Конституция, реформа и Путин. Новое правительство

22.01.2020

В новом выпуске программы «По сути дела» на радио «Комсомольская правда» говорили о поправках в Конституцию, грядущих изменениях в системе власти, а также о том, каким будет новое правительство.

Хронометраж:
00:33 — Зачем понадобились поправки в Конституцию России
08:02 — О частично перенятом опыте Китая
10:29 — О построенной в России системе власти
13:04 — Какие ещё поправки необходимо внести в Конституцию
16:08 — Почему российские госслужащие зарабатывают миллионы
18:08 — Будет ли система власти в России продолжать олигархический строй
22:54 — Как будет проводиться опрос граждан о поправках в Конституцию
26:42 — О принятии Конституции в 1993 году
29:30 — Каким должно быть новое правительство
30:38 — Будет ли новое правительство принципиально отличаться от предыдущего
31:26 — Почему в ГосДуму не берут сталеваров и трактористов

Николай Стариков: Конституция, реформа и Путин. Новое правительство

Скачать аудио

Источник: Комсомольская правда


Стариков: «Поправки в Конституцию должны построить в хорошем смысле китайскую систему»

В. Ворсобин:

— Николай, здравствуйте!

Н. Стариков:

— Добрый день!

В. Ворсобин:

— В такое бурное время живем. 2020 год хорошо начался и мы потеряли правительство, и Владимир Путин предложил поправки в Конституцию. С чего начнем?

Н. Стариков:

— С обсуждения, с размышления о том, почему это произошло, зачем и какие цели ставил перед собой президент.

В. Ворсобин:

— Николай, вот самое мутное в этой истории – это поправки в Конституции. Зачем?

Н. Стариков:

— Мне кажется, вообще неправильно слово «мутные» использовать по отношению к основному закону нашей страны.

В. Ворсобин:

— Я к поправкам.

Н. Стариков:

— Ну, поправки же будут в Конституции, поэтому они не могут быть мутными. Они должны быть ясными, всенародно обсужденными и, конечно же, всенародно принятыми. Поэтому давайте о всенародно принятых будущих поправках и поговорим.

А для того, чтобы понять смысл предлагаемых изменений в Конституцию, нужно вспомнить, как Владимир Владимирович Путин пришел к власти. Вы помните ,как это случилось?

В. Ворсобин:

— Ельцин: «Я устал, я ухожу».

Н. Стариков:

— Совершенно верно. Владимир Владимирович был выбран Борисом Николаевичем Ельциным и за ту ошибку, которую он совершил, мы ему многое можем простить. Так вот, Владимир Владимирович прекрасно помнит, что один человек, пришедший во главу государства, используя те функции и полномочия, которые сегодня есть у президента России, может очень сильно развернуть государственный корабль. Путин слова плохого о Ельцине никогда не говорил – это, кстати, очень правильно. Сталин тоже ни одного слова против Ленина не говорил. И любой умный руководитель не будет плохо высказываться о том, благодаря кому он пришел к власти. Тем не менее, Путин изменил очень многое из того, что делал и сделал Ельцин. Так вот, сегодня Владимир Владимирович Путин не хочет, чтобы кто-нибудь, придя на смену ему, точно так же изменил все то, ради чего он эти долгие годы работал, старался, отдавал всего себя. Поэтому создается система сдержек и противовесов, которая должна в некотором смысле построить в хорошем смысле китайскую систему. Это значит, руководители государства отходят немножко в сторонку, но не исключаются из политического процесса. И для того, чтобы новый молодой и горячий, а, может, не очень молодой и не очень горячий руководитель не смог развернуть корабль благодаря своему единоличному решению, вот немножечко перераспределяются полномочия в рамках Конституции. Это основной принцип, который положен в ту конституционную реформу, которую предложил президент.

В. Ворсобин:

— Николай, правильно я понимаю, что этот Госсовет, который будет узаконен, у него будут некоторые полномочия и Владимир Путин после ухода с президентского поста, как глава этого Госсовета, будет следить, присматривать за новым президентом и, лишив его некоторых полномочий, часть полномочий уходит Совфеду – назначение силовиков будет согласовываться и т.д. – таким образом, он будет на некоем поводке у бывшего президента?

Н. Стариков:

— Все вы какие-то глаголы, прилагательные используется нехорошие…

В. Ворсобин:

— Но я правильно описал ситуацию?

Н. Стариков:

— Неправильно, как всегда. Потому что вы всегда негативный смысл вкладываете, а смысл надо вкладывать тот, который есть. В данном случае, это абсолютно позитивная история. Поясняю. В Китае почему так все прекрасно развивается? Потому что есть пресловутая стабильность, о которой так не любят говорить некоторые наши журналисты и либералы. А стабильность важна для планирования, в том числе, экономических действий. Так вот, стабильность экономическая в Китае, благодаря политической стабильности, которая в свою очередь обеспечивается тем, что руководители Китайской Народной Республики не уходят в политическое небытие после окончания своих председательских сроков, а они в рамках определенной структуры подсказывают, помогают, если надо, поправляют и направляют нового руководителя. Поэтому идея Путина в том, чтобы теперь в Конституции был закреплен тот орган, куда будут переходить на работу уважаемые руководители Российской Федерации, которые уже согласно Конституции Российской Федерации отработали свои президентские сроки, чтобы у них были реально описанные в Конституции полномочия и задачи. Именно это является одной из частей тех конституционных реформ, которые предложил Путин.

В. Ворсобин:

— Действительно ли, по вашему мнению, дорогие радиослушатели, нужны такие перемены в Конституции, чтобы бывший глава присматривал за нынешним? Или, по крайней мере, контролировал. От себя замечу, что, когда Борис Ельцин оставлял пост Путину, он не стал при этом за ним присматривать, он полностью доверил Владимиру Путину президентский пост и наш президент был единоличным правителем страны. Видимо, это изменится с принятием новой Конституции…

Н. Стариков:

— Ну, как всегда опять вы все не то сказали, не соответствующее действительности. Ни один человек в истории человечества до сих пор не был единоличным правителем. Это просто физически невозможно. Поэтому обязательно есть группа людей, есть единомышленники, которые помогают, подсказывают… ведь очень хочется с кем-то посоветоваться. Ни один руководитель страны, каким бы он ни был опытным, мудрейшим, не может знать всего, ему всегда нужны хорошие, добрые советы.

В. Ворсобин:

— А вас не тревожит, что будут президентские выборы и люди будут голосовать за одного человека, а вот за Путина или за какого-то другого человека, который возглавит, условно, Госсовет, он окажется вне народного избрания… По большому счету, каким образом легитимен будет этот человек, который будет во главе Госсовета?

Н. Стариков:

— Владимир, вы опять передергиваете… Вы, описывая конституционную реформу, которая предложена Путиным, представляете дело так, что президент, который будет после этой конституционной реформы у власти, будет этой власти как бы лишен, что вся власть куда-то утечет. Нет, не вся. Очень небольшая часть полномочий, которая даст возможность его как-то сдерживать и противовешивать.

В. Ворсобин:

— Простите. Силовики – это небольшая все-таки часть полномочий. Силовики у нас в России очень значительная часть полномочий. Поэтому у него забирают очень много.
Конституция, реформа и Путин. Новое правительство
Н. Стариков:

— Они все равно в итоге будут подчиняться президенту. Дело в том, что один человек не сможет единолично все это делать. В чем смысл той коллективной устойчивой системы, которая построена в Китае и которую надо внимательно изучать и, судя по реформам, у нас её внимательно изучили? В том, чтобы опыт не уходил. В том, чтобы не принималось каких-то резких волюнтаристских решений. Ведь на нашей памяти было несколько случаев, когда один человек, придя к власти в России, просто кардинальным образом менял ситуацию. И в данном случае, Путин поменял её в положительную сторону, но Горбачев и Ельцин – они же поменяли в отрицательную.

В. Ворсобин:

— Примем звонки. Сергей из Краснодара, слушаем вас.

Сергей:

— Добрый день. Вот вы привели в пример Китай, как положительный пример. А расстрелы за коррупцию там – это что? Отрицательный? Как-то не вяжется.

В. Ворсобин:

— Да. Мы берем только тот опыт китайский, который нам выгоден в этот момент.

Н. Стариков:

— Что касается общественного движения «Патриоты Великого Отечества», который я имею честь возглавлять, в нашей программе есть применение смертной казни, в том числе, за коррупцию в особо крупных размерах. Поэтому мы с этими действиями наших китайских товарищей согласны.

В. Ворсобин:

— Наш слушатель пишет: «Надо, чтобы новый президент выбирался народом, согласно Конституции, не больше двух сроков, а не назначался (преемник, наследник и т.д.)».

Н. Стариков:

— Новый президент, я вас успокою, будет выбран всенародным голосованием. Это понятно. Потому что другой системы власти в России не существует. От того, что появится Госсовет, сама процедура выборов президента никаким образом не изменится. Немножко изменятся его полномочия – вот о чем речь.

В. Ворсобин:

— Николай, а не получится ли так, что при Путине – понятно. Но все мы не вечные. И получается такая конструкция, при которой Россия получает многоголовость. То есть, наполовину президент, лишенный половины полномочий. Здесь у нас глава Госсовета. Глава Совфеда – функции Совфеда тоже усиливаются. Госдума – спикер. И вот эта многоголовость в итоге может сослужить плохую службу России. Она может потонуть в междоусобных войнах в Кремле.

Н. Стариков:

— Я уверяю вас, что, если бы президент предложил другую конституционную реформу, в которой он бы предложил разогнать все органы власти, оставив только президентскую власть, вы задавали бы точно такой же вопрос. А вывод из этого очень простой – что бы ни делала власть, вы всегда будете недовольны. Как и процентов пять наших уважаемых радиослушателей…

В. Ворсобин:

— Есть такое понятие – критическое мышление. Если вы хотите, чтобы все брали на веру то, что говорит власть, вы тогда лучше разговаривайте с инфузориями туфелька…

Н. Стариков:

— Давайте критическое мышление и применим. Значит, система власти, которая сейчас построена в России, заточена под Путина – под человека, обладающего большим авторитетом в народе. Для того, чтобы эта система была устойчива вне зависимости от того, кто будет дальнейшим президентом, Путин и задумал эту конституционную реформу. Именно это и является, на мой взгляд, конечной целью… Если будет построена система сдержек и противовесов, не так важно, кто будет следующим президентом. При изменениях в Конституции, которые предложены Путиным, этот новый президент, который, конечно, будет избран всем народом, не сможет резко развалить государство и изменить государственный курс.

В. Ворсобин:

— Почему? Какой механизм сработает в этом случае, если он захочет повернуть не туда Россию?

Н. Стариков:

— В политической жизни государства вероятность неожиданностей, к сожалению, гораздо больше. Поэтому вне зависимости от фамилии президента, должна быть построена устойчивая система. В этой системе должны находить свое место бывшие, стоявшие у руля руководители, которые сохраняют не только номинальный авторитет, но должны получить и определенные полномочия, описанные в Конституции. В этом смысл реформ.

В. Ворсобин:

— А где-то ещё есть у нас такой опыт международный?

Н. Стариков:

— Китай.

В. Ворсобин:

— Все.

Н. Стариков:

— Вы думаете, президенты Соединенных Штатов исчезают после того, как они…

В. Ворсобин:

— Нет, не исчезают. Во всех странах Европы они входят в такой почетный клуб бывших президентов, у них есть большое влияние, но нигде не прописано это в Конституции, они не имеют никаких прерогатив, у них нет никаких властных полномочий. Зачем? Или это такое недоверие к народному мнению? То есть, когда народ выберет человека, который будет не согласен с Путиным – представим себе такое – и он будет проводить самостоятельную политику, на него тут же наденут хомуты и будут гнать в обратном направлении с криками «Мы не тому тебя учили…»? В этом случае куда выбросить те голоса, которые были поданы за этого президента?

Н. Стариков:

— Никуда. Собственно, он президентом и останется. Но будет система сдержек и противовесов, которая не даст резко разворачивать государственный корабль. Но мне кажется, мы должны ещё одну часть предложенной реформы Путиным обсудить. А именно – изменения в Конституции, которые не касаются властных полномочий и их перераспределения, а касаются приоритетов внутреннего российского законодательства над внешним. Я бы хотел задать нашим радиослушателям такой вопрос – а какие бы вы ещё хотели увидеть изменения в Конституции? При этом сразу хочу сказать, что, судя по тому, что мы сейчас читаем и видим, не планируется принятие закона о конституционном собрании, а это значит, что главы Конституции основные не будут меняться. Потому что для этого необходимо принять закон о конституционном собрании. Вот исходя из этого, я считаю, что необходимо изменить формулировку принадлежности природных ресурсов и написать, что они принадлежат народу, они могут быть в такой, такой и такой собственности. И я хотел бы предложить это обсуждение, и сразу свою точку зрения изложить. Я хотел бы, чтобы в Конституции было описано, что такое семья. Вот с условиями постоянных попыток внедрения ювенальных технологий, мне кажется, что нужно четко и ясно описать, что такое семья, что такое брак. Что это, собственно говоря, союз мужчины и женщины, причем, одного мужчины и одной женщины – чтобы не было вообще никаких разногласий. Так же я считаю, что необходимо внести в нашу Конституцию запрет на передачу российской территории кому бы то ни было. Но этот запрет должен быть написан так, чтобы воссоединение, увеличение нашей территории могло происходить, а вот её уменьшение было бы невозможно. Чтобы Конституция закрывала этот путь раз и навсегда…
Конституция, реформа и Путин. Новое правительство
В. Ворсобин:

— Наш слушатель пишет: «А если следующий президент, не тот, которого изберут после Путина, а которого через Путина, тоже будет обладать большим авторитетом, для него нужно ещё один орган создать?» Получается, у нас будут меняться президенты и будет расти госаппарат?

Н. Стариков:

— Ну, зачем же плодить сущности? В Конституции будет описана структура Госсовета и в этом Госсовете будут заседать все предыдущие президенты, дай бог им здоровья… А кто будет главой Госсовета, будет процедура описана, как выбирается глава Госсовета. Видимо, голосованием членов Госсовета…

Владимир, Москва:

— Здравствуйте. Николай, мне всегда очень нравится, как вы ведете передачу… Вот вы мне скажите – вот Мишустин, новый премьер, он госслужащий. Вот он за год заработал 100 миллионов, жена там заработала… Как может госслужащий заработать такие деньги? Только честно, смело ответьте…

Н. Стариков:

— Я вам отвечу честно и смело – я не смотрел декларацию Мишустина. Не сомневаюсь, что там все описано, как можно честно заработать эти деньги.

В. Ворсобин:

— Там у жены полмиллиарда.

Н. Стариков:

— Дорогие товарищи, откройте декларацию Мишустина, там все должно быть написано. Не сомневаюсь, что там отражены все источники доходов, потому что очень глупо идти на должность, на которой тебя будут под микроскопом рассматривать, и иметь какие-то хвосты со своими доходами…

В. Ворсобин:

— Николай, вам был вопрос задан – можно ли честно или нет?

Н. Стариков:

— В созданной экономике, в которой мы сегодня живем, можно, инвестируя рубль, потом получить миллион. В этой кривой экономике это возможно. Но ещё раз повторю, я не изучал источники доходов Мишустина, потому что, честно скажу, меня это вообще никогда не интересует. Мне совершенно неинтересно, откуда деньги у того или иного персонажа.

В. Ворсобин:

— Но честный ли человек будет у власти и руководить правительством, вас это не волнует?

Н. Стариков:

— Если президент страны считает, что руководить экономикой должен товарищ Мишустин, я не считаю себя вправе спорить с президентом моего государства.

В. Ворсобин:

— Вы обычно этого никогда и не делаете.

Александр, Белгород:

— Вам не кажется, что система изменений в управлении настроена на то, чтобы продолжить олигархическую систему управления? А в общем-то экономика тухнет и перспективы нашей страны с такой системой управления довольно плачевные. И мне обидно за свою страну – богатая страна и нищий народ. И ничего не меняется. Владимир Владимирович должен понять, что народ не процветает. И заводы отдали в частные руки. Они потихоньку затухают… но хозяину это – шоколадка. Но почему народ остается в стороне от таких больших прибылей, которые государство имеет?

Н. Стариков:

— Интересный вопрос. Хочется спросить – уважаемый, а вы в курсе, что в 1991 году мы стали жить при капитализме и была проведена приватизация? И, собственно говоря, вот этим курсом мы до сих пор и идем.

В. Ворсобин:

— Но капитализм бывает разный…

Н. Стариков:

— Нет, капитализм всегда одинаковый. Богатые богатеют, бедные беднеют. Просто кое-где построен фильтр, который отбирает у богатых и дает бедным, как в Скандинавии. Но в Скандинавии у вас вместе с налогами заберут ещё и детей – там свои тараканы. Так что не надо думать, что где-то есть добрый хороший капитализм. Он везде одинаковый. Второе. Вы говорите, что это некая консервация олигархического управления. Пожалуйста, покажите, где в нынешней системе власти олигархи и где они будут в конституционной реформе?

В. Ворсобин:

— Видимо, те, которые руководят госкорпорациями. А их фамилии всем известны.

Н. Стариков:

— Это не олигархи. Их можно переизбрать. И в Госсовет в новый они не входят. Губернаторами они не являются. Председателями парламента, чья роль возрастает, они тоже не становятся. Поэтому давайте мы все-таки будем обсуждать факты, а не эмоции…

В. Ворсобин:

— Наш слушатель спрашивает: «А кого хочет видеть у руля страны Николай? Зюганова?»

Н. Стариков:

— Вот кого я точно не хочу видеть у руля страны, так это Зюганова.

Ольга Васильевна, Севастополь:

— Добрый день. Я бы хотела ещё добавить в Конституцию, чтобы наш банк подчинялся только России и никаких спекуляций не делал.
Конституция, реформа и Путин. Новое правительство
Н. Стариков:

— Совершенно справедливо. Я поправлю вас. Речь идет о Центральном банке Российской Федерации. У меня даже есть книга на эту тему – национализация рубля. Действительно, это ключевой, важнейший вопрос, но, исходя из того, что мы не видим приготовлений к принятию закона о конституционном собрании, этот ключевой вопрос, равно как и вопрос о недрах, не будет решен. Обратите внимание, что Путин во время своего собрания сказал, что он против принятия новой Конституции. А принятие новой Конституции – это возможность все пункты изложить, как вы хотите. Речь идет сейчас лишь о корректировке некоторых пунктов, поэтому, соглашаясь с вашим мнением, что пункт о Центральном банке важнейший, я, к сожалению, увы, не вижу подготовки к его изменению.

Роман, Краснодар:

— Здравствуйте. Мне кажется, что все-таки речь нашего лидера о плане гражданства у чиновников, она все-таки была сказана зря, потому что гражданство очень легко решается путем воссоединения с семьей. И тоже хотелось бы ещё такой вопрос задать. Доколе наши правители будут вспоминать 90-е годы? И то, что мы сейчас имеем, это вот следствие 90-х годов. 20 лет уже прошло…

Н. Стариков:

— Что касается двойного гражданства, конечно, оно должно быть запрещено, должен быть формальный запрет, и очень хорошо, что он сейчас будет внесен в Конституцию. Естественно, возможны какие-то нюансы, но, знаете, советские разведчики иногда тоже убегали на запад.

В. Ворсобин:

— Итак, продолжаем препарировать изменения в Конституцию. Конституцию препарируют уже без нас, Владимир Путин заявил о том, что будет опрос – не референдум, а опрос… Референдум вещь долгая, а по-быстрому – власть 12 апреля опросит население, причем, пакетом. На каждую поправку нельзя будет ответить согласен или нет. А вот если вы согласны со всем пакетом, то вот голосуйте. Николай, у меня вопрос – а почему действительно не разделить эти вопросы, чтобы люди к каждому конкретному изменению свое бы отношение могли бы зарегистрировать?

Н. Стариков:

— Потому что это очень сложно. Представляете, там будет 50 поправок и каждую поправку нужно будет отдельно голосовать. Это очень сложная история. Поэтому по сути этот будет референдум о доверии Путину… Если вы доверяете президенту, вы поддерживаете это.

В. Ворсобин:

— Верю – не верю? Но ведь эта Конституция будет действовать и после Путина. Мы для себя голосуем. Мы свой главный закон страны правим. Почему бы нам конкретно не говорить – эта поправка хорошая, а вот эта плохая…

Н. Стариков:

— Товарищ Ворсобин, вы на выборы ходите?

В. Ворсобин:

— Да, хожу.

Н. Стариков:

— Вы когда выбираете партию, за которую вы голосуете, вы реально весь талмудик её взглядов изучаете?

В. Ворсобин:

— Реально.

Н. Стариков:

— За какую партию вы голосовали?

В. Ворсобин:

— За «Яблоко».

Н. Стариков:

— Скажите, пожалуйста, что «Яблоко» в экономике предлагает?

В. Ворсобин:

— Там много чего…

Н. Стариков:

— Значит, как мы с вами долго ни говорили о том, что нужно внимательно изучать, что это нехорошо, когда вы голосуете за человека, 99% людей, приходя на избирательный участок, голосуют за человека, им симпатичного. Никто практически не изучает подробно все эти огромные экономические и политические выкладки, которые предлагают партии. Точно так же программа кандидата… Люди голосуют всегда за личности. Поэтому, когда люди придут обсуждать поправки в Конституцию, они будут голосовать по принципу «доверяю или не доверяю»…

В. Ворсобин:

— Извините, а если там будет написано, что будут пороть по субботам? Извините, так можно вообще дойти до сумасшествия, если вносить в законы поправки, а потом ставить на голосование… и, если мне нравится президент, я слепо голосую за все, что хотите…

Юрий, Новосибирск:

— Здравствуйте. Николай, я человек уже в возрасте, у меня такой вопрос возникает. В 1993 году мы голосовали за проект Конституции с паспортами граждан СССР. То есть, эта Конституция юридически вообще ничего не значит. Поэтому как мы будем её править, когда она ничего не значит? Мало того, начиная с судей и кончая самим гарантом Конституции, она многократно нарушается. Причем, на глазах у всех…
Конституция, реформа и Путин. Новое правительство
В. Ворсобин:

— Спасибо. Срочная новость пришла. Путин внес кандидатуру замглавы Следственного Комитета Игоря Краснова на должность Генпрокурора. Пожалуйста, Николай.

Н. Стариков:

— Ну, что я могу сказать? С точки зрения нашего радиослушателя, Конституция нелегитимна. Ну, как говорится, вы с этим и живите. Я же всем напомню, что Конституция-то принималась сразу после расстрела парламента, после минигражданской войны, которая, к сожалению, произошла, а, к счастью, длилась совсем недолго. Конституция эта писалась под американскую диктовку и вот сейчас Путин, изменяя часть функций президента, то есть, производя реформу сдержек и противовесов, заодно убирает один из важных рычагов влияния на Россию извне. То есть, приоритет международного законодательства над российским. Это можно только поприветствовать. Я же считаю, что Конституция наша, наверное, уже подходит к исчерпанию своего потенциала и стоит задуматься о конституционной реформе новой. Но, видимо, это будет не в этом году и, наверное, не в следующем.

В. Ворсобин:

— Николай, вот смена генпрокурора – что вы на это скажете?

Н. Стариков:

— Я скажу, что у нас будет новый генеральный прокурор. А с учетом того, что у нас совершенно новый премьер-министр, я думаю, нам уже не надо удивляться, что и в министерствах будут во многом совершенно новые люди, которые нам незнакомы…

В. Ворсобин:

— Да, сейчас будет очень много расследований, с кем связан Игорь Краснов. Чайка был связан со своими детьми, как известно – они у него два успешных предпринимателя… Какие скелеты в шкафу найдут у Игоря Краснова, ещё посмотрим… Николай, вот если вернуться к правительству, как вы видите новое правительство и какие кандидатуры вы бы отправили на выход сразу? И кого бы вы назначили в правительство?

Н. Стариков:

— Экономический блок правительства, на мой взгляд, совершенно не справляется со своими обязанностями, равно как и председатель Центрального Банка, который, правда, не избирается и, собственно говоря, фактически не назначается. Так что этих бы господ я бы абсолютно точно поменял. Оставил бы, безусловно, министра иностранных дел, министра обороны…

В. Ворсобин:

— Наш слушатель злорадствует насчет Чайки… Ну, это у нас такая русская традиция – мы критикуем вслед… а когда человек на посту, критиковать как-то бывает иногда сложно.

Николай, как вы думаете, чем принципиально это правительство будет отличаться от предыдущего? Какие-то изменения мы почувствуем? И когда?

Н. Стариков:

— Нам бы очень хотелось, чтобы это правительство кардинально отличалось от предыдущего. От предыдущего правительства нужно оставить внешнеполитический курс – но им занимается во многом президент, поэтому здесь мы можем быть спокойны. Оборона – здесь все замечательно. Все остальное, думаю, можно корректировать, можно улучшать. А вот экономику прямо хочется сильно изменить.

Владимир, Москва:

— Николай, ещё раз здравствуйте. Почему в Госдуме я не вижу ни сталеваров, ни трактористов, ни комбайнеров… И, как вы думаете, новый премьер разведется со своей женой или нет?

Н. Стариков:

— Вы знаете, я вообще не слежу за семейной жизнью премьер-министров Российской Федерации, равно как вообще не слежу за семейной жизнью президентов Российской Федерации. Мне это вообще неинтересно. На мой взгляд, их надо оценивать за их государственную деятельность… Что касается сталеваров, комбайнеров, доярок и других представителей уважаемых рабочих профессий, почему их нет в списках тех или иных партий, надо спрашивать представителей тех или иных партий. Я, справедливости ради, могу сказать, что среди депутатов «Единой России», ныне действующих, есть мой коллега по организации «Антимайдан», представитель «Уралвагонзавода». Так что, может быть, там есть и ещё рабочие профессии…

В. Ворсобин:

— Николай, зря вы не следите за детьми наших больших чиновников. Потому что вот дочь Пескова заявила в интервью об идущем от силовиком беспределе. Она сказала, что многие беды в России из-за того, что силовики обнаглели. Это интервью разошлось в Сети, так что для интересующихся рекомендую почитать. Есть некие подробности о Юрии Чайке, о его судьбе. Он переходит на другую работу, но какая работа – не указана. То есть, получается такая отставка пока в никуда. Николай, есть комментарии?

Н. Стариков:

— Ну а что можно сказать? У меня проблемы есть с моими дочками, у меня не всегда с ними совпадают взгляды, поэтому проблема отцов и детей. Это первое. Второе – я не вижу смысла обсуждать, что сказала чья-то дочь. Эта дочь сказала, она молодая девушка, она в политике не разбирается…

P.S. Предыдущие выпуски:


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

Подпишитесь на рассылку

Один раз в день Вам на почту будут приходить материалы Николая Старикова, достойные внимания. Можно отписаться в любой момент.

Отправляя форму, Вы даёте согласие на обработку и хранениe персональных данных (адреса электронной почты) в полном соответствии с №152-ФЗ «О персональных данных».

Новые видео

Комментарии