«Проклятие бен Ладена» может настигнуть спецназовцев, ликвидировавших аль-Багдади

01.11.2019

По доброй традиции «Комсомолка» выкладывает полную текстовую версию состоявшегося эфира. На этот раз в прямом эфире программы «По сути дела» Радио КП мы обсуждали спектакль, который США устроили вокруг очередной гибели «лидера» запрещённой в России террористической группировки ИГИЛ Абу Бакра аль-Багдади, а также возвращение Марии Бутиной в родную гавань.

Скачать аудио

Источник: Радио «Комсомольская правда»


Д. Делинский:

— Николай Стариков, Дмитрий Делинский в эфире.

Н. Стариков:

— Добрый день.

Д. Делинский:

— Первая тема сегодня. Ничего громче, наверное, за последние лет пятнадцать не было, не происходило. Убит один из лидеров международного терроризма некто Абу Бакр аль-Багдади. Человек, который возглавлял террористическую организацию ИГИЛ (запрещена в РФ решением Верховного суда — прим. ред). Почему снова американцы? Это американский спецназ, по тому же сценарию, по которому был ликвидирован Усама бен Ладен. Причем в той же Сирии, которую, как уверяют наши СМИ, практически полностью контролируют войска Асада. А дальше что? После ликвидации бен Ладена спокойней в мире не стало. Теперь убит человек, сравнимый по размеру влияния, лидер ИГИЛ аль-Багдади. Значит ли это, что история «Исламского государства» на этом закончена?

Н. Стариков:

— По-моему, тема вполне себе достойная. Вы справедливо сказали, что здесь стоит вспомнить убийство руководителя «Аль-Каиды» Усамы бен Ладена. Только оно произошло раньше, чем пятнадцать лет. Поэтому мы в последние годы видим «триумфальные» успехи спецназа США. На чем я и хотел заострить внимание наших радиослушателей. Давайте вспомним Усаму бен Ладена, потому что это очень важно. Я думаю, что здесь события могут развиваться именно в этом направлении. Усама бен Ладен имел связи с американскими спецслужбами, боролся против Советского Союза в Афганистане.

Д. Делинский:

— Погодите, это сколько лет назад был!

Н. Стариков:

— На американские деньги создал определенные структуры. И дальше вдруг, сидя в пещерах Афганистана, осуществил такой теракт, который до сих пор как-то противоречит законам физики, логики и всего, что может быть.

Д. Делинский:

— 11 сентября 2001 года.

Н. Стариков:

— После этого искали, искали, искали. И потом неожиданно нашли, убили. Так заявили. Не показали ничего. Тело по каким-то неведомым якобы исламским обычаям сбросили в море. Сколько я говорил, таких обычаев никто, кроме американских пропагандистов и спецназовцев, не слышал. После чего с самими американскими спецназовцами начали происходить ещё более печальные и странные вещи. Они все были переброшены в Афганистан. Там они все дружно сели в один вертолет. И, представляете, моджахеды сбили этот вертолет.

Д. Делинский:

— Погодите, кто же писал мемуары, по которым был снят фильм?

Н. Стариков:

— Остался один, который по какой-то причине, может, самый умный или хитрый, не написал эти мемуары. Но ему бы здесь побежать в посольство Северной Кореи и попросить там политического убежища, что, на мой взгляд, единственное гарантировало бы ему жизнь. Потому что на территории демократических стран у него бы все плохо сложилось. Так и сложилось. Его отправили в дальний кишлак на задание, где, о чудо, его застрелил снайпер. Таким образом, не осталось ни одного человека, который участвовал в убийстве Усамы бен Ладена и мог бы что-то рассказать. Знаете, может, как проклятие фараонов. Вот открыли могилу в Древнем Египте – и все потом очень быстро умерли. Так и здесь – проклятье Усамы бен Ладена. Представляете, все садятся на вертолет, его сбивают… В общем, печально.

Д. Делинский:

— Если верить всему тому, что вы рассказываете?

Н. Стариков:

— Это факты. Посмотрите.

Д. Делинский:

— Получается, что, по идее, американские спецназовцы, они же неглупые люди…

Н. Стариков:

— А кто вам это сказал? Вы хоть с одним общались?

Д. Делинский:

— Нет, конечно.
«Проклятие бен Ладена» может настигнуть спецназовцев, ликвидировавших аль-Багдади

Н. Стариков:

— Они, может быть, сильные, накачанные, идеологически думают, что Соединенные Штаты – это все. А вот насчет правильного понимания происходящих политических процессов, думаю, что у американских спецназовцев есть проблемы.

Д. Делинский:

— Бог с ними, с политическими процессами.

Н. Стариков:

— Мы им с вами глаза бы открыли, если бы «Комсомольская правда» начала вещать на базы американских спецназовцев. Думаю, что у них бы мир перевернулся.

Д. Делинский:

— Нас слушают в США.

Н. Стариков:

— Спецназовцы звонят?

Д. Делинский:

— В том числе и спецназ.

Н. Стариков:

— А теперь я предлагаю протянуть ниточку к убийству аль-Багдади, о котором мы начали говорить. Сейчас вы увидите массу «удивительных» параллелей. Итак, аль-Багдади – бывший офицер армии Саддама Хусейна. После того, как демократические США и Великобритания под надуманным предлогом вторглись в Ирак (помните, пробирочку трясли), то аль-Багдади попал в плен. Потом вышел на свободу, стал одним из руководителей этой самой вновь созданной террористической организации, которая в России запрещена. И есть все основания и много информации о том, что эту организацию спонсируют те же американские спецслужбы, которые раньше спонсировали «Аль-Каиду». Они все время так – создают новый бренд, с кем бороться. Была «Аль-Каида», они с ней боролись, боролись, боролись, потом «убили» или по-настоящему убили Усаму бен Ладена. Надо же дальше бороться. Бюджеты выделять надо. Первые полосы газет занимать надо. Пугать западного, и не только западного, обывателя кем-то надо. А вот, создаем организацию. Создали. Пришла России. У этой организации стали печальные дни наступать. В конце концов она потерпела военное поражение. А как всякая структура, потерпевшая военное поражение, её дальнейшие перспективы печальны. И вот здесь мы видим точно такую же историю, как с Усамой бен Ладеном. Кто-то куда-то прилетел, доказательств никаких. И вот здесь я страшно обеспокоен за судьбу американских спецназовцев. Понимаете, почему?

Д. Делинский:

— Это единственное, что вас беспокоит?

Н. Стариков:

— Проклятье фараонов, проклятье Усамы бен Ладена. Ведь может же дотянуться, проклятый, теперь до спецназовцев. Поэтому давайте последим за их судьбой. Если через несколько месяцев мы с вами прочитаем, что они собрались все вместе, как в одной песне, на одном пароходе, самолете, автомобиле…

Д. Делинский:

— Это не песня, это анекдот.

Н. Стариков:

— Песня: «Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались». Но американский спецназ её не знает, конечно.

Д. Делинский:

— Это голос свыше.

Н. Стариков:

— Так вот после этого, если они вдруг все где-то навернутся, значит, методичка у американцев одна и та же. Сначала – ребята, вперед! Теперь – что на самом деле произошло. Есть две версии «убийства» или настоящего убийства аль-Багдади. Это американская креатура. Давайте скажем прямо – американский агент. Поэтому, когда он умирает, это означает две вещи, которые на самом деле друг другу не противоречат. Первое – зачистили того, кто получал деньги, был на связи с американцами. И концы в воду.

Д. Делинский:

— Он уже не нужен.

Н. Стариков:

— Скрипач не нужен. И не расскажет ничего. Второй вариант. Ведь нужно следующим аль-Багдади и следующим Усамам бен Ладенам показывать, что если вы работаете с американскими спецслужбами, у вас блестящее будущее. А блестящее будущее – это не уничтожение, а пластическая операция, счет в каком-нибудь демократическом банке, и все хорошо. Портфолио должны показывать. Поэтому он исчез, нет никаких следов. Ну, а дальше очередному неофиту, который приходит к американцам, говорят: вы что, действительно думаете, что мы его убили? Вот смотрите, такой симпатичный, вот он, в Лондоне булочку кушает. Вот в Швейцарии купается где-нибудь в спа-курорте. И у вас будет такая же жизнь. Нет, в газетах, конечно, напишут, что мы вас разбомбили. Но, извините, у нас периодически президентские выборы, и надо как-то поднимать рейтинг. Поэтому убивают к выборам, убивают громко. И лично президент США рассказывает, как фильм пересказывает: он бежал по коридору, аль-Багдади, плакал и рыдал. И потом взорвал себя как шахид.

Д. Делинский:

— Жил как собака, умер как собака. Это буквально цитата из господина Трампа.

Н. Стариков:

— Но хоть раз покажите хоть одно доказательство. Ну зачем вы тело Усамы бен Ладена без фотографии сбрасываете в море? А здесь тоже – ничего от него не осталось, но мы по ДНК определили, что это был он. Наш корреспондент задал вопрос: ребята, а у вас откуда ДНК аль-Багдади? Когда он в вашей тюрьме сидел, вы у всех жуликов и воров берете ДНК? Вдруг они потом станут главами террористов? Если у вас есть такие сомнения, какого ляда вы его выпускаете из тюрьмы? Пусть он там и гниет, если он такой опасный. Короче, вопросов много.
«Проклятие бен Ладена» может настигнуть спецназовцев, ликвидировавших аль-Багдади
Д. Делинский:

— Еще один вопрос. Дональд Трамп выразил благодарность курдам за предоставленные разведданные. Во-вторых, сирийскому народу, поскольку это все произошло на территории Сирии. А в –третьих, выразил благодарность России за участие в этой операции.

Н. Стариков:

— Но Россия очень сильно удивилась. Как вчера заявили представители Минобороны, они не помнят, чтобы они давали коридор для бомбежек американским самолетам, для их пролета в зоне Идлиба. И там не было никаких бомбежек. Что-то Дональд путает, мне кажется.

Д. Делинский:

— Это наземная операция была. Шесть или семь вертолетов со спецназом.

Н. Стариков:

— Но надо же пролететь куда-то. Наши говорят: а мы не знаем, что мы давали кому-то какой-то коридор.

Д. Делинский:

— Эти вертолеты летели с территории то ли Турции, то ли Ирака. И летели через зону, через воздушное пространство под контролем России.

Н. Стариков:

— Я правильно понимаю, что американцы могут вторгаться на территорию любого государства, если потом расскажут по телевизору, что они убили какого-то злодея. Это же нарушение международного законодательства. Поэтому Трамп и должен был сказать, что ему кто-то разрешил. Он же не может сказать, что я позвонил Башару Асаду и он мне разрешил. Нет, Башара Асада не существует в информационном поле Трампа и США. Поэтому, обратившись к России, он как бы легитимизировал: мы ничего не нарушали, русские же там с согласия Асада, вот они нам дали. Считайте, что практически Сирия разрешила убить главного злодея. А что они там делали, были ли они там – мы с вами не знаем и, самое главное, никогда не узнаем.

Д. Делинский:

— Еще один вопрос. А дальше что? Лидер ИГИЛ убит аль-Багдади. История «Исламского государства» показывает, что идеология живет вне зависимости от обстоятельств и вне зависимости от того, есть лидер или нет лидера. Есть один человек на вершине иерархии или другой человек на вершине иерархии.

Н. Стариков:

— Нам пишут радиослушатели поправки: не убийство, а ликвидация.

Д. Делинский:

— В зависимости от того, кого мы убили, мы будем использовать разную терминологию.

Н. Стариков:

— Если злодей, то он ликвидирован. Согласен, справедливое замечание.

Д. Делинский:

— После того, как был ликвидирован бен Ладен, в мире спокойней не стало. Сейчас ликвидирован Абу Бакр аль-Багдади – лидер ИГИЛ. Что дальше?

Н. Стариков:

— А дальше появится другое террористическое образование. Это ребрендинг идет. «Аль-Каида» ушла как бы в сторону. Практически никаких злодейств не осуществляла. Главным злодеем стал ИГИЛ. Теперь ИГИЛ военное поражение потерпел. Но после убийства его руководителя…

Д. Делинский:

— Ликвидации.

Н. Стариков:

— Простите, ликвидации. Я думаю, что появится какое-то новое террористическое образование, которое начнет безобразничать теперь уже в Афганистане, поближе к Средней Азии, для того, чтобы вызвать тот ужас, который происходит на Ближнем Востоке, вот поближе – в нашей зоне влияния. В таком мягком подбрюшье России. Так что я не знаю, что случилось с аль-Багдади. Но я знаю, что американцы заявили, что пять тысяч боевиков ИГИЛ разбежались из тюрем, которые охраняли курды. Мне кажется, что никто никуда не разбегался большей частью, их просто централизованно вывезли куда-то в то место, где планируется дальнейшее нагнетание напряженности. То есть мы услышим скоро новый террористический бренд, с которым будут бороться Соединенные Штаты Америки. И заранее можем сказать, что лет через десять руководитель этой злодейской организации будет обязательно убит американским спецназом накануне выборов, после чего не будет продемонстрировано никаких доказательств. Как всегда, скажут: верьте нам на слово. Мы же демократы… Прошу прощения, мы – республиканцы. Но тоже верьте нам на слово.

Д. Делинский:

— Чудесная история.

Алексей:

— Личное мое мнение, я читал книжку «Армия террора», мне кажется, это просто обычный информационный вброс. И никому не выгодно прекращать войну. Это миллионы долларов.

Д. Делинский:

— Алексей – ещё один ваш сторонник.

Н. Стариков:

— Почему? Спасибо, если он мой сторонник. Спасибо, если он не мой сторонник. В любом случае спасибо за то, что вы позвонили, и за то, что интересуетесь важными международными вопросами. Не развил тему уважаемый позвонивший. Здесь ведь важно, что будет дальше. Да, будет напряженность и война. Потому что Соединенные Штаты питаются напряженностью и войной. Они создают проблемы и дорого продают их решение. Что такое Соединенные Штаты? Это мощная военная машина, которая говорит: вот у вас нет, но у вас рядом террористы. Вы знаете, а если мы разместим военную базу, с террористами проблем не будет. Согласны? Согласны. Между прочим, именно после таких вещей, попытки государственного переворота и убийства государственных деятелей в Саудовской Аравии, там появилась огромная американская база. Так что это принцип их работы. Здесь все очень просто. Они везде создают проблему и дорого продают свое оружие, свою мощь, свое политическое влияние, как способ решения этой проблемы. Поэтому, конечно, напряженность сохранится, терроризм никуда не денется. Потому что он инструмент западной политики. А вот как будет называться террористическая организация, от лица которой будут осуществляться различные злодейства, мы с вами узнаем в ближайшее время.
«Проклятие бен Ладена» может настигнуть спецназовцев, ликвидировавших аль-Багдади

Д. Делинский:

— Теперь поменяем тему. Еще одна международная проблема, которую доблестно решали Соединенные Штаты, Москва и вообще все причастные к этой истории. Мария Бутина вернулась в Россию после года и трех месяцев, проведенных в американской тюрьме. Бутина – это одна из символических фигур современной российской политики. Девушка, которую американские власти обвинили в крайне подозрительных контактах с администрацией будущего президента Дональда Трампа. Девушка приезжала в США по студенческой визе, знакомилась с влиятельными американскими политиками. С другой стороны, до того как материалы следствия были засекречены, стало известно, что Мария Бутина параллельно находилась в активной переписке с дипломатами российскими, с высокопоставленными российскими чиновниками. Она в той же переписке обсуждала вопросы финансирования своей деятельности в США с российскими олигархами.

Н. Стариков:

— А в чем тут криминал? С каких пор переписка с российскими дипломатами является чем-то противозаконным?

Д. Делинский:

— Это вы софистикой занимаетесь.

Н. Стариков:

— Нет, это я занимаюсь реалиями жизни. Вот мы с вами будем переписываться. У меня есть друг – официальный российский дипломат. И что такого?

Д. Делинский:

— А в Соединенных Штатах есть точно такой же закон, как у нас, — закон об иностранных агентах.

Н. Стариков:

— Значит, закон суров, но это закон. И тогда, когда мы кого-нибудь здесь в России прихватим, какого-нибудь нашего уважаемого либерала, за то, что он забывает писать «иностранный агент» у себя на лбу, то есть на своих публикациях, вы, пожалуйста, там, на Западе, не кричите. Мы же действуем как и вы. Ну, подумаешь, вы скажете нам, переписывался с американскими этими… Ну, подумаешь, ходил в американское консульство на приемы. Ну, подумаешь… А вот не подумаешь, нельзя. Если в Соединенных Штатах Америки переписка с иностранным дипломатом является поводом для попыток возбудить уголовное дело, то, извините, в России переписка и встречи с иностранными дипломатами тоже может являться поводом повнимательней приглядеться, например, к обществу «Мемориал» — НКО, которое у нас забывает писать, что оно получает иностранные деньги. И так далее, и тому подобное. То есть давайте, как говорится, не забывать и другую сторону Луны.

Д. Делинский:

— С иностранными агентами, на мой взгляд, в этой истории дело десятое. Потому что Мария Бутина – это вроде как, с одной стороны, герой. Ее судьбой занималось целое Министерство иностранных дел России. Мария Бутина, вернувшись в Россию, заявила, что русские не сдаются. С другой стороны, Мария Бутина, та же самая, которая говорила, что русские не сдаются, и вроде как считается героем, она предала Родину, она пошла на сделку со следствием в Соединенных Штатах. Она дала показания, и из этих показаний мы знаем фамилию Торшина, который был ее куратором.

Н. Стариков:

— Был её знакомым. Сенатор, который был её знакомым. Давайте разберемся. Мы сейчас с нашей стороны баррикад посмотрим на то, что происходит по ту сторону, то есть в США. Девушка приехала в США, с кем-то знакомилась, что-то обсуждала. Мы же искренне поверили, что там демократия. В чем проблема? А дальше проблема заключается не в том, что она совершила. Она ничего не совершила, иначе бы она так быстро сюда не вернулась. А проблема в том, что Соединенным Штатам Америки, исходя из внутриполитической конъюнктуры – борьбы за президентский пост, и вообще конъюнктуры США в мире, — необходимо создавать антироссийскую истерию. Ведь то, что вы повторили, по сути, Бутину обвинили во вмешательстве, в этом пресловутом, уже надоевшем, набившем оскомину вмешательстве в американские выборы.

Д. Делинский:

— То есть вы хотите сказать, что это единственный человек, которого смогли обвинить во вмешательстве в американские выборы?

Н. Стариков:

— Ее прихватили именно на том, что она не зарегистрировалась как иностранный агент. А дальше был выбор у нее – либо сесть надолго, потому что там не наши детские штрафы, а взрослые сроки. Второе – признаться в том, что она нарушила этот закон. Не в том, что она шпион или разведчик, или ещё кто-то, а в том, что она нарушила закон об иностранных агентах. Получить минимум – и дальше, поскольку американцы получили все, что им нужно, а им нужен пропагандистский эффект, — дальше вернуться на родину. И мы переходим к самому главному – предала она Родину? Да нет, на мой взгляд, — нет. Но является ли она героем? На мой взгляд, тоже нет. Но можем ли мы требовать от хрупкой девушки, которая не является разведчиком, вот этого?

Д. Делинский:

— Послушаем звонок.

— Что касается побед над ИГИЛом, продолжение войны выгодно всем – и России тоже. Что касается Бутиной, да, русские не сдаются. Если у вас богатый папик в Америке, что поделать, бизнес такой, я все понимаю. Вот такая ситуация у нас с Бутиной. То, что приехала раньше на родину, чем через шесть лет, это нормально, молодец, правильно сделала. У нас тюрьмы получше.

Д. Делинский:

— Спасибо.

Н. Стариков:

— Мне показалось, что в бочку меда наш уважаемый радиослушатель не то что ложку, а целую поварешку другой инстанции засунул. Первое, Россия не заинтересована в войне на Ближнем Востоке, потому что на этой войне мы не зарабатываем, а тратим. Это есть проблема. Дальше, Бутина вернулась. Но причем тут состояние наших тюрем? Она вернулась не в тюрьму. А чем она будет заниматься, мы с вами вполне себе сможем обсудить. Мне кажется, что общественной деятельностью она должна заниматься.

Д. Делинский:

— Вроде как бизнесмен, человек, имеющий отношение к попыткам вмешательства России в выборы США, человек, официально осужденный за это вмешательство в США…

Н. Стариков:

— Нет, не за это осужденный.

Д. Делинский:

— 18 месяцев тюрьмы она получила за нарушение американского закона об иностранных агентах.

Н. Стариков:

— Давайте с уважением относиться к нашему государству. В Соединенных Штатах Америки политическая система – это бутафория. Нет же никакой разницы – республиканец или демократ стоит у власти. Они обязательно кого-то бомбят, борются с Россией, создают ИГИЛ или какую-нибудь «Аль-Каиду». Все то же самое.

Д. Делинский:

— Империя зла.
«Проклятие бен Ладена» может настигнуть спецназовцев, ликвидировавших аль-Багдади
Н. Стариков:

— У них есть внутренняя борьба. Но кто будет возглавлять. А делать будут одно и то же. Вопрос – зачем вмешиваться в эту систему, в которой все равно победивший будет против вас? Вообще бессмысленно. Так уж давайте не будем считать руководителей нашего государства такими наивными людьми. Да никто не вмешивается в эти выборы, потому что бессмысленно в них вмешиваться. Демократам надо доказать, что вмешивались. Они все на это поставили, всю избирательную кампанию против Трампа. Поэтому продолжается эта истерия, которая удобна ещё и во внеполитическом американском курсе. Сказать: Россия плохая, потому что она вмешивается. И теперь все демократические страны находят у себя российского, не скажу – шпиона, а разведчика. Вот Польша тоже нашла. Ходят, гордятся. Раз у нас есть российский разведчик, значит, мы демократическая страна, у нас все как у людей.

Д. Делинский:

— С другой стороны, России не комильфо не иметь не одного разведчика в любой демократической стране.

Н. Стариков:

— Больше наших разведчиков, хороших и чтобы мы о них не узнавали, потому что их не разоблачали. Вот пожелание. Хотел прокомментировать ещё одно письмо от уважаемых радиослушателей. С легкой иронией пишут: «А Захарова что это так нервничает из-за Бутиной, аж встречать её приехала в аэропорт? »

Д. Делинский:

— Бутина – герой.

Н. Стариков:

— Подождите. Есть определенная процедура. Есть определенные структуры. МИД боролся за освобождение гражданки России. Это хорошо? Хорошо. Должен бороться? Должен. Вот доборолся до того, что она возвращается на родину. И вы что, хотите сказать, что она прилетает, выходит в «Шереметьево», а там только азербайджанские таксисты её встречают с табличками? Конечно, её надо встретить. Потому что это российская гражданка. Это, в конце концов, хрупкая девушка. И поэтому забота государства в этом смысле правильная. А Захарова – это не человек из Фейсбука, это лицо МИДа, а значит – лицо Российской Федерации. Поэтому, конечно, она приезжает, встречает Бутину. Здесь абсолютно все правильно.

Д. Делинский:

— Там есть ещё один очень любопытный момент. Есть ещё 40 млн. рублей, которые были потрачены на защиту. И откуда эти деньги?

Владимир:

— Это очень хорошо, что Бутину освободили из тюрьмы. Какая бы ни была тюрьма, это, конечно, очень плохо для молодой девушки. Я очень рад, что она освободилась. Но у меня такой вопрос. А чем она будет заниматься, какой общественной деятельностью в Барнауле? Я считаю, что лишнее оружие, которым она занималась, только вред принесет нашему многонациональному народу.

Н. Стариков:

— Готов ответить. Действительно, она родом из Барнаула. Но вообще у нас общественная деятельность, особенно в двадцать первом веке, не привязана к какому-то месту. Вот мы сейчас находимся в Санкт-Петербурге, вы нас слышите в другом городе. Можно сказать, что мы общественной деятельностью занимаемся на всю страну, где вещает радиостанция «Комсомольская правда». Дальше, политические, общественные взгляды Бутиной мне отнюдь не близки. Я выступаю против свободного хождения оружия на территории Российской Федерации. Это второе. Третье. Я поддерживаю её как пострадавшего гражданина Российской Федерации, вне зависимости от ее политических взглядов. Четвертое. Возможно, что ее политические взгляды после попадания в демократическую американскую тюрьму, несколько подкорректируются, исходя из той реальности, в которой она оказалась. И поэтому она займется совершенно другими вещами. Например, помощью тем нашим соотечественникам, которые оказываются в подобной ситуации. К сожалению, поскольку мы никоим образом не реагируем жестко на захваты наших граждан Соединенными Штатами как на своей территории, так и на другой, увы, случаи, подобные Виктору Буту, Бутиной, будут продолжаться. Поэтому потребуется помощь различным нашим соотечественникам. Здесь опыт, лицо Бутиной, во-первых, на пользу, во-вторых, сложно переоценить опыт человека, который сам оказался в этой сложнейшей ситуации.

Д. Делинский:

— Все мы помним, как выглядит лицо Анны Чапман.

Н. Стариков:

— Анна Чапман занималась несколькими иными делами и в другой юрисдикции. Я напомню вам, это тоже про демократию. В российской конституции есть пункт о невозможности лишения гражданства гражданина. И поэтому каждый раз, когда какое-нибудь злодейство осуществляется, люди говорят: давайте лишим его гражданства. Дорогие товарищи, почитайте конституцию, — невозможно. Анна Чапман была подданной Ее Величества королевы Елизаветы такой-то. Так вот, когда британская сторона решила, что такая подданная им не нужна, то просто указом министра иностранных дел её лишили британского паспорта. Лишили – и выслали. Вот это настоящая демократия. Не то, что в конституции написано, а просто так: вы нам не нравитесь, забрали ваш паспорт, забрали ваше гражданство, — до свидания.
«Проклятие бен Ладена» может настигнуть спецназовцев, ликвидировавших аль-Багдади
Д. Делинский:

— Давайте обсудим денежный вопрос. Мария Бутина вернулась на родину с гигантскими долгами. Совершенно неподъемными для обычного жителя нашей страны. Послушаем, что говорил отец Марии Бутиной.

— Частично… государственные структуры не участвовали в этом, у них на это полномочий – тратить деньги налогоплательщиков для финансирования работы адвокатов. И здесь хвала и слава многим гражданам Америки, на которых не распространяются русофобские настроения, присутствующие сейчас в Америке. А что касается адвокатов, они совершенно бескорыстно, повторюсь, и ответственно дело вели и заявили, что они видят, что никакого состава нет, что Мария является, совершенно очевидно, именно тем студентом, достаточно активным, и никакого отношения не имеет ни к спецслужбам, и все её посылы были связаны с улучшением отношений между нашими странами. Первое, что нужно сделать, — дать ей покой. Она удивительно хорошо держится. Сейчас она выглядит уже совершенно нормальным человеком. Поэтому, чем она будет – она решит. В конце концов, у нее три образования высших.

Д. Делинский:

— Ну вот, девушка вернулась на родину. Но 40 млн. рублей долгов.

Н. Стариков:

— Я не понял, говорят, что затрачены огромные средства или огромные долги? Что-то одно должно быть.

Д. Делинский:

— По слухам, это именно долги, которые придется выплачивать так или иначе. Существует фонд Марии Бутиной, созданный её адвокатами. Этому фонду удалось собрать 2 млн. рублей.

Н. Стариков:

— А кому она должна? Я из этого рассказа не очень понял. Если она должна американской фемиде, может быть, как говорится…

Д. Делинский:

— Возможно, отец приукрашивает эту ситуацию.

Н. Стариков:

— А почему мы с вами в этой ситуации говорим о деньгах? Мне кажется, это последнее дело – обсуждать какие-то деньги.

Д. Делинский:

— Примеряем эту ситуацию на себя. Николай Стариков или Дмитрий Делинский попали в неприятности за границей. Неприятности, не связанные с тем, что мы, допустим, какие-то преступники, мы совершили какое-то преступление закона. Мы просто попали в неприятности. Кто за нас заплатит? Страховая компания? У нее лимит – 30 тысяч долларов.

Н. Стариков:

— Страховая компания – это вообще другая история. Это страхование жизни и здоровья. Здесь, конечно, требуется помощь государства, с одной стороны. А с другой стороны, возможно, каких-то общественных структур, которые для этого должны быть сформированы. Есть Фонд защиты национальных ценностей, в попечительский совет которого я вхожу. Он как раз создан в том числе для решения подобных задач. Должны быть общественные структуры. Я всегда выступаю за то, чтобы страна не бросала своих граждан. Тем более, что, увы, поводы для нашего беспокойства Соединенные Штаты Америки будут создавать сейчас регулярно. Но обсуждать, когда девушка вернулась, сколько она осталась должна, — это перевод в другую тему.

США попытались посадить невиновного человека. Как говорится, по понятиям невиновного. Она там ничего не делала, и никто не смог доказать её шпионскую деятельность. Тем не менее, информационный эффект американцы получили. Все западные газеты выходят с заголовками: «Российская шпионка возвращается домой». Ее судили по другой статье. Она не признавала себя никакой шпионкой. Но уже наплевать, это доказательства, которые они положили в копилку, туда же, к Скрипалям, к «сбитому» «Боингу» и так далее. Это просто информационная война. И девушка оказалась в перекрестье прицела, потому что нужно было получить вот эти заголовки. Что будет с ней – совершенно им наплевать. Дальше будет ещё кто-то, кого они заберут.

Помните, когда Бутину задержали, на самом деле мы уже забыли, что между фамилией Бутина и фамилией нашего президента одна буква разницы. И произошло это на следующий день после встречи Путина и Трампа в Хельсинки. Я думаю, что ее выбирали в том числе, как это ни странно покажется, и из-за ее фамилии.

Д. Делинский:

— Наши слушатели пишут, что на выбор повлиял ещё и цвет волос. Потому что Анна Чапман рыжая, Мария Бутина рыжая. Те, кто нам пишут, опасаются ехать в США.

Н. Стариков:

— Рыжие, опасайтесь ездить в Соединенные Штаты Америки. Поскольку я лысый, можно мне ехать туда спокойно, исходя из этой логики. Но мы с вами не поедем в США в знак протеста.

Д. Делинский:

— Спасибо всем!

P.S. Предыдущие выпуски:


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

Подпишитесь на рассылку

Один раз в день Вам на почту будут приходить материалы Николая Старикова, достойные внимания. Можно отписаться в любой момент.

Отправляя форму, Вы даёте согласие на обработку и хранениe персональных данных (адреса электронной почты) в полном соответствии с №152-ФЗ «О персональных данных».

Новые видео

Чем больше лгут про Сталина, тем выше его популярность в народеКудрин против социалки. Переворот в Боливии. Друзья коррупциoнеровДело Соколова-Наполеона. Чубайс о советском прошломНиколай Стариков:  как долго Россия ещё сможет «ехать» на наследии Сталина

Instagram Николая Старикова

Комментарии