Женщина, современность и политика

09.03.2021

В очередном выпуске программы «По сути дела» на радио «Комсомольская правда» речь зашла о женщинах в политике.

Хронометраж:
00:00 — Почему в Российской политике мало женщин
11:20 — Почему женщины не голосуют за женщин
21:25 — Сколько женщин в Российской «оппозиции»
35:25 — Может ли женщина стать президентом России

Скачать аудио

Текстовая версия:

Источник: «Комсомольская правда»


В. Ворсобин:

— У микрофона Владимир Ворсобин. Я думаю, что сейчас мы с Николаем точно спорить не будем. Потому что мы обязаны поздравить, да что там – обязаны, мы хотим этого – поздравить наши девушек, женщин, бабушек с 8 марта!

Н. Стариков:

— Здравствуйте, уважаемый коллега. Уважаемые дамы – знакомые, родные, жена, теща, дочки, сослуживицы – прошлые и будущие, просто замечательные красавицы, живущие в Российской Федерации и за её пределами, — всех вас с замечательным праздником 8 марта, с замечательным Женским днем. Этот праздник для нас давно стал, действительно, Женским днем. Сразу хочу сказать, что какая-то политическая подоплека, которая когда-то в нем была, когда Клара Цеткин и Роза Люксембург решили, что такой праздник нужен, эта политическая подоплека ещё в советское время ушла. И остался прекрасный женский день. Согласны?

В. Ворсобин:

— Абсолютно. Мы не будем с этим спорить. И мы вас всех любим. Это странно для нашей передачи – единодушие с Николаем. Но сейчас мы немножко поговорим о серьезных вещах, не таких душевных. Это о женщинах в политике. Здесь есть о чем поговорить. Потому что женщин в политике почему-то мало. Только одна женщина себя очень хорошо проявила, точнее, резко проявила, о ней многие говорят. Терешкова. Из всех женщин вспоминается только Терешкова. И то в сомнительном контексте. Николай, почему так мало женщин – ваших коллег, вы же у нас теперь политик? И с чем это связано?

Н. Стариков:

— Спасибо за добрые слова. Но честно говорю, сразу меня удивили. Если мы начинаем говорить о прекрасной половине человечества, вам в первую очередь, почему-то пришла в голову абсолютно уважаемая мною Валентина Терешкова, первая женщина-космонавт. Очевидно, что в этой сложной профессии и до сих пор женщин среди космонавтов немного. Причем, мне кажется, там процент женщин, наверное, будет все-таки побольше, чем женщин в политике. Потому что, слушайте, летать в космос – это сложно, опасно. И понятно было, что первым пойдет туда мужчина. И мы благодарны Юрию Гагарину, который стал наряду с автоматом Калашникова одним из, говоря языком маркетинга, брендов нашей страны. До сих пор его знают и любят во всем мире. Я надеюсь, так будет всегда.

Что касается женщин в политике, то это тоже очень сложное дело. Но если мы возьмем количество наиболее успешных политиков, например, в истории России, то здесь число женщин будет отнюдь не велико. Процент резко возрастет. В этом-то и парадокс. Что мужчин в истории политики России было значительно больше, но по факту качества их политического влияния, их действий, итогов женщины, которые немногочисленны были в истории России в политике, показали прекрасные результаты.

Давайте вспомним историю Российской империи. Каких замечательных наших царей мы вспомним? Мой любимый – Александр III. Мне кажется, Александр II тоже имеет полное право быть назван среди наилучших царей. Царь-освободитель и его сын. Как минимум, двух государей мы с вами вспомнили. Петр I, безусловно, тоже великий царь.

Теперь давайте посмотрим, что у нас с прекрасной половиной человечества во власти. Екатерина II – тут, я думаю, без каких-либо споров у нас будет. Екатерина I, которая была супругой Петра, очень высоко им оценивалась, спасла русскую армию, когда она была окружена турками во время Прутского похода. И далее, может быть, она и была бы такой же Екатериной, только чуть раньше. Но, к сожалению, она очень быстро скончалась. Насчет чего тоже стоит потом когда-нибудь изучить и присмотреться. Вот уже двух женщин мы с вами нашли. Дальше. Дочка Петра I Елизавета. Итак, у нас 3:3 получилось.

В советский период мы с вами не видели женщин на самом высоком посту. Поэтому здесь у нас с вами в пользу мужчин будет счет. А вот что касается постсоветской России, пока 3:0 выигрывают мужчины. Но как будет развиваться ситуация дальше, мы с вами не знаем. Поэтому я бы не говорил, что политика – это не для женщин вообще в целом. И что для России это тоже нехарактерно.

В. Ворсобин:

— Я задал немножко другой вопрос. Почему какие-то женские качества мешают нашему прекрасному полу добиваться успехов в политике? Я думаю, не самые дурные качества им мешают. Например, работать локтями, строить интриги, быть честными в конце концов. Честность тоже мешает в политике. Вы сейчас будете со мной спорить. Я думаю, что это как-то в партийных интригах это мешает. Мне кажется, женщины слишком серьезно относятся к политике. Не как к игре, а как к работе. Поэтому их оставляют на вторых ролях. Они у нас, как сейчас в правительстве, заведуют финансами, Центробанком. Там, где нужна какая-то хозяйственная жилка, где нужен их труд.

А вот там, где нужно павлиний хвост распустить, где нужно сказать много пустых слов, это наши мужики. Они это умеют. Интриговать умеют. Кстати говоря, по КПД их действий, тут я с вами совершенно согласен, при равноправии можно было бы ещё и поспорить, кто из них эффективнее. Что женщинам в наше время мешает стоять рядом с вами, быть вашим начальником в политике?

Н. Стариков:

— Я выступаю за равноправие. Я считаю, что заслуги человека не зависят ни от его пола, ни от возраста, ни от цвета кожи, разреза глаз и так далее. Поэтому мне одинаково непонятны идеи, например, квотирования кого-то в чем-то. потому что были идеи: а давайте забронируем какое-то количество политических мест в парламенте, в других структурах для представительниц прекрасного пола. Мне кажется, что это, наоборот, обижает дам. Потому что женщина и мужчина, хоть и созданы разными, но качества у них могут быть подходящие или не подходящие для любого человеческого рода занятий. Есть женщины, склонные к политике, есть мужчины, склонные к политике. Но не надо кого-то не пускать или, наоборот, продвигать в какую-то сферу, исходя из его пола. Мне кажется, это очень неправильный подход.

Вы политику как-то воспринимаете как очередь за чем-то очень дефицитным, где все работают локтями, шарят друг у друга по карманам, плетут интриги, номерки на руках пишут.

В. Ворсобин:

— А что, не так?

Н. Стариков:

— Нет, конечно. Настоящая политика – это шахматная партия. Есть прекрасные гроссмейстеры-мужчины, как мы знаем, есть прекрасные гроссмейстеры-женщины. Хотя, честно говоря, глядя на прекрасного гроссмейстера Гарри Каспарова, стоит удивляться, насколько он ничего не понимает в мировой политике и превратился черт знает во что, хотя прекрасно играл в эту игру, очень напоминающую политику. Поскольку есть шахматы и мужские, и женские, даже вот это говорит нам о том, что нет никакой разницы.

В. Ворсобин:

— Как раз это говорит о том, что разница есть. Потому что, если бы не было разницы, мужчины бы играли с женщинами в шахматы. Не было бы разделения. А вы сейчас очень шовинистическую мысль проводите. Вы сравниваете с шахматами, говорите, что правила едины, вы не хотите делать квоты. И намекаете на то, что коль женщин мало, следовательно, они пока столько-то и стоят. Не получается у них, ну не умеют они играть в шахматы… Пока так выглядит.

Н. Стариков:

— Не так. На примере партии «Справедливая Россия – За правду». Есть ли какие-то ограничения для женщин? Нет. Вот был у нас экспертный совет, он есть и будет работать дальше. В нем количество женщин чуть меньше, чем количество мужчин. Но ведь никто же не ограничивал. Просто есть женщины, которые хотят заниматься общественной деятельностью, выступать, писать, заниматься политическими вопросами. А есть женщины, которые склонны к другим делам. И поэтому никто никого не ограничивает. Но все женщины, которые хотят заниматься политикой, мне кажется, сейчас абсолютно имеют возможность для такой реализации. Потому что ощущается острый дефицит. Я скажу больше, сейчас все политические партии будут составлять списки на выборы. И уверяю вас, что практически у всех политических сил будет проблема найти определенное количество женщин, которые захотят, смогут участвовать в выборах.

В. Ворсобин:

А почему они не идут массово в политику? Им это неинтересно? Или там нет стимула?

Н. Стариков:

— Я скажу на примере моей уважаемой супруги. Это прекрасная образованная, умная женщина, с которой я советуюсь по всему спектру вопросов.

В. Ворсобин:

— Поэтому она не идет в политику?

Н. Стариков:

— Нет, хорошая шутка, я ей передам. Но на самом деле она не идет, потому что ей политика как таковая неинтересна. Она разбирается, она интересуется. Но у нее интерес к политике, знаете, среди её интересов на каком-то там дцатом месте. Ей интересно что-то другое. Мои дочки – молодые девушки. Им тоже политика неинтересна. И не то чтобы каждую женщину в политику не пускает одна и та же причина. Эти причины разные. Одна занимается одним вопросом, другая детьми хочет заниматься.

В. Ворсобин:

— Одна из причин – то, что женщины очень редко голосуют за других женщин. Есть ещё и такая проблема. Одно из наблюдений социологов, когда женщины участвуют в выборах, за них не голосуют женщины. Помните, Хакамада участвовала в выборах.

Н. Стариков:

— Я думаю, что это не всегда так. С другой стороны, мы можем с вами только предположить. Потому что мы с вами к сильному полу относимся и можем только предполагать, как делают свой выбор наши прекрасные дамы. Можем предполагать, что женщины очень строго оценивают других женщин. Не конкуренция или ещё что-то, а вот просто, высоко стоит планка.

Давайте не забывать, что во всех сферах человеческой деятельности эта связь мужчина-женщина всегда прослеживается. И несмотря на то, что её наши западные партнеры сейчас пытаются всеми силами разрушить, она будет и дальше существовать. Например, берем музыку. Создается такая мальчуковая группа, за которую своими симпатиями, рублями и долларами голосуют молодые девушки. Если, наоборот, хотят собрать симпатии мужской аудитории, выходит группа «ВИА Гра», где симпатичные девушки, причем одна блондинка, одна брюнетка, одна рыженькая, я уж не помню, сколько там было этих замечательных девушек. И мужчины, им интересно, они это слушают, они ходят на концерты, они симпатизируют.

Политическая, общественно-политическая сфера устроена во многом примерно так же. Люди голосуют, к сожалению, не всегда головой, а иногда ещё и сердцем. Помните, как Борис Николаевич предлагал. Что такое – голосовать сердцем? Это значит, отключить разум и голосовать эмоциями. И здесь мы видим именно ту ситуацию. Избирательницы – женщины. Симпатичный мужчина, хорошо говорит, красиво выглядит, привлекательный. Срабатывает естественный здоровый интерес женской половины к мужской половине.

В. Ворсобин:

— Подождите, тогда я сейчас вас поймаю на слове. Получается, что мужики голосуют за мужиков совершенно нездоровым образом. И часто прокатывают женщин – красивых, симпатичных, опять перед моими глазами встает Хакамада, именно из-за того, что она женщина. Почему мужики так голосуют?

Н. Стариков:

— Из того, что вы сегодня спрашивали, мы сразу поняли с уважаемыми радиослушателями, что два типажа женщин вам нравятся. Первый – это Валентина Терешкова. Второй – это Хакамада.

В. Ворсобин:

— Я ещё о Новодворской не сказал.

Н. Стариков:

— Ваш политический вкус к прекрасной половине человечества стал понятен. Я не исключаю, что здесь есть ровно то, о чем мы с вами сейчас говорили. Теперь отвечаю на ваш как бы коварный вопрос. Не удалось вам меня поймать. Ответ здесь очень простой. Когда призывают голосовать сердцем, этого призыва слушаются не все. И большинство мужчин как раз голосуют разумом. Но уже в той степени, как они оценивают положительное развитие страны, экономические программы.

В. Ворсобин:

— Вы законченный шовинист.

Н. Стариков:

— А женщины – это эмоции. Они голосуют сердцем. И поэтому для женщин какой-нибудь красивый усатый депутат, что-то в таком духе.

В. Ворсобин:

— Я бы обиделся на месте женщин после такой тирады. Я уже вижу, как сжимаются кулачки.

Н. Стариков:

— Мы с любовью к женщинам относимся. Что вы, что я. Здесь и открывается поле для той профессии, которая называется политтехнолог. Или по-английски она называется ещё честнее, но от этого ещё менее красиво – имиджмейкер. То есть надо не быть, а казаться. И вот здесь уже подбирают, как должен выглядеть человек, что он должен говорить, как он должен быть одет, чтобы понравиться какой-то конкретной аудитории. Безусловно, женщины все более важную роль играют в экономике. Смотрите, последние маркетинговые исследования ориентируются на предпочтения женщин. И в политике происходит во многом то же самое. Женщины решают итоги голосования.

В. Ворсобин:

— В США, допустим, женщины не просто на словах, а на деле занимают ключевые высоты в администрации президента.

Н. Стариков:

— Это кого вы имеете в виду?

В. Ворсобин:

— Не так давно это был Госсекретарь. Сейчас – вице-президент у Байдена.

Н. Стариков:

— Есть такое дело. Вы сейчас как раз дали пример ровно того, о чем я сказал. Для того, чтобы понравиться женской аудитории избирателей США, перетащить её симпатии от республиканцев к демократам, всегда есть эти колеблющиеся и штаты, и избиратели, — демократы пользуются такой уловкой. Они ищут именно женщину на пост вице-президента.

В. Ворсобин:

— Почему наш президент Владимир Путин, условно говоря, окруживший себя в политическом смысле таким тесным кольцом мужской дружбы, как-то игнорирует этот простой политтехнологический прием, когда освежают окружение женские персоны? Вы сейчас скажете, что в правительстве есть женщины. И опять я говорю, что это совершенно технические работники. Они не влияют на государственную политику. Может быть, у нас патриархальная страна? Может быть, мы относимся к дамам несколько снисходительно? Они, мол, голосуют сердцем. А мы, мужики, умом. Вот это читается в ваших словах. Этот тихий тайный шовинизм, который популярен в России, не позволяет нашим дамам вмешаться в управление этой страной.

Н. Стариков:

— Цитировать вас надо: тихий тайный шовинизм. Наоборот, мы относимся с огромным уважением и любовью к прекрасной половине человечества. Итак, причин три. Первое. В политике, в том числе и в российской, недостаток женщин. Хотите вы взять кого-то, но не находится. Я так полагаю. И с этим связан в том числе и дефицит, уже прогнозируемый, в избирательных списках в Госдуму. Второе. В России сегодня женщины не готовы голосовать за женщину, возможно. И это сказали вы сегодня в нашей программе. У нас перед глазами нет результатов таких опросов социологических, фокус-групп, возможно, это приводит к тому, что политики решают, что не надо этого делать.

И, наконец, третья причина. Вы говорите, что вокруг президента одни мужчины. Извините, Валентина Ивановна Матвиенко – она у нас является третьим человеком в стране. Так что, если мы берем сто процентов, то, как минимум, тридцать процентов в этом смысле у нас женские. Если же мы добавляем Госдуму, там Вячеслав Викторович Володин, значит, 25 % у нас женские представители. Очень даже неплохой результат.

Далее. Среди сенаторов большое количество женщин есть. Среди депутатов есть женщины. В правительстве женщины играют абсолютно не техническую роль. Возглавляют…

В. Ворсобин:

— Центробанк.

Н. Стариков:

— Центробанк в правительство не входит, тем не менее, главная финансовая структура возглавляется женщиной. Дальше – Голикова, Счетная палата. Если вы спросите, надо ли больше женщин в политике, я опять отвечу так, что искусственно никого никуда нельзя. Давайте другие координаты введем. Надо, чтобы люди со светлыми волосами или рыжими, ростом не меньше 180 сантиметров, обязательно входили в правительство. Разве это тот критерий, которым мы должны оценивать способности и возможности людей к определенной деятельности? Все люди равны.

В. Ворсобин:

— Кстати, на Западе уже подходят к квотированию. Мне кажется, они уже в шаге от квотирования женщин и других меньшинств. Я думаю, что это будет современным трендом. А вот интересно, что в российской оппозиции вот этой проблемы вообще нет. В ней очень много женщин. Я смотрю новости, куда попадают оппозиционеры, если не брать Навального, там в большинстве своем женщины.

Н. Стариков:

— Назовите трех.

В. Ворсобин:

— Соболь, Литвинович. Сегодня новости. Правозащитниц вообще много.

Н. Стариков:

— Я ценю вашу возможность уходить от ответа. Третью фамилию назовите. Вы сказали, что так много. Вам десять женщин должно сразу прийти на ум.

В. Ворсобин:

— У нас оппозиционеров самих по себе не много. Поэтому, если среди них я назову три человека, то я уже назову половину оппозиции.

Н. Стариков:

— Назовите вашу любимую Хакамаду уж тогда.

В. Ворсобин:

— Хакамада уже ушла из большой политики. Кстати, она, действительно, была кандидатом в президенты от оппозиции. Это говорит о том, что на самом деле такой проблемы гендерной у оппозиции нет. Намного живее там. Потому что там локтями не работают. Там не за что бороться.

Н. Стариков:

— Да что вы говорите?

В. Ворсобин:

— Николай, вы говорили о том, что это не потому, что женщин мало в политике, и им приходится бороться с мужиками, локтями расталкивая их у кормушки.

Н. Стариков:

— Я не взял бы вас на роль моего пресс-секретаря. Потому что вы все время перевирали бы то, что я говорил. Давайте я сам скажу.

Вы сказали, что среди так называемых оппозиционеров, которых, на мой взгляд, нужно называть внутренними террористами, как американцы предлагают, или иностранными агентами (что больше соответствует действительности), очень много женщин, и они между собой конкурируют, только кого быстрее задержат и арестуют. Да, конечно, нет.

Итак, вспоминаем. Был конкурс (и идет до сих пор). Первая – Соболь. С ней поработали немножко, руками научилась двигать, но говорить, писать не может. Ну, какой это лидер? ВВС о ней говорила, западные газеты. Писали, писали и как-то перестали писать.

Дальше – Юлия Навальная. То же самое – лицо, которое претендует на этот пост. Мне кажется, это лицо западные кураторы как раз и двигают.

Третья – та же самая пресс-секретарь господина Навального. То есть мы вспомнили только один круг вокруг одного спектра этих самых иностранных агентов, а есть и еще. Так что там женщины есть, но они активно работают локтями, активно работают пером, не знаю, что ещё делают, для того чтобы стать главным политическим лицом этого спектра иностранных агентов.

В. Ворсобин:

— Подождите, Николай. Во-первых, это ваша оценка – насчет иностранных агентов.

Н. Стариков:

— Подождите. Это оценка российского законодательства. Что такое иностранный агент? Очень просто…

В. Ворсобин:

— Это юридическое понятие.

Н. Стариков:

— Да. Если ты получаешь деньги на политическую деятельность, ты – иностранный агент. Это не просто Стариков захотел тебе ярлык наклеить. Если ты получаешь деньги, ты – иностранный агент.

В. Ворсобин:

— Ваш коллега Сережа Марков, кремлевский политолог, тоже получал деньги с Запада, строил школы политологические на деньги Запада (в чем сам и признаётся). При этом никакого ярлыка иностранного агента на нем нет. Потому что этот ярлык выдается избирательно. И давайте не будем приравнивать юридическую наклейку к самому смыслу «иностранный агент». Я говорю, что женщины-оппозиционеры действительно борются, как настоящие мужики (и это нормально, это не упрек). В конце концов, у нас выкристаллизовались наконец-то дамские политики, которые утрут нос самому боевому русскому политику. И это хорошо. Вот вы упомянули Соболь. На Соболь уголовное дело возбуждено, как известно. Все они обклеены преследованием спецслужб, за ними везде идет слежка, у них очень насыщенная жизнь. Но только удивительно, что в оппозиции эти дамы живут и работают, и у них такая биография интересная, а в вашей государственной охранительной политике женщин задвигают. У меня есть догадка, что задвигают, потому что они слабые в борьбе за ваши бюджетные деньги, за которые все политики соревнуются. В этом смысле мужики задвигают женщин, потому что они более беспринципные, мне кажется.

Н. Стариков:

— Владимир, к счастью, я не имею никакого отношения к бюджетным деньгам вообще.

В. Ворсобин:

— А на какие деньги вы партию создавали, Николай?

Н. Стариков:

— Я не имею никакого отношения к бюджетным деньгам. Это первое.

Второе. Что касается женщин. Чтобы было понятно, просто один вопрос вам задам. Сейчас в США написали 270 тысяч доносов по поводу людей, которые вошли в Капитолий и планировали, собирались это сделать. Вопрос. Скажите, в США пол человека, который вошел в Капитолий, наслушавшись Дональда Трампа, начитавшись того, чего не надо было читать, или, наоборот, надо было изучать, он лет получит меньше или больше, чем мужчина, вошедший в Капитолий?

В. Ворсобин:

— Думаю, столько же, то есть, нет разницы.

Н. Стариков:

— Я тоже считаю, что от 10 до 20 лет и женщина, и мужчина получат в США. Кстати, застрелили в Капитолии как раз женщину, если вы помните, пилота ВВС США. Теперь вопрос. Если в РФ женщина призывает к массовым беспорядкам или пытается в момент ковидных ограничений провести какое-то массовое мероприятие, нарушая закон, наш закон должен обращать внимание на то, женщина это или мужчина?

В. Ворсобин:

— Николай, я не понимаю, о чем идет речь, но я думаю, что нет, перед законом все равны, гендерные различия тут не имеют никакого значения.

Н. Стариков:

— Когда вы со слезинкой в голосе рассказываете про уголовное дело, возбужденное против того или другого иностранного внутреннего агента, я предлагаю не смотреть на его пол. Потому что это обусловлено не половой принадлежностью, а подрывной деятельностью и нарушением закона. И в этом смысле в любой стране не смотрят на пол при вынесении определенного приговора. Ну, разве что смотрят в Саудовской Аравии, которую мы с вами точно в качестве образца выдвигать себе не будем. Но наши американские партнеры почему-то этого не замечают – ограничение прав женщин в Саудовской Аравии.

Поэтому давайте какой-то промежуточный итог подведем. Сегодня Женский день, и мы пожелаем уважаемым женщинам Саудовской Аравии, свободной женщине Востока, наконец-то получить столько прав, сколько имеют наши с вами замечательные женщины.

В. Ворсобин:

— Для начала. А потом, если повезет, может быть, и сравняются с правами европейских женщин, потому что мы в каком-то промежуточном состоянии находимся. Николай, вы все время говорите про какие-то приговоры, уголовные дела. Ну, сколько мужиков в должности вице-губернаторов и прочих получают какие-то условные сроки за кражи миллиардов и миллионов? Вы наверняка сами знаете много таких историй. Почему-то вот здесь ваше пылкое сердце защитника законов как-то никак не проявляется. А достаточно какой-нибудь женщине сказать что-то против Путина, против власти, вас почему-то тут же разрывает эта ярость, и вы называете иностранным агентом, вы хотите посадить человека в тюрьму только из-за того, что у человека есть смелость заниматься политикой. Не воровством, заметьте, а политикой. А воровством у нас очень хорошо занимаются мужики, которые в отличие от женщин близки к казне. Вот здесь мы впереди планеты всей.

Н. Стариков:

— Давайте я небольшую притчу расскажу. Есть у меня один знакомый, он когда-то служил в спецвойсках (ну, в спецназе, грубо говоря). И в разных аудиториях рассказывал, в каких конфликтах участвовал. И бывает, ему задают такой вопрос: а что же вы, убивали людей? На это он нашел, мне кажется, наилучший ответ. Он встал и сказал: «Я уничтожал живую силу противника». То же самое я скажу про то, что вы сейчас, дорогой коллега, заявили. Я выступаю не за то, чтобы посадить какую-то женщину в тюрьму, не за то, что вы перечислили. Я выступаю за следование закону. Если мужчина или женщина нарушают закон, они должны понести наказание. А что касается борьбы с коррупцией и воровством, в программе партии «Справедливая Россия – за правду», в новой программе, которую мы сейчас готовим (а ваш покорный слуга работает в программном комитете), есть строки, которые говорят о введении смертной казни за коррупцию в особо крупных размерах, и вообще, за применение высшей меры наказания в нашей стране. У нас, если вы помните, сейчас мораторий на смертную казнь. Мы убеждены, что большинство российских граждан считает, что надо применять высшую меру наказания там, где это описано в сегодняшнем Уголовном кодексе, и дополнительно за коррупцию в особо крупных размерах.

В. Ворсобин:

— Николай, вы это написали в своей программе, чтобы зацепиться за 2-3 места в Госдуме. Это все равно не будет иметь никакого значения – на заборе тоже пишут. Если бы вы работали в «Единой России», если бы вы были Владимиром Путиным и сказали примерно то же самое, к вашим словам можно было бы отнестись серьезно. А то, что вы не в «Единой России», а в партии, которая получит 2-3 места в Госдуме (и то посмотрим), — да, это выглядит, по крайней мере, красиво.

Мы сегодня говорим о женщинах в политике. Почему женщин так мало в российской политике, в отличие от европейских стран, от Америки?

Н. Стариков:

— Дорогой коллега, мы с вами сегодня в ходе дискуссии выяснили, что в российской истории женщин во власти вовсе немало, а вполне себе очень даже хорошо, особенно если какие-то итоги принимать как одну из оценочных категорий.

В сегодняшней политике, мы с вами выяснили, по самым скромным оценкам, 25% среди четырех лиц государства. По-моему, тоже очень хороший результат. Ну, и, наконец, мы с вами выяснили, что в политических списках партий в Думе, в Совете Федерации, в региональных парламентах дефицит женщин ощущается. Но он возник не потому, что кто-то кого-то не пускает по половому признаку, а потому что количество женщин, желающих идти в политику, сильно меньше, чем мужчин, которые занимаются этим вопросом. Поэтому надо перефразировать вступительное слово.

В. Ворсобин:

— Николай, а что бы вы сказали на такую гипотетическую возможность: женщина – президент России? По-моему, последней, кто из женщин руководил Россией, это была Екатерина II. И очень хорошо она руководила Россией, тут многие историки сходятся, нет споров вокруг Екатерины II. Как вы думаете, хотя бы в этом веке возможно ли, чтобы женщина наконец-то взяла в руки управление страной и привела её в порядок, как настоящая хозяйка, положила бы все на полочки, нас, мужиков, каким-то образом разняла, прекратились бы ссоры? И, в конце концов, Россия зажила бы спокойно, тихо и зажиточно. Это возможно, как вы думаете?

Н. Стариков:

— Во-первых, мне хотелось бы сказать, что в покое Россию никогда не оставят, вне зависимости от того, женщина или мужчина её возглавляет. И при Екатерине II мы воевали не меньше, чем при Петре I.

Второе. Конечно, нужно думать по поводу того, как повышать доходы наших граждан. И мы с вами сегодня планировали поговорить о ценах, но не осталось времени, потому что мы с вами говорили о наших уважаемых женщинах в политике. Я предлагаю в следующей нашей программе подробно разобрать, почему растут цены, и каким образом с этим злом можно бороться. Потому что когда мы с вами приходим в магазин, чтобы купить подарок нашим уважаемым женщинам, мы видим рост цен. Но самое главное, когда они приходят в магазин купить набор для борща и сделать нам замечательный подарок в виде вкусной еды, они видят, что цены скачут, как зайцы. Вот это сегодня главная проблема. Государство левой рукой пытается или увеличивает денежные доходы населения, а правой рукой (невидимая рука рынка) все эти доходы вместе с другими деньгами достает из кармана и женщин, и мужчин. Не растет благосостояние людей, потому что растут цены, а не благосостояние.

В. Ворсобин:

— А я надеюсь, что где-то в глубинке, может быть, растет наша новая Маргарет Тэтчер, которая в итоге станет главой нашей страны или премьер-министром. Я же не зря повторяю одно слово – наведет порядок. Причем не тот порядок, который в России представляется, железной рукой, сталинщина, когда все должны сидеть и т.д. А именно такой женский, хозяйственный порядок, когда все разложено по полочкам, когда все работает. Я надеюсь, что это произойдет, я жду какого-то нового взгляда на нашу политику, на нашу жизнь, и этот взгляд должен быть, мне кажется, женский.

Н. Стариков:

— Владимир, я никоим образом не возражаю, если руководителем России будет прекрасная дама. Главное, чтобы она обладала теми качествами (кроме красоты и ума), которые необходимы для руководства нашей великой страны.

В. Ворсобин:

— А что ещё нужно, кроме ума?

Н. Стариков:

— Наличие, если не в буквальном, физическом смысле, некоторых мужских причиндалов, то, по крайней мере, в фигуральном. Это точно необходимо.

Вы сейчас в качестве примера привели опять какую-то заморскую даму – Маргарет Тэтчер. Может быть, не все знают, что сделала Маргарет Тэтчер, и почему её в Англии очень не любят те, кто жил в период её правления. Она занималась приватизацией. То есть она брала государственные активы и приватизировала.

В. Ворсобин:

— И навела порядок, кстати говоря. Экономика выросла при Тэтчер.

Н. Стариков:

— Дайте я закончу. В России, наоборот, нужно заниматься частичной национализацией. Маргарет Тэтчер нам точно не подходит. И самое главное, она закрывала угольные шахты, оставляла шахтеров без работы, разгоняла их конной полицией. Вот это все в качестве примера для России в корне не годится, категорически не годится. Нам нужна Антимаргарет Тэтчер – Екатерина-матушка (уж не знаю, с каким порядковым номером).

В. Ворсобин:

— Кстати говоря, Маргарет Тэтчер два раза подряд выиграла выборы, и консерваторы победили очень достойно. И она популярна, она вошла в культуру Великобритании, это известная личность. Ну, тогда давайте вспомним Германию. Канцлер, который только сейчас входит со своего поста.

Н. Стариков:

— Ее очень не любят немцы. И, я думаю, она икать будет ещё очень долго. Потому что каждый раз, когда немецкий гражданин выходит на улицу, несмотря на строгие карантинные меры, он там видел до последнего времени миллионы беженцев. Кстати, я хотел бы задать такой риторический вопрос. Раньше Европа не могла остановить миллионы беженцев, которые шли. Когда объявили карантин с ковидом, все оказалось возможным. Закрыли границы внутри Европы, и нельзя переехать из одной страны в другую. Где эти миллионы беженцев, которых никто не мог остановить? Неужели порядок и благополучие на Ближнем Востоке наступило, в Турции закрыли лагеря беженцев? Нет, конечно, просто проявили политическую волю. Да, канцлер там сейчас дама. Следующим канцлером, вполне возможно, будет мужчина.

В. Ворсобин:

— Мы и тут не сошлись с Николаем взглядами, но остаемся дамскими угодниками и в сегодняшний праздник поздравляем их. И раскланиваемся перед вами, дорогие женщины. С праздником!

Н. Стариков:

— С праздником! До свидания.

P.S. Предыдущие выпуски программы «По сути дела»:

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

👉🏻 Подпишитесь на рассылку

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: