Трамп, неписаные правила и вопрос о Платошкине

1 день назад

В очередном выпуске программы «По сути дела» на радио «Комсомольская правда» речь зашла о гонениях и цензуре, которым подвергся действующий президент США Дональд Трамп, о политической системе США в целом, были вопросы о Платошкине, госпереворотах и неписаных правилах американских выборов.

Хронометраж:
00:00 — За что «мир» любит Трампа
11:40 — Почему Трамп – не Че Гевара
16:17 — Кто управляет американским шоу «Выборы президента»
27:04 — Про Платошкина
31:17 — Кому позволены госперевороты
37:02 — Про неписаные правила американских выборов

Скачать аудио

Текстовая версия:

Источник: «Комсомольская правда»


В. Ворсобин:

— Здравствуйте, Николай!

Н. Стариков:

— Здравствуйте!

В. Ворсобин:

— Ну, что ж… Россия разделилась на два лагеря. Часть сочувствует протестующим, которые захватили… Этим рогатым чудовищам, которые захватили Капитолий в США. А часть стоят за Трампа. Николай, за кого вы?

Н. Стариков:

— Думаю, что большая часть смотрит на это, как на мыльную оперу какую-то. Люди с рогами, люди без рогов что-то захватили. Самое главное, что мы видим двойные стандарты.

Действительно, в нашей стране есть определенное количество людей, которые симпатизируют Дональду Трампу. Есть люди, которые симпатизировали до этого Хилари Клинтон, а сейчас Байдену. В основном это люди либеральных взглядов.

А есть ли между ними разница? Очень многие политологи на протяжении нескольких месяцев, простите за мой русский, пудрили мозги большому количеству людей, рассказывая, что у Трампа есть хитрый план, что сейчас все изменится. И вопрос, который был ясен ещё в ноябре о том, что принято решение о том, что президентом станет не Трамп, вот многие на этом пытались поднять свою популярность, привлечь внимание аудитории. Надеюсь, что им сейчас стыдно.

Давайте подойдем аналитически к решению этого вопроса. Для того, чтобы кому-то симпатизировать, мы должны причину этого… Мы с вами взрослые мужчины. Девушке мы можем симпатизировать за то, что она красивая, умная. А для того, чтобы мужик за 70 получил наши симпатии? Он же должен нас чем-то другим привлекать. Согласны?

В. Ворсобин:

— Ну, да. Я слежу за вашей мыслью, куда она заведет.

Н. Стариков:

— Затаив дыхание следите, не перебиваете.

Итак, давайте разберем политику Трампа. Он президент США, самый могущественный политик мира, как думали совсем недавно. Итак, берем политику Трампа внешнюю. Что там такого, что могло бы вызвать симпатии патриота России? Нет, либерал, который считает, что в США все замечательно, значит, всегда надо быть за США, это отдельная история, может, медицинская.

Смотрим. При Трампе продолжалась поддержка США русофобского режима на Украине, русофобские режимы в Прибалтике поддерживались точно так же. «Северному потоку-2» ставили многочисленные препоны и продолжают ставить, что становилось темой наших с вами передач.

Дальше. Бомбили Сирию, стреляли в Сирии, поддерживали террористов в Сирии. Убили иранского государственного деятеля почти год назад. Все это было при Трампе. И вопрос: что здесь может вызвать хотя бы долю симпатии? Санкции, которые вводят против нас? Можно, конечно, вместо серьезной передачи сделать юмористическую, говорить, что чем больше санкций вводит США, тем лучше нашей экономике. Но если бы так было, они бы санкции не вводили. Конечно, санкции вредят.

Вопрос. Во внешней политике Трампа мы с вами, патриоты России, чему можем симпатизировать? Ответ – ничему.

Переходим дальше.

В. Ворсобин:

— Николай, прерву ваш монолог. Да, возможно. Но сразу два вопроса. Почему такие большие симпатии к Трампу? Их больше, чем к Байдену в России, кстати, и в элите тоже. Я так чувствую, если взять наши информационные агентства, посмотреть наш пропагандистский телеящик, то там даже в сюжетах видны пристрастия, скорее, к Трампу, чем к Байдену.

Вы все время говорите, что он хорошего нам сделал? Может, Трамп, точнее, Байден сделает намного хуже? И нужно выбрать меньшее из зол.

Н. Стариков:

— Владимир, вы опытный журналист. Сначала вопрос задаете, потом сами на него отвечаете. Прошу предоставить это право мне.

Итак, почему есть симпатии. Часть нашего народа традиционно воспитана в таком монархическом, если хотите, духе. Она увидела в Трампе некоего лидера Америки, который пришел и сейчас разгонит всех этих финансовых спекулянтов. Мужик сказал – мужик сделал!

Кстати, если о внешней политике Трампа, вспомнил, он, действительно, что-то обещал и делал это. Вот он обещал признать Иерусалим столицей Израиля и признал, чего до него не делали другие. Но насколько это укрепляет мир на Ближнем Востоке? Я оставлю это за рамками нашей сегодняшней программы.

Итак, СМИ накачали любовь к Трампу – это первое. Каждый день мы видим и слышим Трампа. Некоторые в него влюбляются, так сказать. Те, кто не очень внимательно следит за тем, что там происходит.

Я предлагаю, давайте разберем все, что он делал. Давайте разберем экономику. Может, Трамп за простой народ? Он вот за рядовых американцев волнуется! И поэтому хочет остановить миграцию, хотел. Кстати, ничего не получилось, в итоге. Посмотрим, что он делал. Он во время ковидной эпидемии подписал программу раздачи американцам с определенным доходом и с определенными налогами по 600 долларов. Включил печатный станок, увеличил государственный долг США на очень большие суммы.

Что делает Байден? Сегодня читаю его твит. 600 долларов? – пишет Байден. Мало! Потому что надо давать 2 тысячи долларов! Вопрос: в чем разница в экономической политике Байдена и Трампа? Один раздавал деньги, созданные из воздуха вертолетные, второй раздает из воздуха вертолетные. Риторика Трампа строилась во многом на том, что демократы, которые против него, они якобы социалисты. А он такой капиталистический капиталист. Вопрос: в России, в которой традиции солидарной экономики, общественности, где чувствуется огромный запрос на повышение уровня социальной справедливости, Трамп чем здесь должен быть симпатичен? Если выключить СМИ, мне кажется, ничем. Уменьшает налоги для богатых, дает, как он говорит, шанс корпорациям развиваться и так далее. Даже в этой парадигме меньше – больше социальной справедливости, извините, Трамп – это капиталистический капиталист.

В. Ворсобин:

— Поэтому Байдена и обвиняет в поклонении Марксу и то, что он левый.

Н. Стариков:

— Это глупости!

В. Ворсобин:

— Кстати, это совпадает с вашими убеждениями, Николай. Вы, получается, заядлый байденист.

Н. Стариков:

— Я – заядлый российский патриот.

В. Ворсобин:

— Можно поставить запятую.

Н. Стариков:

— Нет, знаете, как говорили? Не читайте на ночь большевистских газет, но вот говорили немного по-другому. Вот вы прочитали, вдруг решили, что Байден чуть ли не марксист. Нет, это такой же капталистический капталист. Я вам на протяжении года во всех программах доказывал, что никакой разницы между двумя противоборствующими партиями США, по сути, нет. И нет разницы между двумя этими президентами.

Мы не разобрали ещё третью ипостась Трампа. Может, он был борец? Знаете, некоторые политологи подают: он боролся с системой. Он с глубинным государством хотел бороться! Он хотел изменить все! Вопрос: было ли это? Не было. На том уровне, на котором все это подается, не было. Просто несколько процентов наших с вами сограждан жили весь срок Трампа в параллельной реальности, в которой сам Трамп, кстати, не жил. И отсюда у них сейчас горькие разочарования.

В. Ворсобин:

— Я почти со всем согласен, только меня интересует: а зачем это все? Вы хотите сказать, что мы Трампа должны подзабыть? И теперь ориентироваться на Байдена? Или Москва будет отношения каким-то образом стимулировать с Байденом, чтобы получить от него какие-то послабления санкций? И как объяснить в этом случае штурм Капитолия? И какие уроки Россия должна отсюда вынести?

Н. Стариков:

— Итак, давайте закончу с Трампом. Трамп – это честолюбивый политик, который стал президентом. И очень захотел быть президентом ещё раз. Он себя очень высоко оценивает. Я даже могу согласиться с тем, что, возможно, он даже и выиграл американские выборы. Судя по тому, как он прямо напролом пошел дальше, что-то ему диктовало это проломность.

В. Ворсобин:

— Может, он просто сумасшедший? Как вариант.

Н. Стариков:

— Это объяснение, которым хотят прикрыть закулисную политику. Нет. Он просто закусил удила. И сказал: а я считаю, что я выиграл. Обратите внимание, по мере того, как он сопротивлялся итогам выборов, от него отпадали сначала сторонники, потом отпала часть республиканской партии, потом ещё большая часть республиканской партии, потом вся республиканская партия. В итоге, он остался один.

В. Ворсобин:

— Да, даже вице-президент его предал.

Н. Стариков:

— Не предали. Потому что он нарушил неписанные правила американской политики, о которых мы с вами сейчас поговорим.

В. Ворсобин:

— Николай, хочется услышать по поводу России, что нам с этого?

Н. Стариков:

— Россия – это самое главное, о чем мы с вами говорим. Но мы должны к выводам для нас подойти во всеоружии понимания того, что произошло.

В. Ворсобин:

— Николай, я не очень себе представляю подобную передачу в США, в которой целый час, а весь телевизор этим забил, обсуждала дела иностранного государства так плотно. И так подробно.

Н. Стариков:

— Это не правда.

В. Ворсобин:

— Это зависть? Может, это наша провинциальность? Мы смотрим на Америку, ненавидим ее, не любим, но смотрим с придыханием. И мы смотрим бесконечный сериал, где мы не главные герои.

Н. Стариков:

— Приведем пример спортивный. Канадцы изобрели хоккей. Является ли провинциальностью то, что наши тренеры, хоккеисты изучали опыт канадского хоккея для того, чтобы начать играть сначала так же, как они, потом лучше, а потом их обыгрывать? О том, что в хоккейных журналах будут писать очень много о Канаде, мало о Польше и совсем ничего об Эстонии, говорит ли это о том, что мы как-то канадоцентричны? Нет. Просто есть те, кто чемпионы в каком-то виде спорта.

Вот американцы – они чемпионы в мировой политике. Давайте у них учиться. И внимательно анализировать то, что у них происходит.

То, что сейчас происходит, там выводы для нас вполне себе конкретные, но нужно это понять. Итак, Трамп – кандидат немного специфический даже для республиканской партии. Но абсолютно укладывающийся в рамки американской внешней и внутренней политики. Он оказался огромным эгоистом и себялюбцем. Он не Че Гавара. Вот те, кто его рисует борцом за мировую справедливость, те просто отказываются от фактов, не хотят смотреть правде в лицо. Он на определенном моменте сказал: а я не уйду, хотя ему это говорили и его однопартийцы, и не его.

В Америке в чем правила игры? Происходят выборы. Дальше кто-то говорит (назовем их владельцами мировых денег) кто победил в этой схватке. Можно подавать иски, идти в суд. Но нельзя делать двух вещей: ставить под сомнение легитимность выборов и их итогов. И призывать народ выходить на улицы. Все остальное делать можно. Поэтому Трамп вышел сначала и сказал: я не согласен, я считаю, что у меня украли победу. Это уже не хорошо. Но ещё на грани. Пожалуйста, подал 60 исков – ничего не выиграл. И здесь бы остановиться. И ему уже республиканцы говорят – нельзя это делать. И в республиканской партии начинается раскол.

Один факт. В Капитолии, к которому призвал прийти американцев Трамп, там должна была пройти процедура утверждения выборов. И всего 11 из 52 республиканцев-сенаторов согласились там задавать вопросы, что является самой процедурой. Вот утверждаются результаты в каком-то штате, надо задавать вопросы, говорить: а я вот сомневаюсь, а вот у меня есть факты. 52 человека – большинство, а только 11 согласились что-то делать! 80% партийных лидеров от него сразу отказались!

Дальше по мере наращивания несогласия с итогами выборов он просто выпадал из американской политической системы. И дальше устроили показательную порку. Поймали его на этом призыве, отправили туда часть провокаторов, которая вошла в Капитолий, разгромила его, создала нужную картинку. Обязательно при этом должны быть жертвы. Это цветные технологии, поэтому трупы манифестирующих – главная задача тех, кто организует эти беспорядки. Трупы получились? Все. Трамп – политический труп. Он прокаженный в американской политической системе.

Еще раз. Не потому, что он за бедных. Не потому, что он за социальную справедливость. Не потому, что хочет дружить с коммунистическим Китаем. А потому, что он вышел за рамки американских политических флажков. Все! Его должны политически пристрелить. Вот Кеннеди пристрелили в буквальном смысле слова, потому что до выборов было ждать невозможно, а Трампа пристрелили политически. Его карьеры политическая закончена.

В. Ворсобин:

— Я так понимаю, что есть глубинное американское государство, которое планирует подобные эксцессы, как это было при Капитолии, это они послали народ, подставили Трампа, утопили Трампа во время выборов. И они подделали голосование, они не дали пересчитать. И вот это все было организовано для того, чтобы свергнуть президента. Я сейчас правильно суммирую ваше утверждение?

Н. Стариков:

— Процентов на пятнадцать. Итак, в Америке происходит некое шоу под названием «выборы». В итоге некие силы, находящиеся за кулисами, давайте назовем их владельцами федеральной резервной системы, мировыми банкирами – как угодно, назначают кого-то американским президентом. Другая сторона должна для сохранения лица подать иски, но обязательно согласиться с этим итогом.

В. Ворсобин:

— Получается, выборов нет? Назначение президента? Выборов в Америке нет?

Н. Стариков:

— Почему? Выборы, как процедуры, существуют.

В. Ворсобин:

— Ну, формальность.

Н. Стариков:

— Как там считают голоса, мы с вами… Нет, почему? Может, входят. Может, они хотели Трампа, но увидели, что он потерял адекватность в ходе избирательной кампании.

Вот честно говоря, нам с вами это совсем не интересно. А теперь мы переходим к России. То, что самого могущественного политика мира можно отключить от жизни фактически, от социальных сетей, от всего просто по щелчку пальцев! И при этом непонятно, кто это делает.

Давайте представим ситуацию. Отмотали на год назад. Выборы ещё не начались. Дональд Трамп – президент – что-то написал в Твиттере. И вдруг Твиттер говорит: слушайте, да мы забаним вас! Нам плевать, что у вас 50 миллионов подписчиков. Нам не нравится, что вы пишете. Почему они этого раньше не делали? Потому что была непонятна реакция. Слушайте, президент США! Как вы его отключили! Что, вы можете любого отключить? Так, значит, вы тоталитаристы в Твиттере? Где же ваша демократия?

Должна начаться война, травля, должен пройти сигнал, что именно сейчас можно и даже нужно отключить.

В. Ворсобин:

— А разве штурм Капитолия не является достаточным сигналом для всего общества, что Трамп просто психически неуравновешен?

Н. Стариков:

— Трамп не призывал штурмовать – это первое. Второе…

В. Ворсобин:

— После его митинга они пошли.

Н. Стариков:

— Вы же – либералы, нам всегда говорили, что должны быть какие-то решения судов. Его кто-то признал невменяемым, это первое. Второе. Есть какое-то законодательство, где написано, что невменяемым надо немедленно отключать социальные сети? Нет такого законодательства.

В. Ворсобин:

— Вообще, спорная история с Твиттером. Я сам не согласен, кстати, с отключением Трампа.

Н. Стариков:

— Одна команда прошла – отключить. И здесь вы так ехидно говорили: а что вот там, есть какая-то сила? Вот есть президент США. И есть какая-то сила, которая может за сутки просто посоветовать, порекомендовать, заставить отключить его от всех социальных сетей. И как только политики видят, что это происходит (имею в виду его ближайшее окружение), его бросают уже все. Потому что против этой силы идти, у тебя не просто политическая карьера закончится, тебя просто посадят.

Сейчас вопрос стоит так: посадят Дональда Трампа или нет? Если бы он в ноябре признал итоги выборов, стоял бы вопрос: будет ли он кандидатом на следующих выборов от республиканцев? В декабре стоял вопрос так: сохранит ли он лицо и репутацию? Будет ли он рукопожатен? И вот чем дальше он шел против системы, тем меньше у него было шансов. Повторю, он шел не за народ. Не за страдающих американцев, не за голодных детей Африки. А из-за своего эго. Вот в чем суть того, что там происходило.

Сегодня происходит публичная порка. Делают урок для всех.

В. Ворсобин:

— А кто производит эту порку? Не кажется ли вам, что общество, разозленное поруганием символов?.. И есть шутка, которая сейчас ходит в российских соцсетях: что лучше: чтобы Твиттер заблокировал президента или президент заблокировал Твиттер. То есть, какая система государственного устройства вам ближе?

Н. Стариков:

— Владимир, хитрый вы вопрос задали. А я читаю, что нам пишут слушатели: выборы в России в 2021 году — важность СМИ надо учитывать.

Владимир, в США построена система, где Твиттер может заблокировать президента. И эту свою систему они распространили за весь мир. Но нигде нет такой системы на сегодняшний момент, где президент может заблокировать Твиттер.

В. Ворсобин:

— Китай! КНДР!

Н. Стариков:

— Нет. Если вы хотите сказать, что в Китае нет западных социальных сетей, то вы лукавите. В КНДР мне ситуация менее знакома.

В. Ворсобин:

— Там есть государственные социальные сети, да. Она, по сути, там одна. Если вы знаете другие иностранные социальные сети, которые распространены в Китае, просветите. Хочу это знать.

Н. Стариков:

— Я хочу вывод первый сказать, который необходим для российский жизни – это обязательный контроль над информационной сферой. Если информационную сферу контролирует кто-то, как в США, он может убедить общественность в чем угодно. Это, кстати, понимает и Турция, которая приняла закон о контроле над СМИ.

В. Ворсобин:

— Поэтому Эрдоган и Трамп были бы сейчас руководителями США при всех их психических и психологических особенностях.

Николай, примем звонки?

Н. Стариков:

— Да, конечно.

Владимир, г. Москва:

— Здравствуйте. С новым годом вас, господа!

Н. Стариков:

— Но только товарищи, с вашего позволения, если можно, да?

Владимир:

— Николай, смотрите, вот Америка существует там 200 лет с лишним. А Россия существует тысячелетия. Вот нужно ли было нам, России, когда получился этот самый распад Союза, совать голову в эту Америку, в этот доллар, для того, чтобы они потом нами управляли? Вот сейчас избрали всемирного президента… кого захочет, того и…

Н. Стариков:

— Ну, собственно говоря, распад Советского Союза, уничтожение Советского Союза проводилось в интересах Соединенных Штатов Америки, как наиболее сильного государства, которое противостояло Советскому Союзу и Варшавскому договору. Поэтому что вас в этом смысле удивляет? Дальше, смотрите, как проводилась приватизация. Американцы создают деньги из воздуха, американская элита, там какие-то фонды, обладают этими фондами. Для того, чтобы скупить народное достояние Советского Союза, что нужно сделать? Нужно опустить курс российского рубля ниже плинтуса. И тогда вы на один американский доллар сможете купить огромное количество народного достояния. Что и было сделано. Сначала запустили инфляцию, потом несколько раз роняли курс, и только после этого начали приватизацию. В итоге покупали за бесценок наши заводы и так далее. Эта схема высасывания, поглощения, пожирания определенных территорий. Сегодняшняя проблема американской экономики, да и мировой, связана с тем, что выжирать больше некого, простите, что я такие слова использую, — но они именно так это делают. Осталось теперь ещё раз попытаться им сожрать Китай и еще раз сожрать Россию — больше некого. Закончился земной шар. Их система дошла до своих пределов, и начинает буксовать. Для нас из сегодняшней ситуации, и из распада Советского Союза вывод только один. Не существует добрых дядей и тетей, которые за нас думают что-то или хотят нам что-то хорошего. Если кто-то из-за границы хочет к нам прийти, то только для того, чтобы что-то у нас забрать. В обычной жизни нам это понятно. Есть наши друзья, но мы ж не снимаем наши двери и не держим двери открытыми. Нам понятно, что к нам, скорее всего, придут с какими-то нехорошими намерениями. Надо не то чтобы закрываться, но надо понимать, что извне ничего хорошего — я не беру сейчас технологии, искусство, науку — все это другое, ничего хорошего не придет к нам оттуда. Нам объяснили, что мы неправильно живем, что все хорошее находится там, вот и произошло то, что произошло. Единственное, что хорошее сделал Трамп. Вот давайте все-таки правду скажем. Единственное, что он сделал хорошего, невольно это сделал, не ради нас, не ради американского народа, — он остатки какого-то грима с вот этой бесчеловечной, абсолютно тоталитарной, если хотите, фашистской системы, сбросил. Если американского президента втаптывают в грязь за считанные часы, отключают от всех соцсетей, от него все шарахаются как от прокаженного, хотя он ничего не сделал, кроме того, что делать в Америке нельзя — сказать, что выборы нелегитимные — вот в чем его преступление!

В. Ворсобин:

— Николай, вы очень хорошо клеймите запад, а вот вопрос такой. Чья команда прошла по отключению Николая Платошкина от политической жизни страны? Вы говорите про Твиттер, вы говорите про то, что фашистское государство, которое душит свободу. У нас очень много людей за свои слова закрыты или под домашний арест, или просто арест и т.д. Выйти на улицу с транспарантом — это считается очень тяжелым преступлением. Чем мы-то от них отличаемся? Пожалуйста, про Платошкина — кстати, это лично моя боль. Потому что я с ним не согласен, но человеку просто заткнули рот. Вот хуже Трампа, как говорится. Потому что о Трампе хотя бы беспокоятся… а о Платошкине не говорит никто. Человека просто закрыли за его мнение.

Н. Стариков:

— Ну, во-первых, говорят. Я, когда захожу в свой аккаунт на Ютубе, мне каждый день предлагается посмотреть ролики, рассказывающие о Платошкине или ролики Платошкина. Я тоже сначала удивился — думаю, что, если человек сидит под арестом, то… Ничего подобного, зайдите на Ютуб… там почти ежедневно выходят ролики, где он дает интервью, сидя под домашним арестом, он присутствует в информационном поле. Статьи я вижу. Яндекс-Дзен каждый день практически выбрасывает мне, потому что я интересуюсь, что происходит с Платошкиным, ежедневно выходят статьи, рассказывающие о Платошкине или от его лица комментирующие какие-то вещи. Так что он ни от каких социальных сетей не отключен. Это первое.

Второе. Что с ним происходит? Ну, есть много вопросов. Если есть к нему серьезные претензии, а, я так понимаю, домашний арест и продлевание его это все-таки серьезные претензии со стороны следствия, то мне непонятно, почему следствие идет так долго? Уже надо бы в суде либо оправдать Платошкина, либо подтвердить те опасения, которые есть, потому что его арестовали. Почему такая долгая история, мне непонятно.

В. Ворсобин:

— Николай, по сути, ему такие же обвинения, как и Трампу. Он высказывал свои мысли, призывал бороться, бастовать против несправедливости… вот к Трампу сейчас такое же, сейчас ему импичмент грозит…

Н. Стариков:

— Подождите, против Платошкина возбуждено уголовное дело. Это одно. Против Трампа никто уголовных дел не возбуждал и возбуждать их не будет. Тут один из читателей нам пишет — «Прошу уточнить, куда посадят Трампа — в дурку, в тюрьму или на кол? » То есть, чем закончится. Я думаю, что с Дональдом Трампом ничего в этом смысле не будет. Конечно, никаких дурок не будет, разговоры про психическое это эмоции, никто этого делать не будет, думаю, что не будет и процедуры импичмента. Его просто уничтожат, как величину. Ну, представьте, что для него было главное? Для него было главное — ещё раз стать президентом. Его политическую карьеру просто перечеркнули. Теперь в Америке с ним за руку здороваться политическая элита перестанет. Ну, кем он будет? Ну, бизнесменом каким-нибудь. Но он-то не хотел быть им. Так что сделают все то, что идет вразрез с его личными интересами. Что касается Платошкина, я очень рассчитываю, что, как можно скорее пройдет судебное заседание, где в этой истории будет поставлена точка.

В. Ворсобин:

— Наш слушатель пишет — «Платошкин перестал критиковать Путина, поэтому разрешают». Не знаю, я давно не смотрел… вам виднее, Николай.

Юрий, г. Новосибирск:

— Добрый день, уважаемые товарищи! С новым годом я вас поздравляю. Слушаю постоянно радио «Комсомольская правда» и читаю газету. Короткий вопрос Ворсобину. Я во многом с вами согласен, вот когда вы критикуете, сколько у нас проблем в стране и т.д. Но в частности по ситуации в ближайших странах, где там народ идет против власти, туда-сюда… отчасти они правильно идут, отчасти не очень… а почему же тогда вам не нравится, что в Америке стали возмущаться такой ситуацией? Как-то очень странно. И другие демократы, которые в разных СМИ они про это вообще ничего не говорят. И ещё хотел сказать. У вас в «Комсомолке» люди разных взглядов, и многие с вами не согласны. Как вы там работаете? Если вы спорите со всеми, нервничаете? Может, вам лучше уйти на «Эхо Москвы»?

Н. Стариков:

— Владимир, давайте я отвечу на этот вопрос. Уважаемые коллеги, на «Комсомольской правде» есть разные ведущие. Со мной в программе были всякие замечательные люди. У Владимира Ворсобина есть определенные взгляды, вот он такой, и мне кажется, что в столкновении взглядов, в обсуждении проблемы с различных точек зрения во многом и есть интерес той программы, которую вы, как мы понимаем из ваших комментариев и звонков, слушаете. Поэтому Владимир Ворсобин такой, пусть он работает там, где он работает, и вопрос его трудоустройства — это вопрос его руководства.

В. Ворсобин:

— Николай, я просто хочу сказать, что совершенно не согласен с тем, что Трампа заблокировал Твиттер. Я считаю, это ужасная вещь. И то, что Америка подает пример… какими бы благими соображениями это ни продвигалось, это шаг к диктатуре, информационной диктатуре… вообще, конечно, диктатура, которую начинает Твиттер, это страшная вещь. Поэтому я сейчас немножко опрокину ваши представления о том, что я автоматически одобряю то, что делается в США… но когда толпа захватывает административное здание, где бы то ни было — в Бишкеке, в Киеве, в Беларуси — я всегда считаю, что это преступление.

Н. Стариков:

— Это недопустимо, это безобразие.

В. Ворсобин:

— Да, как бы потом это ни обелялось победившими. Представляете, как бывает — что, когда победили — тогда революция. А когда проиграли — тогда это был бунт и преступление. Я в любом случае считаю, что то, что произошло в США, это нужно наказывать, потому что безнаказанным преступление не может быть…

Н. Стариков:

— Владимир, а то, что произошло в Киеве, надо наказывать?

В. Ворсобин:

— Николай, считаю, что да…

Н. Стариков:

— Владимир, то есть, если за захват государственных зданий в Вашингтоне должны ответить, то в Киеве тоже должны ответить?

В. Ворсобин:

— Ретроспективно конечно. Они уже и отвечают. Украинцы отвечают и они сами все понимают. Но смотрите в чем дело. Есть такое в Уголовном кодексе понятие. Ну, там нет такого, что пишут — обоюдка, да. Но, когда одни фальсифицируют выборы, а другие идут на штурм, они оба преступники. И те, и другие.

Н. Стариков:

— Это вы сейчас про США говорите?

В. Ворсобин:

— Это я говорю про наше СНГ. Вы знаете, когда одни фальсифицируют, а других потом ловят будто бы за насилие над правоохранительными органами. И то, и то преступление. Просто надо понимать, откуда что идет. И хорошо бы вообще в идеале, когда случилась вот революция, чтобы были суды над теми, кто допустил бесчинства в правоохранительных органах или президента и т.д. … и тех, кто сделал это преступление революцией.

Н. Стариков:

— Подождите, такие суды были. Над «Беркутом», пытались Януковича судить. Но над теми, кто убивал полицейских, кто сжигал их коктейлем Молотова, кто убивал людей, кто разгромил офис партии регионов, никаких судов не было. Почему? Потому что победившая, как вы называете революция, а на самом деле государственный переворот на американские, кстати, деньги немедленно приняли амнистию. Причем, по самым тяжелым статьям. Знали за что. Там не только убийства, изнасилования и т.д. Там государственный захват власти, узурпация власти, государственный переворот… в общем, статьи, как говорится, расстрельные, самые тяжелые. Они немедленно приняли амнистию. Поэтому вы говорите о добрых пожеланиях, в жизни такого не бывает.

В. Ворсобин:

— К сожалению, да.

Н. Стариков:

— Значит, ваша позиция понятна…

Владислав, г. Москва:

— Здравствуйте. Достоверность так называемых выборов в так называемых демократических странах не выдерживает никакой критики… Кто-то с помощью недостоверности перехватывает власть, кто-то с помощью недостоверности и фальсификации увеличивает свой процент, как в Беларуси, например. А кто-то может это использовать просто для преследования, или для переворота. И вопрос мой следующий. Вот вы говорите, что надо в суды обращаться, дальше действовать бесполезно, иначе это уже переворот… Скажите, а назовите мне хоть одну так называемую демократическую страну, где бы в результате судебных или каких-то других разбирательств, то есть, не выводя людей на улицы, признали бы выборы недействительными и произвели бы перевыборы, когда речь идет именно о федеральных выборах.

Н. Стариков:

— Прекрасный вопрос! Ну, вы, наверное, подключились не с самой первой минуты нашей программы, потому что мы говорили о неписанных правилах американских и вообще в целом западных выборов. Это значит легитимность выборов под сомнение ставить нельзя. Кто на это покушается, будет растоптан и уничтожен, как Трамп. Все. Назначены победитель и надо с этим согласиться. Другого варианта в западной системе нет.

В. Ворсобин:

— Подождите, были пересчеты голосов. Причем, в некоторых штатах пересчитали раз пять эти голоса.

Н. Стариков:

— Прекрасно, они на итог повлияли?

В. Ворсобин:

— Нет. Более того, там даже не нашли фальсификаций.

Н. Стариков:

— Вот я вам ещё раз говорю — считать можно, иски подавать можно, требовать пересчета можно, нельзя выходить и говорить, что у меня украли победу, выборы сфальсифицированы. Вот чего нельзя делать. Вот в чем преступление Трампа перед западной элитой.

В. Ворсобин:

— Подождите, давайте по-человечески. Обвиняют в том, что фальсифицированы выборы. Вот часто у нас как бывает? Никто не хочет пересчитывать. В Америке в одних штатах пересчитали три-четыре раза. Республиканцы говорили — вы сфальсифицировали выборы. О кей, мы пересчитаем. Раз пересчитали, два пересчитали, дошли до бабушек, которые бросали подозрительные бюллетени, спросили — вы голосовали?.. Вы можете себе представить такую проверку у нас в стране? Я такого не представляю! В США прошли эту проверку. Они протестировали свою избирательную систему.

Н. Стариков:

— Вы очень наивный мужчина, Владимир! Все очень просто. Разрешили пересчитать в тех штатах, в которых итог не повлияет на общую ситуацию. Трамп подал 60 исков. Вы думаете, он просил 60 раз пересчитать в одном штате? Он просил пересчитать в большом количестве штатов, чтобы в итоге получить нужное количество выборщиков, и ему там везде отказали. По суду отказали. Не надо говорить, что везде пересчитывали. Да, в одном дали просчитать… хоть десять раз считайте… это не влияет на итог. Нельзя ставить легитимность западных выборов под сомнение — вот в чем преступление Трампа! И если он пошел дальше, тогда его уже и…

В. Ворсобин:

— Николай, представьте себе президентские выборы в России. Демонстрации, говорят, что все сфальсифицировали и т.д. Хорошо, сказал наш ЦИК, мы пересчитаем в одном из регионов. Вы можете представить себе, что, если у нас фальсифицируют, то в одном регионе — да, а в другом — нет? Нет. Обычно, когда это происходит из вашего, как вы говорите, потайного государства…

Н. Стариков:

— Владимир, вот вы сейчас обвиняете голословно. Вы говорили про Белоруссию… вот в ленте пишут — вы можете доказать сфальсифицированность выборов в Беларуси? Доказать можете? Не можете. Успокойтесь.

В. Ворсобин:

— Это контрольная закупка. Если в одном из регионов не нашли фальсификаций…

Н.Стариков:

— Контрольная закупка — это программа на телевизоре, а мы говорим о серьезных вещах! Не можете доказать — успокойтесь! Вот Дональд Трамп не мог доказать, суд его поставил на место. Он не согласился с этими итогами, его американская закулиса политическая растоптала и уничтожила! Вывод для России не в этом. Вывод для России мы должны с вами сказать, первое — контроль над информационной средой своей. И второе — ещё более важное — честные выборы, чтобы в Госдуму пришло очередное поколение политиков и политических сил. Вот главный залог устойчивости политической системы России.

В. Ворсобин:

— Как вы проконтролируете честность выборов? Каким образом вы это сделали?

Н. Стариков:

— У нас будут наблюдатели. И если вы будете за нас голосовать, тогда все будет хорошо.

В. Ворсобин:

— Ну, если у вас будут наблюдатели, то беспокоиться не о чем. Николай Стариков, Владимир Ворсобин — услышимся через неделю!

P.S. Предыдущие выпуски программы:

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

Понравился материал? Поделитесь им в соц.сетях!

Подпишитесь на рассылку

Один раз в день Вам на почту будут приходить материалы Николая Старикова, достойные внимания. Можно отписаться в любой момент.

Отправляя форму, Вы даёте согласие на обработку и хранениe персональных данных (адреса электронной почты) в полном соответствии с №152-ФЗ «О персональных данных».

Новые видео

Комментарии

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: