О терминах, их рождениях и переселениях

16.08.2016

Источник: Русская народная линия

Не страшно под пулями мертвыми лечь,
Не горько остаться без крова,-
И мы сохраним тебя, русская речь,
Великое русское слово.
Свободным и чистым тебя пронесем,
И внукам дадим, и от плена спасем
Навеки!
А.А.Ахматова «Мужество»

Наши предки совершили чудеса героизма, отстаивая русское слово.

Мало кто знает, что Михаил Ломоносов был даже приговорён к смертной казни и ожидал своей участи в тюрьме за то, что рьяно отстаивал русскую речь в Академии наук. Ломоносов боролся за термины, используемые только в узком кругу учёных. Кислород, водород, кислота — тогда только очень умный человек мог предвидеть, что эти слова войдут в общее употребление, что все дети будут учить их в школе.

Многим нашим современникам кажется, что перенятие иноязычных терминов, употребляемых в ограниченном кругу пользователей этих слов- людей одной профессии, одной отрасли, а то и вообще узких специалистов или служащих одной компании- не грозит всему русскому языку, на котором говорят миллионы людей.

Но Ломоносов уже двести пятьдесят лет назад понимал, что это не так. И не просто понимал, но рисковал жизнью и карьерой ради защиты русского слова в науке — русского термина.

Действительно, весьма значительная часть иноязычных слов размывают русский язык, прокравшись в него изначально в качестве терминов.  Для простоты общения с иностранными учёными, наши учёные и специалисты не выдумывают свой термин, а перенимают иноязычный.

Но задумайтесь, сколько слов, общеупотребимых сегодня, вначале были лишь терминами, используемыми только узкой группой лиц! Взять хотя бы автомобильную тему, включая и само слово «автомобиль». Карбюратор, стартёр, жиклёр, трамблёр,  фильтр, лонжерон, капот, бампер, радиатор, дифференциал, суппорт…  Сегодня этими словами пользуются все, слова перестали быть терминами.

И посмотрите, как изменилось за сто лет восприятие русским языком иноязычных терминов. Если в автомобильной области всё же есть много терминов на русских корнесловах — крыло, днище, коленвал, сухарь, клапан, маховик, сцепление, зажигание- то в области вычислительной техники почти все термины сплошь англоязычные.

Мы полностью утратили терминообразование, и получили мощный поток иноязычных слов, размывающих русский язык, а вместе с ним —  русское самосознание.

Автору довелось побывать членом комиссии по терминологии в далёкие советские годы. Вот как это было.

Первый, узнавший о новом предмете или явлении, докладывал об этом в свою ведомственную комиссию по терминологии. Прилагалось описание предмета, и его название на языке страны происхождения.

Получив такое сообщение, комиссия по терминологии собиралась и решала, каких учреждений- институтов, предприятий, органов управления — этот термин может касаться. И рассылала сообщение им всем — зачастую, предварительно собрав более полные сведения о предмете, чем были присланы автором первичного сообщения. Затем следовала переписка. Уточнения, дополнения, как предмет назвали в других языках. В комиссию стекались предложения о названии предмета в русском языке. В итоге, обычно через несколько месяцев, комиссия собиралась, рассматривала все полученные предложения и решала, как назвать предмет. Решение рассылалось всем учреждениям ведомства и публиковалось.

Далее, комиссия получала сообщения о нарушителях использования термина, и высылала им предписания использовать именно тот термин, что был принят комиссией. Иногда приходилось прибегать к административным мерам воздействия.

Конечно, советская система терминообразования обладала рядом недостатков, главным из которых представляется отсутствие стремления к использованию в терминах русских корнесловов. Однако, тогда и размывание русского языка происходило в десятки раз медленнее, чем теперь, и угрозу русскому языку не представляло. Работала система медленно. Но тогда и средством связи была почта, и скорость внедрения новшеств была в разы ниже, чем теперь.

Зато все специалисты СССР могли быть уверены, что их понимают правильно и точно. А это понимание совершенно необходимо в любом большом деле, которое делают много людей. Уместно вспомнить Вавилонскую башню.

Что же происходит русскими с терминами сейчас?

Отвечу на этот вопрос вопросом: Вы знаете, что такое болт?

А вот в среде специалистов по крепежу ясности с этим термином нет. Спор идёт уже лет десять — двадцать, но нет органа, способного обязать все самостоятельные коммерческие организации — а сегодня таковыми являются даже заводы- гиганты, вроде Магнитогорского- применять единый термин. В итоге, одни и те же изделия часть людей называют винтом, а другая часть — болтом. Двухметровую шпильку, продающуюся буквально в каждом строительно-хозяйственном магазине страны, называют: кто- шпилькой, кто-штангой, кто- резьбовым прутом.

Если для столь простых вещей нет единых слов, то что уж говорить о более сложных понятиях!

Мы пришли к выводу, что одним из недостатков отсутствия организованного государственного словообразования является взаимонедопонимание специалистов.

Следует отметить, что значительный вклад в это расхождение терминов и понятий вносят как иностранные и международные компании, работающие в России, так и пункт 4 статьи 15 Конституции России — главенство международного права над российским. Многие русские специалисты жаловались на насаждение иностранцами своих терминов. В итоге получается, что люди моложе 40 лет пользуются заимствованными терминами, а специалисты советской школы — старыми советскими терминами, и с годами разночтения только увеличиваются.

Одним из примеров такого разночтения стал спор на заседании Русского географического общества вокруг термина «экология». Молодые учёные использовали его в смысле степени загрязнённости окружающей среды («в Белом море плохая экология»), старшие же товарищи называли это природоохраной и природопользованием, а экологией — науку о взаимодействии организмов. В итоге пришли к выводу, что замену термина «природоохрана» на «экология» принесли нам иностранцы, пользуясь статьёй 15 нашей Конституции.

Неразбериха в русской терминологии и размывание русского языка иноязычными словами начались в 1990-е годы. Что происходило в это время в других областях нашего бытия? Кому это выгодно? И может ли страна развиваться в отсутствие общепонятных терминов и общепринятых стандартов? Ответ на эти вопросы приводит нас к выводам:

Россия становится на путь самостоятельного, независимого развития, поэтому ей вновь стала нужна единая государственная система терминообразования.

Отрывающее нас от наших культурных и духовных корней размывание русского языка иноязычными словами требует, чтобы русские термины создавались на основе славянских корнесловов, любо путём изменения заимствованных слов на русский лад.

Решение обеих этих задач в условиях рыночной экономики не требует изобретения чего-то нового. Уместно заимствовать современный опыт Франции, где есть и отлаженная государственная система терминообразования из 17ти  отраслевых комиссий, и опыт её построения путём проб и ошибок, и результаты обширных исследований в этой области, и способы словообразования.

Попутно упомяну, что французы разделяют три способа словообразования.

1. Создание совершенно нового слова, никак не привязанного к иноязычным соответствиям. Примеры: паровоз, пулемёт, спутник (космический),

2. Перевод иноязычного слова. Пример: мышь (компьютерная).

3. Изменение заимствованного слова на свой лад. Примеры: тырдын (трейд-ин), спирт, ярмарка, дрожки.

Вадим Викторович Рыбин

P.S. Другие статьи этого автора:

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

Понравился материал? Поделитесь им в соц.сетях!

Подпишитесь на рассылку

Один раз в день Вам на почту будут приходить материалы Николая Старикова, достойные внимания. Можно отписаться в любой момент.

Отправляя форму, Вы даёте согласие на обработку и хранениe персональных данных (адреса электронной почты) в полном соответствии с №152-ФЗ «О персональных данных».

Новые видео

Комментарии

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: