Политика провокаций, Донбасс и «Северный поток — 2»

16.03.2021

В очередном выпуске программы «По сути дела» на радио «Комсомольская правда» речь зашла о политике провокаций. Поговорили об историчесикх параллелях и войне чужими руками. Обсудили вопрос того, будет ли эскалация конфликта на Донбассе. И, наконец, коснулись темы задержания Ахра Авидзбы в Абхазии.

Хронометраж:
00:00 — Будет ли эскалация конфликта на Донбассе
11:45 — Об исторических параллелях и войне чужими руками
14:20 — Почему Россия не признаёт ДНР и ЛНР
22:11 — О задержании Ахра Авидзбы в Абхазии

Скачать аудио

Текстовая версия:

Источник: «Комсомольская Правда»


В. Ворсобин:

— У микрофона Владимир Ворсобин, здравствуйте, Николай!

Н. Стариков:

— Добрый день!

В. Ворсобин:

— Давно не говорили с вами о Донбассе. Полгода назад это было нашей любимой темой. Сейчас он утих, но, судя по новостям, некоторые обещают чуть ли не военную фазу действий уже этой весной. И называют конкретно март.

Н. Стариков:

— Для того чтобы понять происходящие там события, нужно склеить между собой целый ряд факторов. Первое. Сейчас начинается весенняя распутица. Как показывает опыт Великой Отечественной войны, боевые действия на территории современной Украины, да и всей России, они невозможны в период распутицы. Всегда старались либо зимой, пока почва твердая, либо после того, как она высохнет. Но это фактор локальный. А если мы поднимемся над ситуацией, склеим другие части общей мозаики, то мы увидим, что США всеми силами пытаются остановить строительство «Северного потока-2». Причем, он построен на 90-95%, американцы все равно пытаются его остановить. На прошедшей неделе было публичное унижение министра иностранных дел, говоря по-европейски, а по-американски госсекретаря Блинкена, где его американские политики пытали, когда будут введены санкции и остановлен «Северный поток»? Задавали вопросы, которые пахнули советским прошлым не с самой лучшей стороны. Спрашивают его, согласны вы с тем, что «Северный поток-2» угрожает американским интересам? Он говорит, да. Вы согласны, что Россия — противник? И далее. Да, согласен. На самом высоком уровне устраивают такие шоу.

В. Ворсобин:

— А чего удивительного в ответах украинского дипломата?

Н. Стариков:

— Американского дипломата. Пусть вас фамилия не вводит в заблуждение. Он Блинкен, он — американец.

В. Ворсобин:

— Я не об этом. Я о том, что это, действительно, не в интересах Украины. Если газ пойдет по «Северному потоку», то у России будут развязаны руки по отношению к Украине. Она перестает быть транзитной страной для переправки газа в Европу. И все расклады сил сильно изменятся. Этого сильно опасается Киев, он потеряет миллиарды рублей за транзит.

Н. Стариков:

— Вы унавозили, прощу прощения, почву для дальнейшего нашего обсуждения.

Итак, Украина может остаться без газа, потерять статус транзитного государства со всеми печальными последствиями, потому что нечем тогда шантажировать Европу и Россию. Давайте зададим себе вопрос: как американцы могут, а они об этом прямо говорят, остановить строительство построенного проекта на 95%? Тянуть время. Они объявляют, что введут санкции против тех, кто будет участвовать. Страховщики выходят, они давят на новых страховщиков и так далее.

Понятно, что если вы на 95% построили многомиллиардный в евро объект, вы его все равно достроите. Потому что потери репутационные и финансовые не сопоставимы с угрозами этих самых санкций. По санкциям договориться ещё как-то можно будет, а вот закопать в Балтийское море несколько миллиардов евро никто не хочет. И вопрос: на что расчет Вашингтона? Хорошо, начнет «Северный поток» позже работать, в чем проблема? Выигрыш времени. А в этот момент устроить глобальную провокацию. И под предлогом нечто из ряда вон выходящего заставить Меркель и Германию не достроить, унизиться, потерять деньги и лицо.

Давайте вспомним недавнюю историю. Европа в 2014 году на фоне кризиса на Донбассе отказывалась вводить санкции против России. Что произошло? Был сбит малайзийский «Боинг». И сразу возложили ответственность на Россию в течение первых пяти минут. И Меркель, и европейские политики согласились.

Совсем недавно странная ситуация вокруг Навального, вообще непонятно, что с ним произошло. Виновата Россия, химическое оружие — остановите «Северный поток-2»! Все равно немцы не остановили.

Нужна какая-то такая провокация, против которой немцы не смогут возражать. И вот здесь давайте вспомним цинизм наших англосаксонских соседей по планете. Украина, вы заинтересованы в том, чтобы сохранить транзитный статус? Вы хотите опять напакостить Кремлю? Хотим. Ну, вот и устройте военный конфликт, в ходе которого, например, можно будет обвинить Россию в применении химического оружия на Донбассе. Это мое предположение. И тогда уже Ангела Меркель, смотрите все доказано: Скрипали, Навальный, Донбасс. Какие вам ещё нужны доказательства?

В. Ворсобин:

— Логика понятная. Здесь ещё есть схожая история, связанная с Азербайджаном. Там перешли в наступление азербайджанские войска, смяли армян и в глазах мирового сообщества это было вполне законно, потому что они возвращали свои территории.

История симпатичная, видимо, для Киева. Не слишком ли большую цену Киев заплатит за этот газ, за этот условный транзитный статус? Ведь если сейчас запылает на Донбассе, погибнут тысячи украинцев. И, может. ДНР увеличится в своих размерах до Киева. Но в случае поражения украинских войск, если российские войска войдут в нашу бывшую братскую страну. Мне кажется, странная мотивировка у Киева.

Мне кажется, что речь идет о другом. И не Киев играет, не США. Я имею в виду в готовности пойти в атаку на Донбассе. Мне кажется, очень мутная история. Она не растет из Германии и этого чертового «Северного потока».

Н. Стариков:

— Там, где американцы занимаются политикой, всегда надо смотреть на два-три шага вперед. И соединять их интересы и цели в целом. Мы с вами не сказали ещё самое главное. А зачем им нужно давить на Россию? Для того, чтобы привести к изменению не только внешнеполитического курса России, а изменить набор персоналий и идей, скажем так, в российской власти. И дальше для того, чтобы в перспективе не просто поссорить Россию и Китай, а когда-то организовать русско-китайскую войну. Это мое предположение. И остаться единственными приобретателями всего оставшегося мирового…

В. Ворсобин:

— Если замысел Вашингтона, чтобы Киев атаковал ДНР, то в этом случае очень странная позиция была бы Киева, если бы они решились на это. Если не они этого хотят, а американцы, я вот в эту историю не верю, потому что надо иметь очень большие причины для того, чтобы стрелять сейчас на Донбассе. И понимать, что государственность Украины станет на кон. Только из-за того, что кто-то позвонил из США, сказал, эй, давайте, у нас интриги, «Северный поток». Тут Украины может не стать, вообще-то.

Н. Стариков:

— Никогда нет искренности между куклой и кукловодом. Вы что, думаете, что американцы прямо задушевные беседы ведут? Они дают указания, причем, всегда это делается в закругленной форме. Владимир, не забывайте историю 2008 года. Саакашвили. Во многом, кстати, Зеленский его напоминает, совершает абсолютно самоубийственную вещь — он отдает приказ не просто атаковать Южную Осетию, а прямо убивать российских солдат. Он что, реально мог себе предположить, что Россия вот так это оставит? Ну, согласитесь…

В. Ворсобин:

— Тогда Россия так себя не проявляла. Усиление украинских войск на вот этой меже между ДНР и оставшейся Украиной сводится к тому, что есть такая, видимо, информация, видимо, разведка донесла (моя версия), что у ДНР есть свои планы. Мне кажется, там идет разведывательная война, где одна сторона пугает другую сторону. И сейчас все вооружаются. Видимо, сейчас ситуация в таком тупике, что только вариант оружия. Мне думается, что Германия, «Северный поток», США и даже в каком-то смысле Москва стоят в сторонке. Сейчас идет усталость от этого статуса кво, который ни туда, ни сюда. Страдает и ДНР, она плохо живет, там маленькие зарплаты, там безнадега. И непонятно, ты в России или в Украине? И Украина устала от такого положения вещей.

Н. Стариков:

— Владимир, идет гражданская война. С военной точки зрения происходят взаимные обвинения. Я специально читаю украинскую прессу. Пишут ровно то, что вы говорите. Вы излагаете точку зрения Киева.

В. Ворсобин:

-Я свою точку зрения.

Н. Стариков:

— Вы изложили точку зрения Киева. А если перевести на рельсы истории, это будет выглядеть так. Июнь 1941 года. И вот 22 июня советское Информбюро говорит, что гитлеровская Германия осуществила неспровоцированное нападение, нарушила договор о ненападении. Но германские газеты печатают речь Гитлера и выступление Риббентропа, который говорит, что Германия соблюдает все договоры. Просто Германия решила устранить угрозу в связи с большой концентрацией советских войск, известными Берлину планами якобы атаки со стороны кровавого кремлевского режима.

В. Ворсобин:

— В этой истории неизвестно, кто Германия и кто СССР…

Н. Стариков:

— Естественно, есть свои и есть чужие.

В. Ворсобин:

— Это у всех так.

Н. Стариков:

— При разных подходах, Владимир, я бы хотел, чтобы мы с вами сидели в одном информационном окопе. Но вы как-то переползаете к противнику.

В. Ворсобин:

— Ни в коем случае. Я вообще не в окопе. Я над схваткой. И вам советую.

Н. Стариков:

— Над схваткой в аналогии 22 июня это выглядит ещё менее симпатично.

В. Ворсобин:

— Это как…

Н. Стариков:

— Плен, это заканчивается сотрудничеством с оккупантами.

В. Ворсобин:

— Формально у нас страны находятся… Соседние дипломатические связи остались. Поэтому можно находиться посередине и искать правду.

Н. Стариков:

— Вернемся к ситуации. Итак, вы произнесли слова, которые мы слышим много о том, что Азербайджан начал возвращать свои территории. Тут есть разные точки зрения в зависимости от симпатий к Армении и к Азербайджану.

Я вот прочитал интервью руководства ДНР, которое заявило логично. Они внимательно изучили опыт карабахской войны, они хотят вернуть свои территории, как минимум, размеры областей Донецкой и Луганской бывшей Украины. И поэтому да, внимательно изучают опыт карабахской войны.

В 1991 году у нас сепаратисты утащили всю Украину, отколов часть нашего народа. Вот часть людей на Украине из-за переворота вернулась в понимание того, что есть добро и что есть зло. Правильного понимания. И вот сейчас оставшиеся киевские сепаратисты пытаются военным путем задавить альтернативный и абсолютно легитимный, на мой взгляд, источник власти в ДНР и ЛНР.

В. Ворсобин:

— Николай, все было бы так, если бы мы не повторили чисто армянскую ошибку. Помните, когда началась война в Карабахе, многие пеняли Армении: а вы же сами не признали Карабах! И вот эта юридическая ситуация совершенно оказалась в пользу Азербайджана, который просто занимал свои территории, признанные всем мировым сообществом. И сейчас происходит то же самое. Россия признала ДНР? Нет. Почему? Оформите юридически все, что вы говорите. Вы — как законник и любитель юридической словесности, должны понимать, что пока ДНР находится в не оформленном юридическом состоянии, оно является для всех частью Украины. Пока сама Россия даже не хочет признавать ДНР как самостоятельную страну, так и останется, будет двумыслие.

Н. Стариков:

— В программе нашей партии есть признание ДНР и ЛНР, поэтому я с вами полностью согласен.

Напомню, мы вспомнили события 2008 года. Как тогда в юридическом смысле произошло признание Южной Осетии и Абхазии? После агрессии Саакашвили. Даже это может произойти следом за обострением боевых действий и агрессии со стороны украинской армии.

В. Ворсобин:

— С Арменией не получилось.

Н. Стариков:

— А это вы Пашиняна спросите!

В. Ворсобин:

— Я хочу спросить Путина и тех, кто отвечает за нашу внешнюю политику. Уже пять лет происходит словесная атака на телевидении, на словах мы полностью поддерживаем ДНР и так далее, почему путаем собственных граждан? Мы запутали и замучили все ДНР, всех тех, кто там живет этой неопределенностью.

Почему нет такой решительности? Вы сейчас опять будете говорить о своей партии. Давайте не делать эфир ещё одним витком пропаганды.

Н. Стариков:

— Нет.

В. Ворсобин:

— Объясните, почему наша власть приняла такую позу меж двумя стульями?

Н. Стариков:

— Хочу напомнить нашим радиослушателям, что вас зову Владимир Владимирович Ворсобин, а вопрос вы задали Владимиру Владимировичу Путину. Вот поскольку я не имею…

В. Ворсобин:

— Вы великий толкователь!

Н. Стариков:

— Я не буду помогать ни одному Владимиру Владимировичу, ни другому. Надеюсь, что Владимиры Владимировичи между собой как-то состыкуются. И один вопрос задаст, другой ответит.

Я предлагаю подвести некий итог и двинуться дальше.

В. Ворсобин:

— Николай, как-то неуклюже вы соскочили с вопроса. Все заметили, что вы не хотите на него отвечать.

Н. Стариков:

— Вы не мне его задаете.

В. Ворсобин:

— Вам.

Н. Стариков:

— Свою точку зрения я вам сказал. Моя точка зрения — надо присоединять ДНР и ЛНР, надо присоединять всю Украину. Для меня вопрос стоит именно так.

В. Ворсобин:

— Объяснить позицию властей вы не хотите.

Н. Стариков:

— Мне эта позиция тоже не всегда понятна. И у меня нет полномочий выступать от наших уважаемых властей.

В. Ворсобин:

— Я все время вам напоминаю, вы забываете, что вы — оппозиция. Оппозиция не то, что имеет право, она обязана комментировать ошибки власти.

Н. Стариков:

— Хорошо. Теперь вот от лица оппозиции.

В. Ворсобин: — Возможно, вы привыкли одобрять и хвалить, а когда вас просто заставляют сказать хоть что-нибудь критичное, вы уходите от ответа.

Н. Стариков:

— Мы с вами многократно в эфире говорили о необходимости выдачи российского гражданства всем жителями ДНР и ЛНР, дальше — жителям оккупированной части Донбасса со стороны Украины. И дальше всем гражданам Украины, за исключением преступников.

Второе. Я считаю, что Россия должна отозвать юридическое признание сегодняшнего киевского государства. После 2014 года перестало существовать в том виде, в котором оно было со всеми вытекающими из этого последствиями.

И третье. Нужно дать возможность каждому российскому гражданину, который сегодня живет на Донбассе, обязательно проголосовать на грядущих выборах 2021 года. Это очень важно. Не только потому, что у нас всегда подают возможность голосовать как самое главное, вот прямо самое главное. Это важно, но это не самое главное. Когда в выборах примут участие полмиллиона российских граждан, проживающих на Донбассе, то представители Донбасса будет не в Раде, а в Госдуме! И ответьте себе на вопрос: чья э та территория, если её представители сидят в Госдуме?

Я ответил на ваш вопрос. Давайте подведем итог. Обострение на Донбассе сейчас непонятно чем развернется и к чему оно приведет. Это может быть очередное обострение, когда постреляют друг в друга стороны и успокоятся. Может быть провокация, может быть серьезное боевое столкновение с попыткой либо имитировать, либо реально прорваться куда-то в ДНР и ЛНР, постараться захватить там какую-то территорию со стороны Украины. За спиной Украины стоят американцы, заинтересованные в создании громадной провокации, искусственном создании. Она должна быть очень масштабной, чтобы её информационные отблески заставили немцев, в первую очередь, не достроить «Северный поток-2».

В. Ворсобин:

— Я отвечу на собственный вопрос, который задал другому Владимиру Владимировичу. А вы на него, Николай не ответили. Почему? Объясню. Мне кажется, от того, что ДНР за эти пять лет превратились в черную дыру, в совершенно разрушенную территорию, в которую придется закачивать гигантские деньги в случае чего. Это даже не Крым. Это просто надо туда проехать и посмотреть.

Это большие проблемы, большой ущерб дипломатические и внешний, притом, что мы постепенно рвем все связи с Западом и миром. Они ещё остались. И они держат нас экономически. И когда на эти чаши весов кладутся деньги, а на вторые ваши прекрасные слова о паспортах, о патриотизме, о русскости, то перевешивают деньги. Думаю, что власти смотрят прагматично на этот вопрос. Поэтому ДРН, думаю, приговорена к дальнейшему прозябанию в этой темной серой зоне. Мне очень жаль тех, кто живет в ДНР, потому что они не понимают, в какой стране они живут.

Мы с Николаем закончили с Донбассом и продолжаем препарировать другую серую зону – Абхазия.

Н. Стариков:

— Говорите нормально, Владимир. Ну что вы нагнетаете?

В. Ворсобин:

— Я специалист по Абхазии, я знаю, что это серая зона, где мучаются сами же абхазы, они сами откровенно говорят, что это такая неудачная страна. Там сейчас произошло событие, Абхазию снова трясет, причем, тряхануло так, что вы, Николай Стариков, подписали письмо в защиту одного из действующих политиков. Расскажите, что это за история.

Н. Стариков:

— Собственно говоря, не секрет, что партия «За правду», которая объединилась с двумя другими политическими силами, теперь называется «Справедливая Россия – за правду», во многом состоит из людей, кто воевал на Донбассе. Поэтому задержание, арест в Абхазии героя ДНР Ахра Авидзба (или проще – полевого командира Абхаза), естественно, возмутило и взбудоражило всех нас. Я лично с ним не знаком, но коллеги, которые много лет жили на Донбассе, рассказали, какой это самоотверженный, прекрасный человек.

Что произошло? История достаточно туманная. Он был задержан, обвинение – чуть ли не в подготовке государственного переворота (что, согласитесь, на фоне маленькой Абхазии звучит немного странно). Дальше у него якобы нашли оружие, что в Абхазии, в общем, тоже не является чем-то особенным. В Абхазии у каждого есть оружие. И это не только наследство войн, которые прошли в постсоветский период, но и общего менталитета и состояния души уважаемых абхазов.

Что происходит, непонятно. Арестована его охрана, очень грубо обошлись с его женой. И поэтому целый ряд общественных деятелей, писателей (в числе их и я) подписали письмо с требованием освободить нашего уважаемого коллегу. Это с одной стороны. С другой стороны, он вообще-то является гражданином России, поэтому мы не понимаем, почему МИД России занимает такую выжидательную позицию.

Параллельно с этим второе письмо подписал целый ряд известных военкоров, которые лично его знают по самоотверженной защите интересов России, русского мира, русских (и в том числе абхазов тоже) на Донбассе.

Мне хотелось бы вашу какую-то такую чернильницу, если хотите, как каракатица вы выпустили – серость, что-то такое…

В. Ворсобин:

— Страна не развивается, страна развалена.

Н. Стариков:

— Давайте называть вещи своими именами. Признание независимости Южной Осетии и Абхазии не означает того, что Абхазия и Южная Осетия (да и Россия) видят их будущее как независимые государства. Естественно, Южная Осетия должна воссоединиться с Северной Осетией. Точно так же, как Ирландия должна соединиться в независимом государстве Северная Ирландия. В данном случае в независимой России все это должно произойти.

В. Ворсобин:

— Николай, давайте вернемся к Ахре.

Н. Стариков:

— Подождите. Государства созданы, но это, к сожалению, печальная реальность постсоветского периода. Мы должны быть в рамках одного союзного государства. И поэтому когда вы говорите, что Абхазия себя не строит как отдельное государство, да Абхазия и не собирается быть отдельным государством. Так же как и Южная Осетия не собирается. Просто вопрос воссоединения увязан с вопросом воссоединения с Украиной.

В. Ворсобин:

— Николай, вы ничего не понимаете в абхазской жизни. Вы были в Абхазии хоть раз?

Н. Стариков:

— Конечно, был.

В. Ворсобин:

— Когда, в советское время?

Н. Стариков:

— Да, я был в советское время.

В. Ворсобин:

— Давайте я вам расскажу про Ахру. Вы когда подписываете письма, вы хотя бы интересуйтесь, что это за человек. И те мои коллеги, кстати, которые с ним воевали (имеется в виду, на Донбассе имели дело). Надо все-таки понимать, что Абхазия – не Донбасс. Дело в том, что буквально недавно Ахра отсидел 10 суток в Сочи. Он снес границу между Россией и Абхазией на своей машине. Его остановили гаишники. У него 50 штрафов. Он нормальный абхаз, он и ездит, как абхаз, он себя ведет, как абхаз, такой хороший, горячий джигит. Ему не понравилось, что его остановили. Он разогнался и протаранил ворота с российской стороны в Абхазию. Вот за такое нарушение, вообще-то говоря, полагается несколько лет тюрьмы. Ему дали за это 10 суток. Он вернулся, добровольно сдался и т.д.

По поводу его обвинений. Он совершил две революции, Николай. Он участвовал в свержении предыдущего (Александр Золотинскович Анкваб), а последнего он уж точно свергал. Потому что если бы не Ахра, революции бы не было. Он профессиональный революционер. Он взламывает двери, залезает в окна парламента. Все хорошо у него со свержением. И тот склад оружия, который у него нашли дома, это тоже вполне в порядке его профессиональной жизни. Причем охрана у него (по-моему, 3-4 человека) – это ребята тоже из ДНР.

Если бы вы были бы даже не президентом, а мэром какого-нибудь небольшого городка (а Абхазия – это такой маленький анклав 300-тысячный, почти как мой родной Саранск), вы могли бы себе позволить иметь вот такого, скажем так, политического бандита и авантюриста, до зубов вооруженного? И после ареста вы стали бы писать письма, зная, кто он такой?

Н. Стариков:

— Все, что вы перечислили, не дает ни одного основания не подписывать письмо с призывом освободить Ахру Авидзба. Это первое.

Второе. То, что вы сказали, я вам даже благодарен. Снес границу между Абхазией и Россией.

В. Ворсобин:

— Он протаранил российских пограничников.

Н. Стариков:

— Сотни миллионов людей хотят снести искусственно созданные границы во все стороны – и российско-абхазскую, и искусственную российско-южноосетинскую, и российско-украинскую. И хотелось бы, чтобы на российско-белорусской границе границы не было, чтобы вообще забыли, где она там была когда-либо. Слушайте, молодец Ахра Авидзба, который делает то, что хотят сотни миллионов людей.

Третье. Знаете, когда вам хочется, вы рисуете Абхазию как государство, потом она у вас скукоживается до чего-то маленького, небольшого и так далее. Вы сами сказали, что как ваш Саранск. Слава богу, независимой Мордовии мы в своей жизни никогда не увидим, потому что это часть России. Вот Абхазия – это такая же часть России. Давайте так и относиться. Там происходят какие-то политические процессы. В Москве до них, видимо, руки не доходят, есть более важные дела. И если есть такой активный человек, которого какие-то политики используют для продвижения каких-то интересов…

В. Ворсобин:

— Вооруженного захвата власти, допустим.

Н. Стариков:

— Когда он помогает, ему, как говорится, спасибо говорят, шашлыком угощают и пьют прекрасное абхазское вино. А потом арестовывают, задерживают и обвиняют в попытке государственного переворота.

В. Ворсобин:

— Николай, Ахра даже не заикается там о русском мире. Это будет просто политическое самоубийство, если выйдет человек и скажет: я за союз с Россией в плане вхождения его какой-нибудь республикой или областью. Он сразу будет просто похоронен там, в Абхазии. А теперь вопрос. Как думаете, почему?

Н. Стариков:

— Во-первых, заикаются политические заики. Во-вторых, Ахра Авидзба для меня и для тех, кто подписал это письмо, это герой Донбасса. И именно освобождения героя Донбасса и замечательного человека мы и требуем, а не освобождения политика. Это тоже важный момент. А он дело делает. Кто-то там о чем-то заикается, а кто-то сносит границу. Мне кажется, что заикаться могут многие…

В. Ворсобин:

— Он пограничников наших чуть не раздавил. Он раздавил границу, нарушил кучу законов. А вы радуетесь.

Н. Стариков:

— Подождите, дайте я скажу. И понес заслуженное наказание в виде 10 суток ареста. Видимо, во столько оценили. Мы не будем с этим спорить.

Что касается ваших разговоров с вашими знакомыми, то, извините, дорогой товарищ, это ваши знакомые. Конечно, то, что вы сказали, никак не противоречит тому, что я говорю. Абхазы сейчас не хотят, чтобы распродавалось их имущество, потому что у них есть опасения – придут толстосумы-москвичи и всё скупят. Вполне себе понятное опасение, оно есть во многих регионах России. Нет ничего, что отличает Абхазию от Саранска, кроме климата. Ну, может быть, менталитет немножечко другой, а ситуация-то ровно такая же.

В. Ворсобин:

— Съездите в Абхазию, обязательно в Сухум, Гагры. Вам нужно ликбез провести, чтобы вы поняли, что такое Абхазия.

Н. Стариков:

— Владимир, по этой логике, рассказывая, думая и размышляя только о том, где был, например, вопросами Древнего Египта вообще уже никто не сможет заниматься, потому что в нем побывать совершенно невозможно. Анализ и аналитика – это нечто больше, чем я понимаю только то, где был. Не надо превращаться в такого журналистского акына – что вижу, то и пою. Я очень надеюсь, что власти Абхазии как-то вернутся к здравому смыслу, а власти России помогут им этот здравый смысл понять. В конце концов, задержан, ещё раз подчеркну, не только гражданин Абхазии, не только полевой командир, не только герой Донбасса, но и гражданин России. Вот именно это мы и требуем – освободить и извиниться.

В. Ворсобин:

— Официальная точка зрения России (уже сообщило посольство России в Абхазии): «Это внутреннее дело Абхазии», — заявил официальный представитель России. И других комментариев Кремля нет. Поэтому пока поддержка вашего сторонника находится пока только в ваших руках.

Николай, спасибо, вернемся через неделю.

Н. Стариков:

— До свидания.

P.S. Предыдущие выпуски программы:

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

👉🏻 Подпишитесь на рассылку

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: