочу по Сирии сказать. Помните, когда только начиналась эта кампания перед Сирией, когда террористы резали горло людям, по всем федеральным каналам это показывали, как будто заманивали нас туда, чтобы жители говорили: да, бегите, несите наши российские ракеты в Сирию. Сейчас где это все? ИГИЛ – создали бренд какой-то у нас в России, и теперь мы пожинаем эти плоды.

Н. Стариков:

— Что касается отрезания голов. Головы отрезали в Чечне, на Кавказе, причем не только нашим солдатам, и не только Хаттаб. Там английским инструкторам из компании по разминированию отрезали головы. Так что эта нечисть, с которой сейчас мы боремся в Сирии, запрещенное в России «Исламское государство», ваххабизм, оно все было у нас на Кавказе. Поэтому все это было. Где оно теперь? У нас на Кавказе, слава богу, головы уже давно никому не режут и, я надеюсь, никогда снова не будут. Прекратили резать головы и в Сирии. Вы причинно-следственную связь улавливаете? Пришла Россия, восстановила свою мощь, навела порядок на Кавказе – и теперь Кавказ в составе России, а не вне ее, наводить порядок в Сирии. Вы посмотрите, есть ролики, там батальон военной полиции России. Я так понимаю, первый батальон был чеченский, второй — ингушский (если ошибся, пусть меня извинят коллеги с Кавказа). Лезгинку танцуют, мощные, красивые, защищают интересы России. И никому теперь в Сирии головы не режут там, где находится Россия. Поэтому, мне кажется, понятно, к чему это дело идет.

В. Ворсобин:

— У нас Африка ещё не освоена, там много где еще…

Н. Стариков:

— Не спешите. Вернемся и в Африку. Советский Союз был в Африке. Только что звонил Лев Николаевич и рассказывал, какая высокая пенсия была у его мамы. Улавливаете причинно-следственную связь? Африка это не Бармалеи, это огромные полезные ископаемые.

В. Ворсобин:

— Которые достанутся Роснефти и Газпрому. До нас они не дойдут.

Н. Стариков:

— Хотел сказать по поводу ипотеки. К сожалению, в сегодняшней экономике, где Россия является второстепенным рынком, все экономические достижения достигаются одним путем – девальвацией. Причем эта девальвация идет и в других государствах – Азербайджан, Армения, Молдавия… В Молдавии нефтяников не виделись отродясь, а лей тоже там падает. Поэтому это просто способ призывать тех самых иностранных инвесторов, которые в этой искривленной мировой экономике владеют настоящими деньгами, то есть долларами. А все остальные деньги, включая наш рубль, являются отражением этого. Поэтому я являюсь горячим сторонником того, чтобы кредиты в России выдавали только в рублях. И тогда бы такой проблемы, о которой рассказал позвонивший радиослушатель, никогда бы не было. Мой вам совет – никогда не берите кредиты в валюте, берите кредиты в рублях, а лучше всего вообще постараться не брать кредиты.
Частные военные компании должны быть разрешены в России
В. Ворсобин:

— Вопрос радиослушателей. «Я помню зама руководителя Сбербанка, который не ответил на вопрос молодого человека, почему в Чехии ипотека по 6% годовых, а родному россиянину – по 12? Отсюда вывод – родина у них за бугром, а здесь они на вахте».

Н. Стариков:

— Низкая ипотека на Западе, где зарегистрирована дочка, отдельная компания, связанная с Газпромом, Сбербанком только логотипом и названием. Она берет деньги в Европейском центральном банке, где сейчас ставка – 0. Соответственно, стартовая стоимость денег приводит к тому, что ипотеку можно делать дешевой. В России стартовая точка денег – 7%. Вот и вся разница.

В. Ворсобин:

— А почему?

Н. Стариков:

— Потому что мы вторичная экономика, потому что у нас нет суверенной финансовой системы. И на эту тему я практически 10 лет назад написал книгу «Национализация рубля». Один из первых пунктов, которые необходимо делать, для того чтобы у нас был порядок, это торговля нашими природными ресурсами за рубли. Второй шаг – запрет кредитования в валюте.

В. Ворсобин:

— «Не волнуйтесь, — пишет наш слушатель, — в ЦАР, Ливии, Конго все наши уже есть». Я тут обмолвился, что мы, видимо, и в Африку должны пойти, и навести там порядок.

Н. Стариков:

— Я на этот счет и не беспокоился.

В. Ворсобин:

— Они же тоже не бесплатно. Видимо, алмазы поставляют в Россию и тем живут.

Елена из Твери у нас на связи.

Елена:

— Я являюсь акционером ТГК-2 (г. Ярославль). Каждый год приходят письма о проведении собрания. В этом году ТГК-2 показала прибыль (5 лет ничего не было). Председателю совета директоров предлагалось выплатить 6% от прибыли. Я подсчитала, получается, 180 млн. 100 тыс. Это что за вознаграждение такое при таких тарифах на свет? Как вы к этому относитесь?

Н. Стариков:

— Я отношусь к этому резко отрицательно. Это прямой последствие того, что делает Чубайс. Обратите внимание, когда он у нас приватизацией занимался, все наши основные прибыльные отрасли сосредоточились в руках либо жуликов, либо каких-то олигархов. И только после фактической приватизации (национализации) как-то удалось эти ресурсы контролировать (она при Путине, кстати, прошла). Я скажу более. Когда мы оплачиваем квитанции за коммунальные услуги, за электричество, очень часто деньги уходят в какую-нибудь Финляндию, Люксембург, в офшоры. Потому что фирмы, которые контролируют это, зарегистрированы именно там. Это бардак, с которым надо разбираться. Разрушили единую энергосистему и создали систему для удобного вывода денег из страны.

В. Ворсобин:

— Кстати говоря, упомянутый заместитель Грефа на вопрос, почему в Чехии такие проценты, просто предложил спеть песню.


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

Подпишитесь на рассылку

Один раз в день Вам на почту будут приходить материалы Николая Старикова, достойные внимания. Можно отписаться в любой момент.

Отправляя форму, Вы даёте согласие на обработку и хранениe персональных данных (адреса электронной почты) в полном соответствии с №152-ФЗ «О персональных данных».

Новые видео

Дело Соколова-Наполеона. Чубайс о советском прошломНиколай Стариков:  как долго Россия ещё сможет «ехать» на наследии СталинаПочему национализм вреден для России. Ювенальный бизнес🚑Провал «реформы здравоохранения», 75 млн рублей от Санта Клауса и кулак Путина

Instagram Николая Старикова

Комментарии