2019 год, будущее и надежды

01.01.2020

В последнем эфире авторской программы «По сути дела» в уходящем 2019 году мы подводили его итоги и обсуждали успехи и разочарования.

Хронометраж:
00:30 — О главном успехе России в 2019 году
08:38 — Можно ли было построить Крымский мост за меньшие деньги
11:39 — О стабильном росте цен в России
12:54 — Что явилось разочарованием 2019 года для россиян
22:55 — О главном процессе 2019 года
25:05 — Будут ли начаты новые войны в ближайшие годы
27:45 — О событии, достойном номинации «Надежда года для России»
30:00 — О повышении НДС и пенсионной реформе

Николай Стариков: 2019 год, будущее и надежды

Скачать аудио

По традиции коллеги из «Комсомольской правды» подготовили и текстовую версию программы:

Источник: Комсомольская правда


Внутри страны мы становимся все более разобщенными, миллиардеры богатеют, бедные беднеют

В. Ворсобин:

— У микрофона Владимир Ворсобин. Пора подводить итоги года.

Н. Стариков:

— С наступающим вас!

В. Ворсобин:

— Давайте оценим прошедший год с точки зрения этапов. Какой для вас самый главный успех дома?

Н. Стариков:

— Предлагаю немножечко приоткрыть кулисы нашей программы. Мы с Владимиром перед началом программы созвонились, поговорили и определили несколько номинаций, по которым мы будем оценивать уходящий год. Но мы наши часы не сверяли. Я не знаю, какое мнение у Владимира по этим номинациям. И наоборот.

В. Ворсобин:

— У нас каждая программа с чистого листа.

Н. Стариков:

— И мы не знаем, какое ваше мнение по этим вопросам. Начнем с номинации – «Успех года».

В. Ворсобин:

— По социологическим опросам, от 50-60 % считают, что год был неудачным для людей.

Н. Стариков:

— Это уже другая номинация. «Успех года» — изложу свою точку зрения. На мой взгляд, главным успехом года является Крымский мост. Именно он стал тем успехом, которым мы можем гордиться. Он был построен, несмотря на скепсис, разговоры, попытки устроить керченскую провокацию в районе строительства. Наша страна уже давно не строила таких масштабных проектов. Мы с вами, оказывается, можем гордиться, что построили его за очень небольшие деньги. 19 километров – протяженность Крымского моста. Он стоит, по материалам Би-би-си, 3,6 млрд. долларов. Один метр – 189 тысяч долларов. Китайский мост, с которым товарищ Явлинский в эфире «Эха Москвы» сравнивал Крымский мост, 56 километров протяженность – стоит 20 млрд. долларов. Один метр – 355 тысяч долларов. Стоимость Крымского моста в два раза меньше, чем в Китае. Это успех.

В. Ворсобин:

— Давайте представим, что в Китае политолог на вопрос, какой самый большой успех года, скажет про какой-то мост. В Китае эти мосты делаются как пирожки. А мы сделали хороший, большой мост – неужели у нас так мало делается в стране, что этот мост для нас – главное торжество 2019 года?

Н. Стариков:

— Это не просто какой-то там мост. Он имеет много измерений. Он имеет транспортное измерение. Он не был построен и в Советском Союзе, ни даже в позднем Советском Союзе. Этот мост имеет геополитическое измерение. Россия показала, что любые надежды на расчленение России и «возвращение Крыма куда-то» — это просто разговоры ни о чем. Это не просто мост. И таких мостов в Китае на сегодняшний момент нет. Я уважаю китайский народ и надеюсь, что когда-нибудь они построят мост на Тайвань. И китайский народ воссоединится в рамках одного государства.

В. Ворсобин:

— Желательно без войны и без крови.

Н. Стариков:

— Естественно. Я очень надеюсь, что русский народ воссоединится раньше китайского народа в рамках одного геополитического образования. Крымский мост – это шаг в этом направлении. И мы должны это приветствовать и этим гордиться.

В. Ворсобин:

— Нам дозвонился Алексей из Краснодарского края.

Алексей:

— Этот год знаменателен не только для всей России, но и для вашей передачи. Мы из нее узнали о многих политических деятелях России. Это очень важно. А в России это не только Крымский мост – положительный, но и пенсионная реформа – отрицательная. Год показал, что в жизни всякое бывает.

Н. Стариков:

— Мы ещё дойдем до разочарования года. Владимир, а ваша точка зрения?

В. Ворсобин:

— Ой, какой был плохой год. Я сидел и думал, какой самый главный успех этого года. У меня только крутится, что мы 6:0 разнесли позавчера сборную Канады молодежную.

Н. Стариков:

— А у вас больше полутора дней оперативной памяти не хватает?

В. Ворсобин:

— Если не мост, что-то вас ещё обрадовало?

Н. Стариков:

— Могу поделиться личными успехами.

В. Ворсобин:- Я про всю страну.
2019 год, будущее и надежды
Н. Стариков:

— А у нас номинация – «Успех года». Моя младшая дочь поступила в Санкт-Петербургский университет и начала там учебу. Я считаю, что это успех. Моя старшая дочь закончила Гуманитарный университет профсоюзов тоже в Санкт-Петербурге, и это успех. Я радуюсь успехам моих детей.

В. Ворсобин:

— Я бы тоже сказал о том, что очень много хорошего в семье происходит. Но для страны – мост и мост. А дальше что? Когда строили Крымский мост, не построили мост в Якутск. Там долго ждали этот мост. Где-то прибыло, где-то убыло.

Н. Стариков:

— Будет мост в Якутске?

В. Ворсобин:

— Говорят, начался этот процесс. Нам пишут: «Миллиардеры рекордно разбогатели. Давайте порадуемся за них».

Н. Стариков:

— Я не считаю, что мы должны радоваться за миллиардеров. Это у нас в номинацию «Недоумение года» или «Разочарование года».

Петр из Москвы:

— Я уже много раз пересек Крымский мост автомобильный. А почему мы построили мост 19 километров длиной? Хотя там, где сейчас паромная переправа, там ширина пролива 5 километров всего, можно было бы сделать дамбу, оставить проход и зарегулировать Азовского море. Почему нельзя было сделать этот мост в четыре раза дешевле? Я инженер, правда, не мостовик.

Н. Стариков:

— Я по образованию инженер-экономист химической промышленности. Не готов объяснить, почему именно это место было выбрано для моста. Но по итогам бесед с севастопольскими товарищами я могу объяснить, почему в определенном месте в Севастополе нельзя построить мост. Потому что, не дай бог, случись что-то в Севастополе с этой конструкцией, она перекроет выход в море из бухты, нашему флоту Иногда то, что кажется нам очевидным и простым, не так просто с точки зрения, если вы учитываете все нюансы, даже тех, вероятность которых крайне мала. Строительство моста учитывало и такие нюансы. Построили там, где было необходимо, той протяженности, которая была необходима. А что касается легкого намека, который звучит в вопросе нашего радиослушателя, что построили длиннее, чтобы больше денег освоить, — знаете, в Санкт-Петербурге вчера вечером пошел снег. Появилась надежда, что все будет на Новый год как надо. И с утра – дождь. Мы видим грузовые автомобили, вывозящие снег из города. Можно сфотографировать и сказать, что закупают снег на Новый год.

В. Ворсобин:

— «Успех года – это стабильность в стране», — пишет Людмила из Ростова-на-Дону.

Н. Стариков:

— Я думаю, что Людмила не ошибается. Но стабильность в стране у нас была и в предыдущий год. Не думаю, что это является главным достижением.

В. Ворсобин:

— То, что творится в нашей стране, вы называете стабильностью. Тут главное – определиться со словами. Какое для вас разочарование года? «О какой стабильности можно говорить, когда растут цены?» — пишет слушатель. Я бы перефразировал: что у нас стабильно в стране – это стабильный рост цен.

Н. Стариков:

— А что вас удивляет? Мы живем при капитализме. Цены при капитализме стабильно растут. Это данность, с которой сделать вообще ничего невозможно.

В. Ворсобин:

— Где-то они растут мало, где-то они растут сильно. Если взять Австрию, вы скажете, что растут примерно так же, как у нас?

Н. Стариков:

— Я бы уж взял Украину, наверное. Австрию бы оставил. Украина нам нужнее. Что вы с Австрией делать будете?

В. Ворсобин:

— Надо сравнивать с хорошим. Надо стремиться ввысь. Чего сравнивать с соседями?

Н. Стариков:

— Задача правительства – сделать так, чтобы цены снижались. И в этом смысле сталинское правительство, правда, по 1953 год, справлялось с этой задачей. А потом как-то тоже перестало справляться. Но не уходите от вопроса. Разочарование года – выскажите вашу точку зрения.

В. Ворсобин:

— Я вот назвал бы начало какого-то страшного процесса, который начался с законопроекта о суверенном интернете. Государство, я чувствую, усиленно ищет островки там, где ещё человек более-менее свободен. И пытается залезть туда, зарегулировать так, чтобы эту свободу обуздать. Это желание, которому много лет. Но в этом году силовые органы занялись этим очень рьяно. Я думаю, 2020 год покажет нам, что это все ещё цветочки.

Н. Стариков:

— Для вас главное разочарование – это закон о суверенном интернете?

В. Ворсобин:

— И все, что связано с обузданием интернета.

Н. Стариков:

— На мой взгляд, и этот закон не связан с обузданием интернета.

В. Ворсобин:

— Это просто часть всей системы, по которой наступают на наши свободы. А они разнообразны.

Н. Стариков:

— Как наступили на вашу свободу? Вы как сидели в эфире со мной, так и сидите.
2019 год, будущее и надежды
В. Ворсобин:

— Мы в России живем. То, что мы сидим в декабре 2019 года, это не значит, что мы будем здесь сидеть в июле 2020 года. Процесс идет.

Н. Стариков:

— Закон приняли, осадок в вашей ранимой либеральной душе остался. Готов высказать свою точку зрения. На мой взгляд, главное разочарование 2019 года – это господин Зеленский, ставший президентом Украины. Я не был в числе тех, кто был им очарован. Поэтому у меня нет разочарования. Но в целом определенные надежды на него, конечно, возлагались. И не только избирателями Украины, которых он бессовестно обманул, но и частью, чего уж там греха таить, российского общества, которое надеялось, что его приход к власти в Киеве ознаменует какой-то новый этап развития российско-украинских отношений, и как-то все выйдет из того тупика, в который загнал государственный переворот на Украине. Но ничего нового на Украине не происходит. Русский язык запрещают. Война на Донбассе продолжается. Пленными обменялись – это, конечно, очень хорошо, здорово, но их обменивали и при Порошенко. К сожалению, при продолжении этих процессов будут новые пленные, задержанные, осужденные, которые потом будут обмениваться. И это опять будет подаваться как великое достижение. Ничего нового на Украине с приходом Зеленского не произошло. Более того, на Донбассе иногда при Зеленском стреляют больше, чем при Порошенко. Поэтому Зеленский – это такой обновленный, омоложенный, более симпатичный и с лучшим чувством юмора Порошенко. Ничего нового. На мой взгляд, главное разочарование года – это Зеленский.

В. Ворсобин:

— Наши слушатели предлагают другие варианты. Дмитрий Ситнев пишет: «Повышение пенсионного возраста, налог на рыбалку». «Покусились на целостность базы антидопингового агентства. Опять олимпиада без нас».

Н. Стариков:

— ВАДА, которая хочет, чтобы мы выступали под белым флагом, к сожалению, я думаю, что те, кто стоит за этой ВАДА, добьются этого, просто я хотел внести одну фактологическую нотку в наше обсуждение, чтобы было понятно, что, что бы вы ни делали, сделают то, что им нужно. Не мы там что-то не так по пробиркам разлили. Дело не в этом. ВАДА примерно неделю назад опубликовала доклад о своей деятельности в 2017 году. Они проверили по 93 видам спорта 114 государств. Составили список тех, кто нарушает. На каком месте Россия? На пятом. Главные нарушители – Италия, Франция, США, Бразилия. На пятом месте – Россия. А почему ВАДА начала наказание с пятого места?

В. Ворсобин:

— Вы взяли внешнеполитическую проблему. Вы не заметили пенсионный возраст, налог на рыбалку. «Разочарование для меня – это отмена вмененки, увеличение налогов, нет стабильности для малого бизнеса». Людей интересует то, как государство их жмет по всем фронтам, забираясь им в кошелек.

Н. Стариков:

— Прекрасный спич. Я считаю главным разочарованием года господина Зеленского.

Иван из Москвы:

— Мне очень понравились выборы в Мосгордуму. И то, что большинство москвичей, которые до этого вообще не знали о существовании такой Думы, теперь могут смотреть её заседания. Мне нравится, что в этой Думе начались обсуждения, сонное царство прекратилось. Если раньше все просто кивали головой и принимали любые законопроекты, сейчас они хотя бы обсуждаются. Это очень хорошо. А разочарование – повышение пенсионного возраста, увеличение НДС, стагнация в экономике. Когда у вас развивающаяся страна, у нее ВВП в районе нуля ежегодно, это очень плохо. С мертвой точки дело не сдвинулось.

Н. Стариков:

— Согласен с такой точкой зрения. Я предлагаю перейти к следующей номинации.

Мазит из Казани:

— Неправильно, что большинство людей не думает о том, что творится в мире. Это все связано с нашим бытием.

Александр из Новосибирска:

— Самое большое разочарование – это то, что у нас слишком много внешней политики и совсем мало внутренней. Наше государство очень озабочено тем, чтобы как можно больше выкачать газа и продать это за границу, обделив собственный народ этим всем. Мы эсэмэсками собираем больным детям на лечение, а в это время наш президент раздает нашим олигархам миллиарды долларов. Воровство, коррупция – вот разочарование. И главное, что нет никакого просвета. Ничего хорошего у нас нет. Безысходность.

В. Ворсобин:

— У нас есть Крымский мост.

Александр:

— Кому он нужен? Кроме тех, кто там наворовал себе.

Н. Стариков:

— Он нужен крымчанам, он нужен России. Он нужен каждому из нас. Не нужно противопоставлять мост и коррупцию. Можно строить мост, бороться с коррупцией, сажать воров и развивать страну.

В. Ворсобин:

— Мы все время увлечены первым, остальное мы не делаем. Следующая номинация – «Процесс года».
2019 год, будущее и надежды
Н. Стариков:

— Это тот процесс, который начался не в 2019 году и в нем не закончился. 2019 год – это год транзитный. Очень много процессов начались в 2018-м, в 2014-м. И в 2019-м они не закончились. И даже не видно, когда мы сможем подвести окончательный итог этим процессам. Если назвать эти процессы одним словом, сказать, какой основной процесс 2019 года, я бы сказал: это война в Сирии, которая близится к завершению. Но в 2019 году она не закончилась. Мы очень надеемся, что в 2020 году там будут наконец-то уничтожены последние террористические очаги. Но, может быть, этого и не произойдет.

Это торговая война между США и Китаем, которая началась не в 2019 году. Когда она закончится, мы с вами не можем представить. Я думаю, что, скорее всего, никогда в ближайшей перспективе. Это война на Донбассе, которая началась в 2014 году, которая не закончилась в 2019 году. Это газовая война между Россией и США. В каждой из этих войн есть процесс и есть те, кто в сегодняшней ситуации добился больших успехов.

В газовой войне мы потерпели определенное поражение. Это заключение нового контракта на прокачку газа через территорию Украины, это выплаченная Газпромом сумма 2,9 млрд. Но война эта не закончилась. Это процесс. Вот именно так я хотел обозначить эту номинацию.

В. Ворсобин:

— Эти войны идут, они перейдут в 2020 год. А не начнутся ли в 2020 году новые войны? Придет ли что-то на место Сирии в ближайшие годы?

Н. Стариков:

— Эти военные процессы происходят в разных плоскостях. Война в Сирии – она продолжится. Торговая война между США и Китаем – продолжится. Еще больше торговых войн будет в следующем году. Что касается болевых точек, где возможны военные конфликты, — Средняя Азия. Думаю, что в 2020 году американцам не удастся раскачать ещё ситуацию до открытой войны. Это процесс 2021-2022 года. Война на Донбассе в вялотекущем, вязком виде, когда стреляют, вроде мирные переговоры, но люди гибнут, к сожалению, будет продолжаться ещё в обозримой перспективе. Этот процесс надолго, если мы не начнем выдачу паспортов Российской Федерации гражданам Украины.

Газовая война – на ближайшие годы она будет. Никакой стабильности, никакой возможности прекратить эту газовую войну, когда в Киеве находится русофобский режим, не существует. Они не договороспособны, они не самостоятельны.

В. Ворсобин:

— Я говорю о новых очагах силовой войны.

Н. Стариков:

— Я думаю, что касается с нашим участием, никаких других очагов войны не будет. Но внутри страны начнется политическая война. Потому что в 2021 году выборы в Госдуму, подготовка к этому процессу начнется в 2020 году.

В. Ворсобин:

— Ну опять придет Жириновский, придут те же клоуны. Миронов, Жириновский, Явлинский снова выползут, отряхнут с себя нафталин и обеспечат победу тому, кого назначит Кремль.

Н. Стариков:

— У вас так все просто, что можно закрывать программу. Все известно, все понятно, все ясно.

В. Ворсобин:

— Потому что это происходит каждый год.

Н. Стариков:

— Да не так все просто. Перейду к более светлой номинации – «Надежда года».

Н. Стариков:

— На кусок сыра надеетесь в Год крысы?

В. Ворсобин:

— Только в мышеловке для крысы.

Н. Стариков:

— На мой взгляд, надежда года – это наша гиперзвуковая ракета «Авангард». Я горжусь тем, что наши новые гиперзвуковые ракеты встали.
2019 год, будущее и надежды
В. Ворсобин:

— Как улучшит жизнь людей очередная многомиллиардная ракета?

Н. Стариков:

— Прекрасный вопрос из 1991 года. Зачем нам вся эта советская огромная армия, эти тысячи танков, эти бессмысленные ракеты, никому не нужные авианосцы? Как это улучшит жизнь простого советского человека? Эти партократы? Авианосцы продали в Китай на иголки. Ракеты попытались распилить. Прекратили платит зарплату военным. Это закончилось гражданской войной внутри России на Кавказе. Прекратите под видом заботы о народе разрушение государства.

В. Ворсобин:

— Что светлого для народа?

Н. Стариков:

— До тех пор, пока мы будем гарантированы от внешнего вторжения, у нас есть шанс спокойно менять нашу экономику. Если будет внешнее вторжение, будет не до экономики. Какая была экономика в 1941 году? Пришлось всю страну заново восстанавливать. Пусть будут ракеты, пушки, но не будем забывать и о масле. Вы предлагаете альтернативу.

В. Ворсобин:

— Что ещё вы предложите в следующем году? «Надежда года – отмена пенсионной реформы».

Н. Стариков:

— Конечно, этого не будет. Еще одна номинация – «Недоумение года». Это пенсионная реформа и увеличение НДС. Они были приняты раньше, но стартовали с 1 января 2019 года. Я не понимаю, зачем нужна была пенсионная реформа, если после этого идут разговоры о сокращении рабочей недели. Для чего нужно было увеличивать НДС, что приводит к снижению торговой активности внутри страны, увеличению денежных поборов. В итоге у нас профицитный бюджет 1,2 трлн. рублей. Зачем было увеличивать НДС? Я этого реально не понимаю. И никто не может толком объяснить, зачем это было сделано. Надежда года – это изменение экономического курса, смена экономического блока правительства. Но такая же надежда у нас была и в 2019 году, и раньше. Она не сбылась.

Валерий из Севастополя:

— Поменьше приглашайте в программу таких пропагандистов как Стариков. Приглашайте молодых, современных людей.

В. Ворсобин:

— А для вас в Севастополе какая главная надежда года?

Валерий:

— Чтобы закончился затянувшийся эксперимент в Крыму. Малый и средний бизнес практически отсутствует. Настолько пришли к новой системе, очень много бюрократии.

В. Ворсобин:

— Спасибо.

Н. Стариков:

— «Надежда года – это чтобы власти обратили внимание на собственный народ». Я бы ещё добавил и расширил: у нас очень много говорят о партнерах, имея в виду общение с зарубежными государствами. У нас партнерами называют тех, кто на самом деле, дай бог, не враги нам. Давайте мы будем вести внутри страны такую политику, чтобы партнером государства чувствовал себя каждый гражданин. Пусть партнерство относится к каждому человеку. Это значит – увеличение доходов людей, сокращение налогового бремени, развитие экономики. Сегодня нам этого не хватает. Внутри страны мы становимся все более разобщенными. Миллиардеры богатеют, а бедные – беднеют. Это одна из основных проблем. Это должно быть нашей надежды. Но без изменения экономического курса сегодняшнего блока правительства я не вижу перспектив, что эта надежда сбудется в 2020 году.

В. Ворсобин:

— Я надеюсь, что власть обратит внимание на простого российского человека, на его беды. Это цены в магазинах, ЖКХ. Чтобы ощущение справедливости вернулось к людям. Без этого государство жить не может.

 

P.S. Предыдущие передачи:


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

Подпишитесь на рассылку

Один раз в день Вам на почту будут приходить материалы Николая Старикова, достойные внимания. Можно отписаться в любой момент.

Отправляя форму, Вы даёте согласие на обработку и хранениe персональных данных (адреса электронной почты) в полном соответствии с №152-ФЗ «О персональных данных».

Новые видео

Комментарии