Приход Гитлера к власти осуществлялся США и Британией в интересах мировых банкиров

07.05.2020

В очередном прямом эфире на радио «Комсомольская Правда» мы обсудили вопросы, связанные с 75-летием нашей Победы. Когда началась Холодная война, кто привел Гитлера к власти, ленд-лиз – аренда с последующим выкупом, а не бесплатная помощь.

Хронометраж:
0:00 О вечной борьбе держав за доминирование в мире
5:30 Почему Запад борется с Россией
8:35 Почему началось противостояние «союзников» в 1945 году
11:31 Когда началась Холодная война
13:36 Об условиях англосаксов, на которые не пошёл СССР в 1945 году
17:55 Об «историческом похмелье» и антисоветской кампании
22:42 О помощи СССР, предоставленной Америкой во время ВОВ
28:43 О беспринципности США во время ВОВ
34:26 Когда проводить Парад Победы в 2020 году
39:08 О важности помнить победы России и её Героев

Скачать аудио

Текстовая версия:

Источник: «Комсомольская правда»


Стариков: «Приход Гитлера к власти осуществлялся США и Британией в интересах мировых банкиров»

В. Ворсобин:

— Здравствуйте, Николай!

Н. Стариков:

— Здравствуйте!

В. Ворсобин:

— Приближается святой праздник 9 мая. Мы с Николаем просто обязаны поговорить о дебатах, которые обычно у нас ведутся перед Днем Победы. Это фальсификация истории, это надо вспомнить роль наших союзников в Великой Отечественной войне.

Николай, почему мы обязаны обострять перед 9 мая эти темы? Почему у нас такая традиция? Именно заниматься этими дебатами? Ведь святой праздник! Поминать надо, а не спорить.

Н. Стариков:

— Пользуясь случаем, так как следующий эфир у нас будет 11-го мая, хотел бы поздравить наших уважаемых радиослушателей с 75-летием Победы! Действительно, праздник святой. В этот день надо вспоминать ветеранов. Но все-таки 9 мая – это праздник со слезами на глазах. И ключевое тут слово «праздник». У нас есть день, связанный с войной, который исключительно окрашен в такие траурные тона – это 22 июня. Здесь мы вспоминаем всех погибших, неудачное начало войны. И тут праздника точно никакого нет. Тут есть скорбь.

9 мая настроение все равно радостное. Я уверен, что оно у нас будет таким, несмотря на то, что в этом году у нас не будет парада, и мы пока ещё находимся дома. А что касается обострения тем, то вот термин чисто журналистский. Что за обострение темы? Мне кажется, если мы будем постоянно отбивать атаки, которые осуществляются на нашу историю, самое главное, переходить в наступление, тогда нам ничего обострять не нужно.

Не нужно стараться все шпильки западным партнерам в мягкое место воткнуть накануне 9 мая. Нужно их равномерно, в течение всего года, собственно, втыкать.

В. Ворсобин:

— Мы обречены воевать и дальше?

Н. Стариков:

— Хороший вопрос. В чем проблема советской историографии, которую мы с вами застали, будучи школьниками? Она говорила, что противостояние западного блока во главе с США, НАТО связано исключительно с идеологией. Первое государство рабочих и крестьян, интервенция, дальше хотели задушить, война, противостояние. Одна идеологическая и больше ничего. Значит, из этого умные западные пропагандисты сделали тезис, который помог нашим перестройщикам разрушить страну. Тезис этот звучал так: раз исключительно на идеологической основе осуществляется противостояние, значит, выход из этого клинча очень простой. Вы должны, то есть, мы должны отказаться от своей якобы неправильной идеологии. Чтобы нас убедить в том, что она неправильная, нам начали всякие «Огоньки», публикации про Сталина, про репрессии, там частично правда, большая часть лжи. И все 80-е – начало 90-х годов.

В итоге население СССР, действительно, подумало, ну, наверное, в идеологии дело. И если мы откажемся от своих идеологических ценностей, нам же не говорили, что мы должны будем отказаться от самих себя, от своих героев, то все, наступит золотой век человечества.

В. Ворсобин:

— Николай, вы сейчас говорите о капитализме, я так понимаю?

Н. Стариков:

— Я говорю о присущем российскому народу многонациональному коллективизме. Сейчас бы я хотел закончить свою мысль. Нас на этом тезисе и поймали. Мы вроде изменились, согласились принять их ценности, а противостояние-то никуда не ушло.

Сегодня противостояние между Россией и западным миром ровно такое же, как противостояние СССР и того же западного мира. Только у нас меньше союзников, меньше территорий, меньше населения, полусокращенная от советской экономика. А противостояние такое же. Нет противостояния на идеологической основе. Это все обертка. А конфета – это вечное противостояние в мире – борьба за доминирование. Вот о чем речь.

Когда мы говорим о том, что надо вспоминать Победу, конечно, нужно её вспоминать, но при этом не забывать, что вне зависимости от того, какой государственный строй будет в России, в Российской Империи, Российской Федерации, Советском Союзе, с нами будут точно так же бороться. Это важный тезис, который я хотел бы донести до наших уважаемых радиослушателей.

Понимая это, мы с вами сможем обсудить и второй вопрос. Я хотел бы, чтобы вы позвонили в студию, высказали ваше мнение о холодной войне.

В. Ворсобин:

— Когда я вас слушал, вспомнил строку из песни Гребенщикова: по последним данным разведки мы воевали сами с собой. То есть, здесь надо ещё и подумать, может, есть и такая версия, что мы настроены воевать.

Н. Стариков:

— Это неправильная версия.

В. Ворсобин:

— Что наши власти часто, им нужен какой-то противник. Для того, чтобы списывать на этого противника все местные беды и свой иногда проскакивающий непрофессионализм.

Н. Стариков:

— Сразу вопрос. Зачем Петру Первому нужен был противник в виде одной из сильнейших держав того времени – шведского короля? Вот какие такие свои просчеты Петр Первый собирался списать на эту войну?

В. Ворсобин:

— Шведский король в то время кошмарил всю Европу. Это была общеевропейская проблема.

Н. Стариков:

— Вопрос: почему?

В. Ворсобин:

— Никто же сейчас не говорит в Швеции или в обиженной ими Дании, что Швеция всегда замышляла против условной Дании какие-то войны. И она всегда будет противником. Нет такого. А у нас внутри сидит, что кем бы мы ни были, Запад всегда будет против нас только потому, что мы существуем.

Н. Стариков:

— Прекрасно, коллега! Вот вы сами ответили на свой же вопрос, не заметив этого. Швеция образца Карла ХII и Швеция сегодняшняя – чем она отличается?

В. Ворсобин:

— Размером.

Н. Стариков:

— Размерами и влиянием в мире. Швецию разбили, забрали у нее все территории. И она превратилась даже не во второстепенную, а в пятистепенную державу на задворках мировой политики. Вот что.

Напомню, когда Петр Первый вместе с союзниками начал войну против Швеции, у нее были земли в Прибалтике, в Германии. Часть Германии принадлежала Швеции. Германии в нынешнем понимании тогда и не было. Вот.

Если мы, не дай бог, станем пятистепенной державой, против нас бороться тоже не будут. Но проблема будет другая для тех, кто организовывает эту борьбу. Ведь наши территории, наше влияние, наши земли перейдут под юрисдикцию других государств. И тогда будут бороться с другими государствами. С нами борются, потому что мы сильные, успешные, мощные и одна из самых эффективных государств в мировой истории.

В. Ворсобин:

— Вот у вас объяснение, будто вы компьютерный игрок и все время играете в условную цивилизацию. У вас все очень просто. Захват территорий, доминирование и это объясняет все.

Давайте вернемся к теме нашей передаче. Николай, давайте поговорим, как началось вот это противостояние? Как оно оформилось? Ведь 45-й год, встреча на Эльбе, ленд-лиз, американская тушенка и некое ожидание, что, наконец, советско-американские проблемы уходят. Мы братья. Мы победили эту гидру. Что и как изменилось?

Н. Стариков:

— Я не сомневался, что вы вспомните американскую тушенку, хоть её и не ели. Для вас, либералов, колбаса и тушенка – это самое главное.

В. Ворсобин:

— Мой дед ел.

Н. Стариков:

— И вам завещал! Какая она была вкусная и замечательная.

В. Ворсобин:

— Он, кстати, не любил говорить про битву подо Ржевом. Ногу потерял и вообще.

Н. Стариков:

— Я не хотел обидеть вашего отца и память о нем. Деда, прошу прощения. Я хотел сказать, что если вы хотите попробовать хорошую тушенку, возьмите белорусскую. Она замечательная! Но есть и в России тоже прекрасные образцы тушенки. Но белорусская почему-то замечательная. Почему я это говорю? Потому что очень люблю её есть. И считаю себя тушеночным экспертом в некотором смысле. Если вы хотите купить хорошую тушенку, обратитесь ко мне.

Возвращаемся к началу нашей программы. Я не случайно начал, как кажется, издалека. О том, что противостояние всегда было и всегда будет. Это объяснит нам, почему сразу после разгрома держав Россией – Германии и Японии, началось противостояние между вчерашними союзниками. Начали его не мы. И вот здесь важный момент, который мы не поймем, если забудем все то, что мы сегодня говорили.

Есть такая медаль, можете посмотреть, американская. Сразу скажу, не официальная. За победу в холодной войне. Чем она для нас интересна? Тем, что на ней написаны даты холодной войны. И если окончание холодной войны нам понятно – это декабрь 1991 года – разрушение Горбачевым СССР, то начало там выбито. Знаете, какая это дата? 2 сентября 1945 года. То есть, дата окончания Второй Мировой войны. Они – наши союзники. Мы вместе победили. И они уже начали воевать против нас.

В. Ворсобин:

— Николай, я так понимаю, что фултонская речь Черчилля – с этого момента все началось. Как бы началось почти официально. Эта война. Или есть другая дата, с которой стартовала холодная война?

Н. Стариков:

— Владимир, мне кажется, вы как-то выключились на несколько минут. И не услышали то, что я сказал. Любой знающий историю, действительно, скажет, как и вы. Об этом писали и в советских учебниках, это 5 марта 1946 года. На самом деле, на медали написано 2 сентября 45-го . Это очень важно.

Мы думали, что вместе победили во Второй Мировой. Подписали капитуляцию Японии. А западные союзники уже начали войну, пусть и холодную, с нами. Вот это очень важно. Мы считаем их союзниками, соратниками, вместе победили. А они же готовятся воевать с нами. Что это значит? Это значит – принудить нас принять их волю и их ультиматум. Когда Сталин отказался это сделать, вот тогда выступил Черчилль. И началась реальная холодная война, но её дата должна в нашей истории быть зафиксирована, как дата окончания Второй Мировой войны. Сразу началось давление Запада на нас.

В. Ворсобин:

— Медаль за победу в холодной войне. Неофициальная награда США, медаль могут самостоятельно приобретать без права ношения военнослужащие вооруженных сил США и гражданские служащие федерального правительства. Да, она полуофициальная, но, действительно, на оборотной стороне американской медали указана дата – 2 сентября 45-го года и 26 декабря 91-го года.

Н. Стариков:

— Сразу скажу. Есть подобная медаль в Великобритании. Там очень интересная картина: медведь с ракетой в руках стоит, а с ним борется американский орел и британский лев. И опять та же самая дата.

В. Ворсобин:

— Николай, а почему? Вы сказали, что мы не пошли на их условия. А они были каким-то образом произнесены? Это был какой-то ультиматум?

Н. Стариков:

— Возвращаемся к началу нашей программы. Доминирование. Борьба за доминирование. Запад, англосаксы не согласны с тем, что будет ещё кто-то вместе с ними решать мировые проблемы.

В. Ворсобин:

— Это общая идея. Было как-то заявлено это Сталиным? Было ли это предметом переговоров? Или это было общее ощущение? Желание?

На самом деле, Черчилль перед фултонской речью, там же случилась история с правительством в изгнании Польши. Дело в том, что Москва пригласила руководство польского правительства, которое в изгнании, к себе в Москву на консультации. И всех 11 или 12 человек было арестовано. А потом их посадили. Это, в общем, сильно не понравилось ни англичанам, ни Западу. И таких вот проблем сразу послевоенных, грызни геополитической было очень много.

Я и спрашиваю вас, если вы говорите, что они и не собирались с нами дружить, то хочется понять их основания? Они могли предложить Сталину некий компромисс. Сталин на это мог не пойти. И в этом случае, я понимаю, начинается война. Война обычно начинается в связи с чем-то. И я хочу понять, в связи с чем?

Н. Стариков:

— Придется ещё вернуться назад. Апрель 45-го. Разработка операции немыслимая. Английским генштабом по приказу Черчилля. Это предательский удар в спину Красной Армии. Не сделали они его только по одному: потери бы у них, с их точки зрения, были бы очень большие.

Для них задача – сохранение своего доминирования. Хорошо, так уж получилось, что благодаря Гитлеру русский воевали вместе с ними и против немцев и японцев. Хорошо. Победили немцев и японцев. Теперь дальше давим на русских, подчиняем их своему влиянию. Это знаменитое давление на Сталина во время Потсдамской конференции о применении ядерного оружия. Возможным, рассказали ему.

Дальше Запад требует, начинает нарушать свои обязательства по репарациям. По выдаче кредиту, из которого Сталин должен погасить ленд-лиз. На один миллиард в договоре по ленд-лизу. Он оплачивается из кредита, который предоставляется Америкой. Америка сразу отказывается этот кредит предоставлять.

Дальше. Мы не все знаем о тайной дипломатии. Началось давление по всем направлениям. Сталин в ответ отказался ратифицировать Бреттон-Вудские документы в декабре 45-го года. Это значит, что доллар должен единственной международной валютой, вся эта глобалистская надстройка. Сталин показал, что он не согласен в подчиненном состоянии туда включаться. И тогда речь Черчилля и дальше противостояние везде. Подготовка, в том числе, ядерного удара по СССР. Не забывайте, что бомба у них была, у них не была. Это, конечно, связывало руки Сталину. Но никогда не было планов удара Советского Союза по Великобритании или США. И самые ярые русофобы не могут их нам предоставить.

Противостояние – это попытка принудить кого-то принять свою волю. Об этом сегодня говорит Путин, что этим господам не нужны союзники, им нужны вассалы. Ничего не поменялось. Посмотрите, как о ни себя ведут по отношению к Европе. Давят и давят. Это машина. Но мы не должны думать, что эта машина поехала год назад, два, пять лет. Она едет уже несколько веков. И её сила в преемственности её политики. Там не было никаких больших потрясений, соответственно, цели, методы, герои одни и те же.

У нас же в результате 17-го года произошла большая катавасия.

В. Ворсобин:

— Давайте попробуем принять звонки. Звонок из Москвы. Слушаем вас!

Петр:

— Это Петр из Москвы. Всех с наступающим праздником. Я бы хотел начать со следующего. Как мы все хорошо помним, первый президент России произнес слова: Боже, храни Америку! Правда, он сказал, и Россию тоже. Вот в 95-м году я принимал участие в коммунистической манифестации в честь 50-летия Победы. Где был президент Ельцин? Он был на Поклонной горе с Клинтоном. На Красную Площадь нас не пускали. То есть, мы сами в 91-95-м годах атаковали нашу историю. Мы приравняли своих маршалов к немецким маршалам. А теперь мы пожинаем эти плоды. Если бы мы тогда были другими, действительно, коллективистами, никогда бы чехи не стали бы сносить памятник Коневу. И в других государствах. Но мы сами сегодня такие. И так нас сегодня уважают. Так мы относимся к советскому строю. И к этой Победе.

Спасибо.

В. Ворсобин:

— Спасибо.

Н. Стариков:

— Ну, да. Историческое похмелье, оно, действительно, у нас сейчас наступило в полной мере. Безусловно, вина руководства ельцинского в развязывании антисоветской кампании, а, по сути, антироссийской, она очень велика. Но я уверен, что часть российской элиты, не вся, конечно, искренне верила, что таким образом будет устранено противостояние, что нас примут в некий общечеловеческий мир. Нас посадят равными за стол. И вот это глубочайшее заблуждение, к сожалению, сегодня развито у части либеральной и отчасти у патриотической общественности. Оно заключается в том, что если мы что-то изменим у себя, то к нам изменится отношение. Оно не изменится никогда. Она будет всегда враждебным. И всегда будет давление.

Значит ли это, что мы должны с ними воевать? Нет. Но это значит, что мы должны трезво смотреть на мир. Если мы неадекватно на него смотрим, нас могут обмануть, как это уже, к сожалению, получилось. Но наша вина в разрушении нашей истории безусловна. И это надо признать.

В. Ворсобин:

— Вы описываете поведение нормального человека, который приходит на рынок. Естественно, не надо разевать рот. И надо беречь карман, из которого могут вытащить кошелек. Собственно, этим занимаются. Все страны примерно находятся в том же психологическом убеждении, что вы описываете. Мы не уникальная страна.

Н. Стариков:

— Уникальная. Потому что такие, как вы, Владимир, рассказывают нашему подрастающему поколению в течение десятилетий, что на рынке торгуют добрые дяди и тети, главная задача которых нас накормить.

В. Ворсобин:

— А где это написано? Я не читал давно таких текстов.

Н. Стариков:

— Послушайте меня. А вот процесс передачи оплаты за эту еду, которую мы покупаем, продукты на рынке, это просто некие формальности. Нас там любят и ждут. А разговоры о том, что на рынке там обвешивают, это теория конспирологическая.

В. Ворсобин:

— Николай, вы застряли в девяностых. Я смутно вспоминаю подобные тексты в 90-х. Сейчас давно такого нет. Все понимают, что друг-то друг, но деньги надо держать в кармане.

Н. Стариков:

— Не все, Владимир. И вы – живое тому свидетельство. Не все.

В. Ворсобин:

— А я причем здесь, простите?

Н. Стариков:

— Питом, что вы работаете в СМИ. И если мы общими усилиями с радиослушателями объясним вам какие-то важные вещи, вы дальше поможете объяснить это максимально широкому кругу читателей.

В. Ворсобин:

— Мне кажется, вам приходится объяснять прописные истины, что вы рисуете какого-то человека-одуванчика, который верит в какие-то сказки. И прочее. Мы живем среди обычных людей. И люди, кстати, повторение стран. И страны повторение людей. Все живут в одних джунглях. И все, конечно, защищают, прежде всего, свои интересы. Пытаются как-то договориться.

Николай, вы как-то странно на меня смотрите.

Н. Стариков:

— Прекрасно! Это хорошая платформа для того, чтобы в следующей части программы обсудить дальнейший ход холодной войны. И фальсификацию истории.

В. Ворсобин:

— Мы подошли к ленд-лизу – помощи Америки Советскому Союзу во время Великой Отечественной войны. Как эта помощь помогла Советскому Союзу? Кардинально или нет?

Н. Стариков:

— Изложу факты, а вы ответите на свой вопрос самостоятельно. Первое. Ленд-лиз был распространены Соединенными Штатами на 40 стран. Не помощь Советскому Союзу, а помощь сорока странам. И мы были отнюдь не первыми. Первой была Великобритания.

В. Ворсобин:

— Мы были вторыми?

Н. Стариков:

— И не вторыми.

В. Ворсобин:

— По количеству – мы вторые.

Н. Стариков:

— Я имею в виду по срокам начала.

В. Ворсобин:

— Начало было зимой 1941 года.

Н. Стариков:

— Вы там сидите в Википедии и читаете. А я вам излагаю факты. Договор о ленд-лизе с Советским Союзом США подписали 11 июня 1942 года. До этого поставки осуществлялись за стопроцентную оплату – золотом, валютой и так далее. Поставки начались тогда, когда стало ясно, что Гитлер не возьмет Москву. Не спешили привозить. Это ноябрь, поздняя осень 1941 года. Договор – 1942 год.

Теперь о количестве. Помощь была существенной. Общая сумма колеблется по тем ценам от 11 до чуть более 13 млрд. долларов. В сегодняшних ценах это примерно 110-130 млрд. долларов. Это не подарок, это не бесплатно. Это аренда с последующим правом выкупа по остаточной, а некоторых вещей – по полной стоимости.

В. Ворсобин:

— Уцелевшей техники. Все, что погибло, не надо было платить.

Н. Стариков:

— Там очень сложная система. Если автомобиль был уничтожен или танк в ходе войны, его не надо оплачивать. Если он остался, нужно было выплачивать полную стоимость. Приемка автомобилей «Студебекер» осуществлялась так. Пришел корабль из США вместе с прессом и ножницами. Американцы тщательно проверяли комплектацию автомобиля, придирчиво смотрели, работает ли он. После чего автомобиль разрезался ножницами и отправлялся под пресс.

Количество поставленной техники. Советская промышленность выпустила 110 тысяч танков, наши союзники поставили нам чуть больше 12 тысяч. Это существенно, но не решающе. По самолетам – чуть больше. Примерно 20-22 %. Помощь была серьезная. Но эта помощь не была бесплатной. И без этой помощи мы бы победили, но нам было бы гораздо сложнее. Потому что многие стратегические материалы мы получали, а не только тушенку и танки, самолеты.

После войны США нарушили договор о ленд-лизе, отказались предоставить Советскому Союзу кредит, из которого и надо было погашать. Сталин в ответ отказался оплачивать что-то. Советский Союз начал возвращать корабли, которые тоже были предоставлены по этому соглашению. Таким образом, погашать его частично. Дальше долго, упорно торговались. Сумма снижалась. Но никак не могли найти определенные условия. Сталин не спешит выплачивать эту сумму и торговался в интересах своей страны.

В. Ворсобин:

— И выплатили эту сумму в 90-х годах.

Н. Стариков:

— Нет.

В. Ворсобин:

— В 2004 году был оплачен последний долг.

Н. Стариков:

— Очень сомнительно, что это произошло. У меня есть информация, что до 2030 года будут выплаты. И они продолжаются до сих пор. Общая сумма, которую Советский Союз и Российская Федерация выплатят США, это примерно 720 млн. долларов. По сути, сталинская дипломатия привела к замечательному математическому и экономическому результату. Помощь ленд-лиза не надо сбрасывать со счетов. Но не надо её и преувеличивать. И это была не бесплатная помощь.

В. Ворсобин:

— Как вы оцениваете слова Сталина, что без этой помощи Советский Союз не выиграл бы войну?

Н. Стариков:

— Я что-то не помню таких слов из уст Иосифа Виссарионовича.

В. Ворсобин:

— И Жуков это подтверждает.

Н. Стариков:

— Опять читаете Википедию. Не читайте! Официальная позиция Советского Союза была следующей. Ленд-лиз был, но он не сыграл решающей роли. И без ленд-лиза мы бы победили. Мне кажется, что это очень правильная позиция. Но если бы наши союзники не помогали нам, то они помогали бы Гитлеру. Потому что развитие американской экономики было именно в эти годы и именно на военных заказах. Американцы вышли из кризиса и развили свою промышленность, чтобы куда-то и кому-то вывозить военное оборудование, тушенку и так далее.

В. Ворсобин:

— Вы считаете американцев до такой степени беспринципными, что они поддержали бы Гитлера лишь для того, чтобы сплавить свою тушенку?

Н. Стариков:

— Я считаю, что приход Гитлера к власти осуществлялся США и Великобританией в интересах мировых банкиров. У меня в этом нет ни малейшего сомнения, как и у любого, кто знает историю. Это первое. Сталину удалось изменить этот план. И союзники были вынуждены вместе с нами воевать против своего детища. Воевали неохотно, мало и старались каким-то образом продлить эту войну, чтобы Советский Союз был максимально истощен. В Европе высадились только тогда, когда после трех лет обещаний Сталину это сделать они поняли, что Красная армия абсолютно в одиночку освободит Европу и обойдется без их помощи.

В. Ворсобин:

— Вы не отвечаете на вопрос.

Н. Стариков:

— Вы очень упрощаете схему. Если её упросить ещё больше, то США поддерживали бы слабую сторону в конфликте Германия – Советский Союз, чтобы война была как можно дольше. Чтобы, как говорил господин американский президент, последний немец убил последнего русского.

В. Ворсобин:

— Мне страшно за вас. Когда занимаешься геополитикой, то наполняешься цинизмом. Но нельзя так уж совсем цинично, даже зная, кто враг, кто друг, относиться к своим врагам. Вы делаете такую конструкцию, в которой нет никакой идеологии, никаких идей. Там нет концлагерей, там как будто американцы – это такие пустоголовые болваны, которые готовы получить деньги за все. Даже заплатив Гитлеру, даже поставляя ему войска. Пропаганда имеет какой-то край. Вы его переходите.

Н. Стариков:

— Да нет, просто я знаю чуть больше фактов, чем вы. Всю войну США имели контакты с гитлеровской Германией. Это было прекрасно показано даже в фильме «Семнадцать мгновений весны». Был обмен нефтепродуктов на заключенных концлагерей. США вывозили из концлагерей определенных заключенных, в обмен предоставляя нацистам деньги и горючее. Это факты.

В. Ворсобин:

— Они так спасали заключенных.

Н. Стариков:

— Конечно, они спасали, помогая гитлеровской Германии пополнять понесенные потери. Союзник Советского Союза, официально воюющий с Германией, осуществлял тайные контакты с Германией и поставки ему стратегического сырья. У немцев были проблемы с горючим. Поэтому одним из источников получения нефти для них были румынские нефтепромыслы. До 1944 года не было ударов стратегической авиации союзников по этим нефтепромыслам. Почему? А потому что Гитлер бы не смог с Россией воевать тогда.

Как только Красная армия приблизилась к этим нефтепромыслам, их сравняли с землей американские и британские бомбардировщики. Так же как Дрезден. Только мы подошли к Дрездену, его перемешали с землей. Вот с нефтепродуктами было то же самое. Масса фактов подобных. В Югославии американцы нанесли два раза удар по нашим наступающим войскам. Несмотря на то, что там все было видно и понятно, им сообщили. Это инцидент у города Ниш.

В. Ворсобин:

— Тогда люди относились к Америке и к Европе более сентиментально, более лирично. Даже Сталин. В отличие от Николая Старикова.

Н. Стариков:

— Я порекомендую слушателям свою книгу «Сталин после войны». Там вы найдете факты.

В. Ворсобин:

— То, что не будет парада, это проблема? Это сильно нас заденет?

Н. Стариков:

— Это не проблема. Я предлагаю в сложившейся ситуации смотреть парад к Минске. А 3 сентября в день победы над Японией, провести парад в Москве. И в других городах тоже. На мой взгляд, существуют две даты, которые подсказывает сама история. Первая дата поближе – это 24 июня. Потому что в 1945 году именно 24 июня был Парад Победы в Москве. Тот самый знаменитый, когда одетые в специально пошитую форму офицеры кидали фашистские знамена на брусчатку Красной площади. А вернее говоря, на специально построенный помост, чтобы не осквернять брусчатку главной площади нашей страны. После этого перчатки, которые были на наших блестящих офицерах, сожгли. Сталин продумал и такие важные мелочи, которые придают всей этой церемонии особую торжественность и важность.

Когда по Москве провели колонну немецких военнопленных, то сзади них шли поливальные машины. Не потому что они были заразные или от радости или страха какие-то метки оставляли на асфальте. Это был символ, что эту нацистскую заразу мы смываем в небытие. И Сталин задумывался о таких вещах постоянно.

Но 24 июня очень близко сейчас. Подготовка к параду уже должна идти полным ходом. У меня есть большие сомнения – просто не успеет эпидемия закончиться в такой степени, чтобы не было никаких рисков. Поэтому я предлагаю в качестве даты проведения парада 3 сентября. 2 сентября 1945 года на борту линкора «Миссури» была подписала капитуляция Японии. Закончилась вторая мировая война. И началась война холодная. О чем наши геополитические «союзники» и «друзья» написали на медали «За победу в холодной войне». Сталин здесь поступил тоже интересным образом. Был принят указ о том, что датой окончания второй мировой войны будет считаться 3 сентября.

Эта дата и была до ельцинских времен. Когда Ельцин вообще отказался от празднования победы, по сути. В 2008 году Дмитрий Анатольевич Медведев, будучи президентом, принял решение, что 2 сентября – день окончания второй мировой войны. Про победу над Японией вообще забыли. И буквально несколько недель назад сначала депутаты, потом Совет Федерации, а потом и президент приняли очень важное решение – перенесли дату окончания второй мировой войны на 3 сентября, то есть вернулись к сталинской трактовке дат.

Правда, пока слова о дне победы над Японией не звучат в этом документе. Но это не мешает нам так называть этот день. А уж потом вернуться и дописать к этому документу эту фразу. Поэтому 3 сентября, в день победы над Японией, в день окончания второй мировой войны, и нужно провести Парад Победы.

В. Ворсобин:

— Я думаю, что общественное мнение не особо это и заметило. И все понимают, что в такой ситуации главное – человеческие жизни, чтобы вирус не распространился. Даже с помощью таких вот святых праздников. Я думаю, то, что парад был отложен, это правильное решение. И даже социологи измерили отношение народа к этому и не нашли никаких противоречий. Люди это одобряют.

Давайте заглянем в будущее. Есть мнение, что тема Великой Отечественной войны – наши внуки, дети будут на это смотреть как на войну 1812 года. Будет ли эта тема популярна у наших потомков? Не погаснет ли этот огонь памяти?

Н. Стариков:

— Конечно, время как-то стирает определенные грани. И война 1812 года сегодня менее известна, в том чсле и по той причине, что никому из ныне живущих не удалось пообщаться с ветеранами этой войны, почувствовать её дух, сказать спасибо тем, кто спас нашу страну в 1812 году от страшного нашествия. Безусловно, уход из жизни ветеранов, который неизбежен в силу физических причин, определенную часть памяти сотрет. Но тем важнее говорить об этом, писать, вспоминать, праздновать. И ни в коем случае не стесняться своих побед.

Перенесли день окончания второй мировой войны с 2 на 3 сентября. Все правильно. Но тут же как-то постеснялись, возникает такое ощущение, написать: день победы над Японией. А чего стесняться? Была победа над Японией? Была. Написали. Уверяю вас, в других странах своих побед не стесняются. Мне кажется, чем больше будет памятных дат, чем больше они будут праздноваться на государственном уровне, когда в ток-шоу будут говорить не о том, кто с кого трусы снял, а как проходили боевые сражения, как работал тыл. Надо объяснять людям важные, интересные вещи. Люди с удовольствием будут это слышать. Но сегодня им это услышать негде. Только на определенных каналах в Ютубе. Их смотрят, там миллионы, десятки миллионов просмотров.

Я очень надеюсь, что 3 сентября мы увидим прекрасный, блестящий Парад Победы, как он и должен быть. Но в этом году он будет 3 сентября, ничего страшного. Напомню, что в сталинское время 9 мая парадов не было. Парады были 7 ноября. Раз в год в Советском Союзе проводились парады. И в июне 1945 года.

В. Ворсобин:

— Вы выбрали дату… 3 сентября – это Беслан. И в Осетии отношение к этой дате… Возможно, эти даты все-таки притрутся друг к другу, будет какой-то компромисс в людской памяти.

Поздравляем всех с наступающим праздником Победы!

Н. Стариков:

— До свидания.

P.S. Предыдущие выпуски:

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

Понравился материал? Поделитесь им в соц.сетях!

Подпишитесь на рассылку

Один раз в день Вам на почту будут приходить материалы Николая Старикова, достойные внимания. Можно отписаться в любой момент.

Отправляя форму, Вы даёте согласие на обработку и хранениe персональных данных (адреса электронной почты) в полном соответствии с №152-ФЗ «О персональных данных».

Новые видео

Комментарии

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: