Николай Стариков

Государственная политика и развитие экономики

09.10.2018 62

Пример Китая, пример всех так называемых «азиатских тигров» свидетельствует о том, что без руководящей, организующей и, когда надо, КАРАЮЩЕЙ руки государства, экономика не растет и не развивается.

Это потом, когда базис экономики построен, направление её движения задано, вот тогда государство сосредотачивает свое внимание на организации новых отраслей, открытии рынков для продукции своих предприятий ЛЮБОЙ формы собственности. Не надо думать, что в США или в Европе государственная власть не регулирует экономику. Еще как регулирует, ещё как направляет, ещё как карает, когда считает это необходимым. Санкции – одна из форм регулирования экономики, когда формально «свободный рынок» получает сигнал с кем можно, а с кем нельзя сотрудничать, куда надо, а куда не надо вкладывать средства и передавать технологии.

Предлагаю вашему вниманию статью группы моих коллег из общественного движения «Патриоты Великого Отечества», в которой не только ставится одна из острых проблем современной российской экономики, но и предлагаются пути решения имеющихся трудностей.

Источник: pvo.center

Рыба, жертвы перестройки и элемент геополитики

В сентябре 2018 года общественность сотрясла новость о тоннах выброшенной на свалку рыбы. Возмущение этим безобразием дошло даже до информационных программ ведущих телеканалов. Объяснение произошедшему ведущая дала простое – мол, случился рекордный улов рыбы. Хранить негде, переработка не справляется – вот и решили «утилизировать» лишний улов и оказалась рыба на свалке.

Эта ситуация, на наш взгляд, является наглядной иллюстрацией того, как надо и как не надо организовывать экономику. Напомним, что группа экономистов ПВО ещё два с половиной года назад опубликовала серию статей, посвященной развитию инфраструктуры России. В ней были не только рассмотрены существующие проблемы, но и предложены пути их решения.

В материале под названием «10 шагов развития внутреннего рынка» наши коллеги вообще, словно … в воду глядели. Вернее говоря — в рыбу…

В пункте 6 этой статьи группа экономистов ПВО призвала:

«Создать сеть государственных логистических распределительных центров для обеспечения оборота сельскохозяйственной продукции – требуется связать всю страну единой сетью государственных торгово-закупочных предприятий (хладокомбинатов, амбаров, плодоовощных баз)».

Публикация этих статей более двух лет назад статей была дополнением к экономической программе с которой мы шли на Выборы- 2016 в Государственную Думу. В итоге, нашу Партию «ПВО» не допустили до выборов, победили в очередной раз единоросы, и всё осталось по-прежнему.

А потом «вдруг» случился рекордный улов рыбы и она вместо стола граждан, отправилась на помойку. Ну, а куда отправились цены на рыбу каждый может убедиться, зайдя в ближайший магазин. Каким бы ни был «улов», цена на дары моря только растет. И будет расти дальше, наряду с ценами на все остальное, если ничего в существующей экономической модели не менять.

Но сначала давайте разберемся с «рекордностью» улова. Тут все как в спорте: для тренированного спортсмена штанга в 100 кг рабочий вес, для начинающего тот же вес станет «рекордным весом». Все познается в сравнении.

А цифры тут таковы: в 1980-х годах СССР вылавливал 11,3-11,6 млн тонн рыбы из них около 7,5-8,4 млн тонн рыбы ловили на Дальнем Востоке. 

Что сейчас?

Сейчас в РФ вылавливают только 4,8 млн тонн рыбы (из них на Тихом Океане около 3,0 млн тонн). Это значит, что вылов рыбы упал в 2,5 раза!!!

Вот данные Госкомстата:

УЛОВ РЫБЫ И ДОБЫЧА ДРУГИХ ВОДНЫХ БИОРЕСУРСОВ1)

FISHING AND REMOVING OR COLLECTING LIVE WILD AQUATIC ORGANISMS1)

(тонн / tonnes)

2010 2014 2015 2016
Улов рыбы и добыча других водных
биоресурсов
4027914 4235067 4492541 4811976 Fishing and removing or collecting live wild aquatic organisms
в том числе: including:
океаническое рыболовство 3787392 4021005 4239001 4475193 marine fishing
Атлантический океан 1223547 1264535 1398953 1389910 Atlantic Ocean
Тихий океан 2563256 2756466 2840033 3085231 Pacific Ocean
внутренние воды 240523 214062 218001 286054 внутренние воды
товарная аквакультура2) 35539 50728 marketable aquaculture2)

1) По данным Росрыболовства.
2) Разрабатывается с 2015 г.

1) Source: Federal Agency for Fishery.

2) Compiled since 2015.

Полной статистики по «рекордному улову» 2018 года ещё нет, но мы видим, что до уровня СССР он в принципе, никак дотянуть не может.

Давайте зададим себе простой вопрос: что же произошло, что тот объем рыбы, который добывался и перерабатывался в «неээфективном» СССР для новой эффективной экономики России оказывается неподъемным? Почему рыба у частных собственников оказывается на свалке?

А дело тут как раз в том, что государство ушло. Из этой сферы экономики. Вернее говоря, государство «ушли», под разговоры о невидимой руке рынка, которая все расставит по местам. Она расставила – только вот рыба почему-то отправилась не в тарелки граждан, а на свалку.

Дело в том, что поймать рыбу это ещё даже не полдела, а наверное, треть этого самого дела. Выловленную рыбу надо еще доставить до потребителя, который большей частью живет в другом конце нашей огромной страны. А значит, рыбу нужно заморозить – она продукт скоропортящийся и без специальных условий хранения вы её ни к потребителю, ни к переработчику в больших объемах доставить не сможете. В Советском Союзе это прекрасно понимали. Большое значение имела организация цепи холода от заморозки рыбы в море до доставки её на прилавок покупателю, имея в виду, что основным видом реализуемой продукции в свое время стала мороженая разделанная и неразделанная рыба. Прямо с рыболовных траулеров рыба попадала в прибрежную сеть хладокомбинатов.

Далее хладокомбинаты были в достаточном количестве распределены по всей территории СССР, в основном — вдоль железных дорог. Для того, чтобы на прилавках советских магазинов регулярно появлялась доступная отечественная рыба, была создана и запущена в работу гигантская инфраструктура. Такие распределительные холодильные мощности по объёмам хранения мяса, рыбы и прочей продукции, подлежащей глубокой заморозке, превышали 20 млн тонн. У тех, кто постарше, совершенно точно на слуху такие обозначения как «Хладокомбинат №1», «Хладокомбинат №2», «Хладокомбинат №3» и т.д. В среднем, один хладокомбинат был рассчитан на 5 тысяч тонн единовременного хранения. В крупных городах таких хладокомбинатов насчитывались десятки.

Это позволяло давать населению цены на рыбу дешевле, чем даже на свинину или говядину. В середине 70-х годов мороженая рыба типа треска, ледяная, минтай, мойва продавалась в магазинах копеек по 70–90 за килограмм. Там же креветки – мелкие по 1,70 р. и покрупнее по 2,10 р./кг. И так далее и тому подобное…

Раз система хранения, то есть хладокомбинатов была создана, то стало возможным создать мощный советский рыболовный флот, который был призван заполнить имеющиеся мощности свежей рыбой.

Наша страна стала доминировать в вылове и потреблении натуральной океанической рыбы и морепродуктов. А потом пришли «эффективные менеджеры». Они объяснили народу страны, что в СССР все было неправильно и экономически неверно. Что нужно все отдать частным собственникам и провести тотальную приватизацию. Кстати, глава правительства Д.А. Медведев и сегодня говорит о необходимости продолжения приватизации, такая программа принята и реализуется. Это значит, что через 10 лет стране придется столкнуться с новыми проблемами, которые будут вызваны новой волной распродажей государственной собственности.

Но вернемся к хладокомбинатам. Они все в 90- годы были приватизированы. И сейчас можно встретить рудиментарные названия этих предприятий – например, «Хладокомбинат №47». При этом никого не смущает, что 46-го, 45-го и прочих хладокомбинатов давно уже нет. Новые эффективные собственники сначала использовали свалившееся им на голову богатство в качестве обычных складов. Ведь использовать их по назначению, именно как хладокомбинаты, быстро стало невозможно. Просто не стало таких объемов, ведь единая централизованная экономическая сеть была разом обрушена, поставки в советских объемах, требующие «холода» прекратились. Поэтому часть хладокомбинатов стала обычными складскими помещениями, часть была вовсе снесено, а земля продана под индивидуальное жилищное строительство и другие нужды. Уцелели единицы хладокомбинатов.

И начался обратный процесс. Нет хладокомбинатов. В одночасье, ненужным государству стал и рыболовный флот. Там тоже «поураганили» приватизаторы. Однако даже сохранившимся рыболовным судам стало просто негде хранить рыбу. Соответственно рухнул и наш рыболовный флот – вот она – геополитическая цена утраты инфраструктуры.

В итоге приватизации вылов рыбы и упал в разы!

Что делать в такой ситуации сегодня?

По нашему мнению, чтобы восстановить утраченные позиции, требуется Национальный проект «Инфраструктура России». Без создания этой инфраструктуры взрывной рост экономики просто невозможен ТЕХНИЧЕСКИ.

Только один пример относительно хладокомбинатов: мы уже указывали, что в СССР холодильные мощности для хранения всего, что требует глубокой заморозки, превышали 20 млн тонн. Сейчас в Российской Федерации действуют всего около 1 млн тонн мощностей распределительных хладокомбинатов. Даже, если принять во внимание и учесть, что размеры СССР были больше, чем площадь современного российского государства, то можно сказать, что от советского уровня мы отстали и отстали очень серьезно. А значит, в перспективе 5-6 лет нам требуется создание хладокомбинатов на общую мощность дополнительно около 20 млн тонн.

(Также в каждом крупном городе имеются хладокомбинаты, занятые производством мороженного и полуфабрикатов, но эти предприятия мы в исследовании не учитываем, так как мы говорим именно о возрождении хладокомбинатов в качестве звеньев единой логистической цепи).

В какие деньги выливается решение проблемы? Сколько стоит, чтобы любой производитель мяса, овощей, полуфабрикатов, рыбы, мог найти «свой» хладокомбинат? Создание одного типового хладокомбината площадью 10 тыс. кв. м на 5 тыс. тонн замороженной продукции требует около 250 млн. рублей. Таких хладокомбинатов потребуется около 4000. Это значит, что для постройки этих хладокомбинатов нужно около 1 трл. – эта величина равная годовому дефициту пенсионного фонда.

Мы понимаем, что огромные инвестиции. Обидно, что наша страна уже один раз эти деньги вложила, хладокомбинаты построила, цепочку к конечному потребителю построила, но перестройка разрушила и это. Надо восстанавливать. Деньги большие, спору нет. Однако сегодня для решения задачи есть несколько инструментов:

— во- первых государственные инвестиции с последующей сдачей мощностей в аренду;

— приглашение в национальную программу частных инвесторов;

— частно-государственное партнерство.

Построенные хладокомбинаты дадут гарантированный доход от передачи в аренду или прямого государственного задействования этих площадей в цепи поставок. Вот расценки рынка недвижимости:

Даже, если предоставлять рыболовному и логистическому бизнесу кв. м в два с половиной раза дешевле, чем сейчас, то цифры потенциального дохода впечатляют – 4000 хладокомбинатов умножаем

на 10 тыс. кв. м каждый, получаем 40 млн кв. м и умножаем на 5000 руб. за 1 кв. м в год = 200 млрд рублей плюс в доход государства каждый год.

Вложения очень быстро окупятся. А в итоге появится дешёвая рыба. И мясо. И развитие сельского хозяйства. Ведь будет где хранить продукцию по недорогой цене.

Кроме того, неизбежно начнется процесс строительства и возрождения мощного рыболовного флота. Только на этот раз он будет не государственным, а частным.

В завершение всего у нас будет и еще один важный плюс — здоровое питание нации.

Теперь последний вопрос, который нам надо выяснить: есть ли на все это деньги?

Есть. Профицит бюджета РФ в 2019 году по планам правительства составит 1,92 трлн рублей. Эти средства в очередной раз будут размещены в валюту, а она отдана в долг «цивилизованному миру». То есть правительство опять купит в Фонд Национального Благосостояния РФ (по планам его объём составит около 7,92 трлн рублей к 2019 г.) долговые бумаги, если уж в нынешней ситуации не США, то других западных «демократий».

Рядовому гражданину может показаться, что большой объём профицита бюджета – это хорошо. На самом деле – это нераспределённые и потерянные для развития своей экономики средства. Их следует вкладывать в инфраструктуру страны.

Удивительно, но в информационном поле страны звучит много критики в адрес действий правительства Медведева. Однако вместо вложения денег в инфраструктуру и развитие Родины, «критики» предлагают … отдать профицит нашего бюджета в управление Норвежскому Пенсионному Фонду!

В то же время, отметим что Премьер и по совместительству глава партии «Единая Россия» Дмитрий Медведев на заседании президиума по стратегическому развитию и Национальным проектам утвердил бюджет национальной программы «Цифровая экономика» в 2,16 трлн рублей.

Из этих 2,16 трлн половина – 1,08 трлн — это прямые государственные затраты из бюджета РФ. Остальное обещают привлечь при помощи внебюджетных источников. Будут ли это частные инвесторы или корпорации с гос. участием – не сообщается.

Мы считаем, что на освоение цифровых просторов нашей экономики Дмитрию Анатольевичу следует ограничиться 0,08 трлн бюджетных средств. Остальное, если проект так интересен, пусть привлекает при помощи частных инвестиций.

Сэкономленный на «цифре» триллион предлагаем направить на перспективный Национальный проект «Инфраструктура России» — так мы решим задачу «лишней рыбы», выбрасываемой на свалку, так мы сможем дать нашему народу натуральную доступную рыбу по 80-90 руб. за 1 кг, так мы создадим дополнительную доходную статью бюджета на 0,2 трлн рублей ежегодно.

Кроме того, как мы уже указали, следует привлекать частные инвестиции в этот Национальный проект под государственные гарантии вхождения в единую логистическую цепь. Единая система хладокомбинатов позволит на её базе создать сеть государственных гипермаркетов – так мы обеспечим влияние на отечественный ритейл, который в большинстве своём имеет зарубежные корни. И действует большей частью не в интересах российских производителей.

О технической части реализации предлагаемого Национального проекта и о дополнительных преимуществах, возникающих в отраслях машиностроения, судостроения, ритейла и сельско-хозяйственного производства мы поговорим в следующей статье.

Ну и за цифрами, тоннами и мощностями не забудем и большой политики!

Развитие рыбного хозяйства на Дальнем Востоке – это один из элементов геополитики, направленной на закрепление населения на окраинных территориях России и удержание этих территорий в рамках единого государства. 

Петрунин Анатолий Сергеевич,
Предприниматель, экономист,

председатель Санкт-Петербургского регионального отделения движения

«Патриоты Великого Отечества» (ПВО)

Система Orphus

Поделитесь

Комментарии