Судья Арановский, Февраль 1917, Турция против Сирии

20.02.2020

В новом выпуске авторской программы «По сути дела» вместе с коллегой Ворсобиным обсуждали яркие политические темы последних дней, а именно — антисоветские высказывания судьи КС Арановского, а также ситуацию, которая обострила отношения России и Турции.

Хронометраж:
00:14 — Почему Арановский назвал СССР незаконно созданным государством
04:48 — О февральском перевороте 1917 года
08:54 — О «законно созданных» государствах
23:00 — Об угрозах российскому послу в Турции
26.59 — Может ли Турция быть союзником России

Николай Стариков: судья Арановский, Февраль 1917, Турция против Сирии

Скачать аудио

Источник: Комсомольская правда


Стариков: «Представьте себе американского судью, который говорит, что США нарушили присягу Георгу III»

В. Ворсобин:

— У микрофона Владимир Ворсобин и Николай Стариков.

Н. Стариков:

— Добрый день.

В. Ворсобин:

— Сегодня первой темой у нас будет заявление судьи Конституционного суда Константина Арановского о том, что Российская Федерация не должна считаться правопреемником «репрессивно-террористических деяний советской власти». И назвал Советский Союз незаконно созданным государством. «Идеализировать российскую государственность необязательно. Но и вязать её с правопреемством с тоталитарным режимом нет оснований. Российское государство учреждено не в продолжение коммунистической власть, а в реконструкции суверенной государственности с её возрождением на конституционных началах; оно воссоздано против тоталитарного режима и вместо него». Николай, как вам это все?

Н. Стариков:

— Мне кажется, хватит цитат. Вы знаете, каждый раз, когда я слышу подобные вещи, я удивляюсь. Но здесь удивлению, думаю, не только моему, но всех здравомыслящих людей просто нет предела. Перед нами, такое впечатление, что текст из «Архипелага ГУЛАГ». Согласитесь, что-то такое прямо эмоциональное. Советский Союз называется незаконно созданным государством. Мы сейчас отдельно поговорим, где эти самые законно созданные государства. И это пишет не просто юрист, не просто начинающий, а судья Конституционного суда. Тут, как говорится, остается только развести руками.

У меня сразу возник вопрос: а откуда же таких берут? И я просто полез в интернет, посмотрел, выяснил, что Константин Викторович Арановский — судья Конституционного суда, 55 лет ему. Очень интересно его место рождения. Характерно и удивительно, что он не совсем понимает последствия для его малой родины, если вот эта логика, которую он описал в таком солженицынском стиле, будет дальше торжествовать. Он родился на Сахалине. В Южном Сахалине, в той части, которая до 1945 года с 1906 года была оккупирована Японией.

Если Советский Союз — незаконно созданное государство, если там были террористически-репрессивные деяния, из этого следует логика, которую нам все время навязывают наши западные партнеры. Значит, надо не только каяться, и об этом Арановский пишет, но и возвращать. То есть, иными словами, если следовать до упора в той логике, которую он нам навязывает, мы должны отдать кусок нашей территории, неотъемлемую часть Российской Федерации, где он родился, — Японии. Вот как это может в голове юриста помещаться? Как он может этого не понимать? Я удивлен.

И в заключение темы откуда они такие берутся, хочу сказать, что он учился в аспирантуре с Дмитрием Анатольевичем Медведевым. И в 2010 году Дмитрий Анатольевич назначил его судьей Конституционного суда. Так что вопрос, откуда они такие берутся, я думаю, уважаемые радиослушатели теперь для себя выяснили. Буду вам крайне признателен, если вы выскажете ещё и свое отношение к тому, что сказал господин Арановский.

В. Ворсобин:

— Давайте послушаем члена Совета общества «Двуглавый орел» Андрей Афанасьева. Он прокомментирует эти слова Константина Арановского с юридической точки зрения. Дичь это юридическая или не дичь.

А. Афанасьев:

— Если отбросить эмоции и посмотреть на историю нашей страны в ХХ веке исключительно с позиции права, то, безусловно, режим, пришедший к власти после Февральского и Октябрьского переворотов, был незаконным. По одной простой причине — потому что был совершен двойной государственный переворот. Соответственно, то, что единственным легальным государством, правопреемником которого мы должны являться, это Российская империя, — это безусловный факт. Что до Советского Союза, то, на мой взгляд, тут нужно подходить трезво, с рассуждением, отсеивать зерна от плевел. Говорить о каких-то хороших эпизодах как о хороших, о плохих — как о плохих. Но в целом, безусловно, правовая оценка событий февраля-октября 1917 года — это необходимое условие для дальнейшего развития нашего общества, нашего государства. Просто для честной жизни. Нужно самим себе честно признаться, что тогда произошло, что натворили наши предки и к чему это в итоге привело.

В. Ворсобин:

— Андрей Афанасьев смотрит на это с точки зрения юридической. Здесь идет ссылка на то, что перевороты в феврале и в октябре были, мягко говоря, неконституционные и незаконные. Если бы такие перевороты случились сейчас, вы бы первый, Николай, говорили о том, что это нелегитимно. Почему сейчас, по прошествии некоторого времени, мы не можем наконец-то признать, что то государство в 1917 году, которое потом называлось Советский Союз, все-таки начиналось нелегитимно, поэтому права его поражены, по мнению судьи Конституционного суда?

Н. Стариков:

— Потому что в любых оценках, особенно юридических, политических, исторических, нужно исходить из интересов государства сегодняшнего. Вот зачем нам сейчас отказываться от части нашей истории, которая наполнена, да, проблемами… Но победы. Величайшая победа во второй мировой войне. Зачем нам от этого отказываться?

В. Ворсобин:

— А никто не предлагает. Это юридический вопрос.

Н. Стариков:

— Это происходит автоматически. Как только вы называете сами себя террористически-репрессивными, хоть даже в прошлом, вы ставите себе сегодня подножку. Поэтому правильная позиция очень простая. Да, в феврале 1917-го прошел государственный переворот. Кто с этим спорит? Никто не спорит. Конечно, он был незаконным. За исключением либералов, пожалуй, никто не скажет, что давление на царя и государственный переворот — это правильно и хорошо.

Октябрьский переворот — он уже следствие февральского. Да, это все произошло. После этого в 1922 году было создано государство под названием Советский Союз. Это очень хорошо. В 1924 году была написана первая конституция Советского Союза. Потом началась совершенно иная жизнь. Индустриализация, коллективизация, великая победа над фашистами. Зачем прерывать эту преемственность государственности?

В. Ворсобин:

— Секунду…

Н. Стариков:

— Была империя, был Советский Союз, теперь есть Российская Федерация. Не нужно вырезать советский период. Потому что вы таким образом ставите под сомнение, ещё раз, господин Арановский, услышьте! Город Корсаков прекрасный, где я был, вы собираетесь японцам передать в такой ситуации. Потому что, как только вы говорите, что-то плохое про себя, никто хорошее про вас говорить не будет. Нужно это просто понимать.

В. Ворсобин:

— Николай, вам не кажется, что сейчас юрист Арановский, по сути, спорит с политологом. Вы говорите на разных языках. Вы сказали, что октябрьский переворот был следствием февральского переворота. Как политолог, вы правы. Как историк, вы наверняка правы. Но юридически, царь подписал отречение. А когда в октябре большевики заявили, что «караул устал» и разогнали, кстати, один из… Это было прямое и свободное голосование за эту Думу. И большевики разогнали эту Думу. И прервали эту государственность, о которой говорит Арановский. Юридически надо все-таки его услышать. И если он вдруг оказывается юридически прав, ничего страшного не произойдет, ничего не рухнет. Просто мы все-таки в своих учебниках напишем то, что на самом деле было.

Н. Стариков:

— Да уже давно все написали в учебниках истории. Владимир, история — не ваш конек, вот серьезно. Это первое. Второе. Давайте с юридической точки зрения, пожалуйста. Февральский переворот разрушил Россию, это факт. Большевики Россию сохранили и собрали. Сейчас нам нет смысла отказываться ни в коем случае от империи. Это наши предки. Ни в коем случае отказываться от Советского Союза. Единственное, от кого мы должны отказаться, — от предателей, которые в феврале 1917 года разрушили страну. От террористов, которые убивали государственных слуг в 1905 году. Это террористы и предатели. Все остальные — это государственные деятели Российской Федерации.

Но я хотел бы процитировать, раз уж вы начали цитировать вот этого судью, с позволения сказать, который пишет в стиле Солженицына. Я сейчас намеренно одно слово, два слова заменю, чтобы вы поняли абсурдность того, что он говорит. Речь идет о том, что якобы Советский Союз — незаконно созданное государство. Вообще все государства с такой точки зрения — незаконно созданные. Берем Соединенные Штаты Америки. Самопровозгласились, нарушили присягу королю Георгу III. Дальше — воевали преступно против Великобритании, которая пыталась навести порядок на территории своих собственных колоний. Ну предатели и незаконно созданное государство.

Итак, цитата из Арановского. Он пишет, конечно, не про США, но мы, поменяв два слова, поймем абсурдность. Итак: «Вина в репрессиях и других непростительных злодеяниях, начиная со свержения законной власти монарха государя Георга III, безмерна и в буквальном смысле невыносима. С такой виной государственность не вправе и не в состоянии планомерно существовать, оскорбляя собой справедливость, свободу и человечность». Я поменял здесь только слово «монарху Георгу» вместо «Учредительного собрания». Что это такое? Это юридический документ, что ли? Это особое мнение юриста? По мне, так это вирши солженицынского плана. Где тут юридические обоснования?

Для того, чтобы мы с вами ещё поняли, что за фрукт этот судья, я посмотрел. Год назад он у нас выступил в таком эпистолярном жанре, с особым мнением в одном из судебных заседаний, где речь шла об оспаривании поправок к закону о СМИ. Где людям с двойным гражданством больше 20 % нельзя. Этот судья выступил против этого. То есть можно с двойным гражданством вообще владеть полностью средствами массовой информации. Вот каждый радиослушатель сейчас может понять, согласен он с этим или нет. Вот это было год назад. Это такой диссидент в Конституционном суде.

Поэтому, когда мы все это рассматриваем, давайте опять вернемся в нашу реальность, сегодняшнюю. А реальность такова. У нас сейчас конституционная реформа будет. Так вот, одна из поправок, которую предложил Путин, и против которой выступают либералы и леваки, она следующая: право президента увольнять судей Конституционного суда в случае должностного несоответствия. На мой взгляд, полное должностное несоответствие налицо. Человек не понимает, что такое законно созданное государство, и какой вред он пытается нанести государству, выступая с подобными заявлениями.

В. Ворсобин:

— Я думал, что вы — левак. Ну ладно. Расскажу, по какому делу высказался судья Арановский. Три заявительницы родились в высылке на спецпоселении, куда были отправлены их родители. Это были родственники репрессированных. Они хотят получить жилье в Москве, где их семьи проживали до репрессий. Однако столичное законодательство не давало им такой возможности. Суд встал на сторону женщин. То есть им нужно выделить квартиры в Москве, откуда они были в 30-е годы изгнаны, их родственники. Господин Арановский подчеркивает, что согласен с этим решением, но считает необходимым дополнительно высказаться по вопросу правовой ответственности России за преступления, совершенные советской властью.

Игорь из Волгоградской области:

— Я бы хотел полностью поддержать то, что говорит Николай Стариков по поводу, по сути дела, некомпетентности судьи Конституционного суда. По сути дела, его засланности.

В. Ворсобин:

— А вы юрист?

Игорь:

— Я хочу пояснить свою позицию. Дело в том, что у нас смешивают некоторые понятия, которые являются различными. Законодательство и правовая сфера. Закон является следствием выявленных прав. Правовое государство у нас — в первую очередь. А законодательство — вторично. Если законы можно менять, а право является естественным.

Н. Стариков:

— Уважаемый коллега, куда-то вы глубоко пошли. Давайте я попробую на примере пояснить, что имеется в виду. Вряд ли судья засланный, как вы начали говорить. Давайте уже не городить здесь — «агент империалистических разведок». Нет, конечно. Это законченный антисоветчик. Почему — отдельный вопрос. Солженицына в детстве начитался, ещё что-то. Он живет с осознанием того, что Советский Союз — это зло. И поэтому речь идет о квартирах каких-то, отдельная история. Он туда это вписывает. Речь идет, например, о том, чтобы люди с двойным гражданством не могли контролировать российские СМИ, — он опять выступает с определенных политических позиций. Это сформировавшийся взрослый человек. 55 лет.

И его некомпетентность заключена не в незнании юридических вопросов. Наверное. Он в них разбирается. А в непонимании того, что не существует законно созданных государств. Вот специально для господина Константина Викторовича Арановского приведу пример. Польша. После третьего раздела не было Польши почти 130 лет. Вот совсем никакой. Нет Польши. И вдруг 11 ноября 1918 года Польша появляется. Почему? Потому что в этот же день была подписана фактическая капитуляция Германии. То есть Германию стерли с карты Европы, нарисовали Польшу. 11-го числа Польша есть, 10-го Польши ещё нет. Объясните мне, пожалуйста, за сутки что изменилось законодательно? Законно она создана или незаконно? 10-го числа не создавалась. Значит, незаконно была? А 11-го законы поменялись? Нет, поменялся баланс сил.

Когда мы говорим о создании государств, речь идет не о законности или незаконности, а о том, можешь ты создать государство и отстоять его целостность, или нет. Большевики создали новое русское государство и отстояли его целостность. Вам большевики могут нравиться, не нравиться — не важно. Другого русского государства у нас для вас нет и не было. Поэтому те, кто боролся против русского государства, может быть, даже искренне думая, что они борются за него, но пошли на службу к врагам России, гитлеровцам, — они оказались предателями.

Поэтому не будем повторять все эти исторические заблуждения и ошибки. Российская империя, Советский Союз, Российская Федерация — это все одно государство. Одна линия. Одна история. Один народ. Одни ценности. И надо сделать, чтобы и герои были одни и те же. Поэтому Константин Арановский, на мой взгляд, действительно, не соответствует той должности, которую он занимает. Поэтому все идем в апреле голосовать за конституционные поправки, чтобы президент просто росчерком пера мог отправлять вот таких вот, с юридической точки зрения компетентных, а с точки зрения занимаемой должности — некомпетентных товарищей в отставку.

В. Ворсобин:

— Прекрасно, у нас президент будет отбирать хороших судей, которые в случае чего будут судить и высокопоставленных чиновников. Не получится ли тут конфликт интересов?

Дмитрий из Ростова:

— Ваш гость прав в том, что с точки зрения существовавшего ранее режима каждый новый режим незаконен. В том числе и нынешняя российская власть тоже незаконна. Что касается других манипуляций господина вашего гостя, я не очень понял, причем здесь США, приведенные в пример. Я живу в России, мне история Россия более интересна.

Н. Стариков:

— Давайте объясню. Ваша позиция понятна. Моя позиция очень простая. Как только вы говорите о незаконности, нарушении легитимности, такие термины как «террористическое» используете, вы даете всем окружающим государствам повод потребовать территории, начать диффамацию. И третье — об этом господин Арановский пишет, что мы сегодня должны возмещать вред, причиненный СССР, но не как наследник Советского Союза, то есть получив все хорошее, а просто… Дальше просто шедевр: «с верой в правду, из положительной ответственности и по милосердию». Значит, Курилы по милосердию отдаем. Дальше — с верой в правду…

В. Ворсобин:

— Почему?

Н. Стариков:

— Так это же кровавый террористический режим все это забрал.

В. Ворсобин:

— Сейчас вы занимаетесь манипуляциями.

Н. Стариков:

— Нет.

В. Ворсобин:

— Вы играете на нервах наших слушателей. Никто не предлагал отдавать территории.

Н. Стариков:

— Япония говорит, что Советский Союз незаконно владеет территориями. И Российская Федерация — тоже определенными. Эстония говорит, что Советский Союз и Российская Федерация незаконно владеют территорией. Не дай бог, через некоторое время и Германия начнет говорить то же самое. Как только вы говорите, что вы — террористическая организация, государство кровавое и так далее в прошлом, — вы даете почву для их претензий. Поэтому подвели черту и сказали одну единственно верную фразу. Дорогие друзья, у нас были разные периоды истории, никогда мы не были террористическими режимами, мы были всегда Россией. Точка. Ничего, никому, никогда.

Сергей из Саратова:

— А насколько, согласно вашим умозаключениям, легитимен приход Путина к власти?

В. Ворсобин:

— То есть?

Сергей:

— Я пришел со службы и услышал Ельцина: я передаю власть Путину. Это что, монархия?

В. Ворсобин:

— Спасибо. Хотя все демократические процедуры были соблюдены. Это вполне себе были выборы. И все вроде было хорошо. Это случай, когда мы с вами будем согласны друг с другом.

Н. Стариков:

— Да вот не будем мы с вами согласны. Потому что вы не понимаете самого главного. Вы разрушаете фундамент государства, говоря о том, что что-то было незаконно. Поэтому, когда предыдущий звонивший говорил, а при чем тут США? Ну потому что никто нигде в мире не говорит про себя, что он незаконный. Представьте себе, судья Конституционного суда США, который вот так расскажет и скажет правду, с точки зрения юридической, что нарушили присягу королю Георгу, что устроили мятеж, что вооруженным путем призвали интервентов из Франции и Испании воевать против одной Британии. И так далее. Все это будет с исторической точки зрения интересные факты. А с точки зрения вреда для государства Соединенные Штаты Америки — колоссальный вред. Поэтому таких конституционных судей там не будет.

В. Ворсобин:

— По-моему, вы не расслышали вопрос.

Анатолий из Московской области:

— Вот это заявление о признании СССР империей зла, незаконным образованием — раз. Второе — современная Россия антигосударство Советскому Союзу. Тем самым признаем рождение новой политической, конституционной системы. Это капитализм. Но самое страшное здесь произойдет — это уход ресурсов, земли, недвижимости, движимого имущества тем так называемым хозяевам, физическим и юридическим лицам, а также государствам, земли, которые у нас сейчас были, и образование посредством их через развал России. И тем самым стратегическая цель какая? Это враги, конечно. Это самоуничтожение. Распад государства. Смута и гражданская война.

Н. Стариков:

— Абсолютно верно. Еще Ленин говорил о «полезных идиотах»

В. Ворсобин:

— Получается, Константин Арановский транслирует не только свою точку зрения, а есть общий план наших властелинов для того, чтобы сделать капитализм совершенно в стране настоящим и чудовищным, чтобы попилить все ресурсы. Я правильно понял нашего слушателя?

Н. Стариков:

— Владимир, откройте в прямом эфире страшную тайну — кто ваш властелин?

В. Ворсобин:

— Мой? Я сам себе властелин.

Н. Стариков:

— Я думаю, что Арановский действует не в рамках какого-то плана, а исходя из своих антисоветских убеждений. Что касается возвращения собственности, есть такое понятие — реституция. Для этого не нужно отказываться от Советского Союза, а нужно принять некоторые законы. Как, например, принят сейчас на Украине. У нас этот закон, я уверен, никогда не будет принят.

В. Ворсобин:

— А почему? Это же справедливо.

Н. Стариков:

— Это не справедливо. Это кошмарно. И Украина ещё горькие слезы и кровь хлебнет полным ковшом из-за этой самой реституции. Никогда на территории Российской Федерации не должно быть такого закона о реституции, как принят в других государствах.

В. Ворсобин:

— Переходим к Турции. Предыдущий российский посол Андрей Карлов был убит в Анкаре в декабре 2016 года. А нынешний посол России в Турции Алексей Ерхов рассказал о постоянных угрозах и оскорблениях, поступающих ему лично и в адрес России. Он отметил, что невозможно не воспринимать подобные сообщения серьезно, когда речь идет о государстве. Одна из угроз звучала так: мы возведем небоскребы из черепов ваших военных. За себя, по уверениям нашего посла, он волнуется меньше всего. Так как его грамотно охраняют. Но предыдущего посла тоже грамотно охраняли. Когда угрожают дипломатическим работникам, что делать России?

Н. Стариков:

— Когда осуществляются такие угрозы, к ним надо серьезно относиться. Даже без основания к тому, что случилась трагедия, и в Турции был убит наш посол. Каждый из нас, я имею в виду рядовых граждан, должен сделать определенный вывод. Я думаю, что многие этот вывод давно сделали и его не меняли. О чем идет речь? В Турцию не надо ездить. Не надо по многим причинам. Потому что, несмотря на некое потепление каких-то отношений, вот видите, оно легко сменяется похолоданием. А серьезный осадок от нашего сбитого самолета никуда не делся.

Что касается идиотов, иначе сказать как-то сложно, которые говорят про горы черепов, вы понимаете, что это за публика. Это какие-то, прости господи, идиоты, которые в интернете куда-нибудь что-нибудь написали.

В. Ворсобин:

— А тот идиот с пистолетом, он тоже не производил впечатление здорового человека, который застрелил предыдущего посла.

Н. Стариков:

— Я надеюсь, что выводы из всего этого сделаны. И охрана нашего посла состоит из наших охранников, а не из турецких, один из которых вот так себя повел. Поэтому не нужно ездить в Турцию, чтобы не давать возможность каким-то психически нездоровым людям что-то совершить с безоружными гражданами России. Ну, а вооруженные граждане России, которые помогают дружественному сирийскому государству наводить порядок на его территории, я думаю, прекрасно могут сделать так, чтобы подобные идиотские глупости закончились печально для тех, кто о них говорит.

В. Ворсобин:

— То есть? Вторгнуться в Турцию?

Н. Стариков:

— Владимир, это вы в своем воображении вторгаетесь в различные государства.

В. Ворсобин:

— Я пытаюсь вас понять.

Н. Стариков:

— А я вам объясню. Россия должна помогать Сирии восстановить целостность и контроль сирийского государства над своей территорией. Мы этим и занимаемся. Сейчас идет психологическая борьба. Поскольку сирийская армия начала откусывать, в хорошем смысле, кусочки не контролируемой территории на Идлибе и брать их под контроль, то и боевики, и Турция очень сильно по этому поводу переполошились. Сейчас не столько военная фаза идет, хотя она тоже существует, сколько фаза психологическая. Отсюда угрозы, давление, ввод дополнительных контингентов турецкой армии.

Я вот, готовясь к программе, посмотрел, что пишет турецкое официальное агентство Anadolu. Час назад пишет, два часа назад пишет, три часа назад пишет одно и то же: ввод танков и тяжелой техники на территорию Идлиба со стороны Турции. То есть Турция пытается застолбить эту территорию, не дать возможность сирийской армии её очистить от боевиков. Потому что, если не будет боевиков, нет никакого объяснения, что там Турция делает. Представьте себе, всё, боевиков нет, нет никаких квазиформирований. Уничтожены они. Вопрос: турки, вы что делаете на территории Сирии? А… И всё.

Вот российская армия находится там по приглашению сирийского государства. А вы почему находитесь? Сейчас они могут хоть на что-то ссылаться. Им этот предлог нужно сохранить. Отсюда и весь этот переполох.

В. Ворсобин:

— В прошлый раз. Когда сбили летчика, когда убили нашего посла, вам не кажется, что Москва тогда ввела санкции против Турции. И все наши телеканалы были полны разоблачений властей турецких. Не слишком ли рань их простили? И не обманула ли Турция Москву, дав понять, что она — наш союзник, чтобы мы сняли все санкции? А сейчас снова взявшись за свое? Не были ли мы тогда мягкотелыми?

Н. Стариков:

— Владимир, я не случайно сказал, повторю ещё раз, вы уж меня простите, история — не ваш сильный конек. Вот кто из тех, кто знает историю, может в здравом уме считать, что Турция может быть союзником России? Никто. Второй вопрос…

В. Ворсобин:

— Временным союзником вполне может быть.

Н. Стариков:

— Это называется не союзник. Это называется — попутчик. Вот пока мы шли вместе с Турцией попутно, мы освободили, может, вы не заметили, практически всю территорию Сирии от боевиков. Мы получили возможность для сирийской армии остановиться, укрепиться, усилиться, научиться воевать, освобождать свою территорию. При этом турки сильно в этой ситуации не мешали. Мы им дали возможность заниматься их проблемами. А их проблемы — это курдские формирование.

Просто сейчас дошли уже до территории, где турки укрепились и очень не хотят уходить. Но это прогнозируемое обострение. Ничего экстраординарного не происходит. И поэтому переживать по этому поводу очень сильно не стоит. Было понятно, что в Идлибе это будет происходить.

В. Ворсобин:

— Там, по-моему, они ударили по 20 целям сирийской армии. И дай бог, чтобы там не оказалось наших военных. Я имею в виду, Турция ударила. Если они сейчас вводят танки на эти территории, будет военная заваруха, то Россия не сможет остаться в стороне. Вы можете представить, чем это может закончиться?

Н. Стариков:

— Могу представить. Это не закончится ничем. С вашей точки зрения. Потому что, если вы боитесь нахождения военных различных стран на одной территории, вам в международную политику играть не стоит. Я вам напомню, там находятся вооруженные силы США.

В. Ворсобин:

— Вообще с оружием не стоит играть.

Н. Стариков:

— Это значит, мы не должны по одной дороге ехать? Уже были видеоролики, где наши солдаты мягенько американцев в сторону отодвинули. Где-то спасли прямо от перестрелки с местными жителями. Это и есть международная политика. И сложность как раз и заключена в том, что там находятся вооруженные контингенты разных сторон. Иногда у нас совпадают интересы, иногда мы противоречим друг другу. Но без того, чтобы мы там действовали, мы не достигнем никаких своих целей. Поэтому задача турецкого руководства — стрелять по целям сирийской армии так, чтобы даже рядом ни с одним русским не попасть. Задача российской авиации — наносить удары так, чтобы ни в коем случае не накрыть турецких военнослужащих.

В. Ворсобин:

— Эта игра на тоненького — она рискованная?

Н. Стариков:

— Вся международная политика — рискованна.

В. Ворсобин:

— И как долго она продлится?

Н. Стариков:

— До тех пор, пока Идлиб не будет освобожден, эта игра будет продолжаться.

В. Ворсобин:

— Сколько времени? Два, три года мы будем получать? И конечная цель России какая?

Н. Стариков:

— Конечная цель России уже достигнута. Промежуточная цель. Это вернуться в большую международную политику, получить территорию для военных баз в ключевом районе мировой политики. А дальше впереди — бесконечность. Если вы думаете, что международная политика закончится, вы ошибаетесь.

В. Ворсобин:

— На этой философской точке зрения мы прекращаем нашу программу. Вернемся через неделю.

P.S. Предыдущие выпуски:


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

Подпишитесь на рассылку

Один раз в день Вам на почту будут приходить материалы Николая Старикова, достойные внимания. Можно отписаться в любой момент.

Отправляя форму, Вы даёте согласие на обработку и хранениe персональных данных (адреса электронной почты) в полном соответствии с №152-ФЗ «О персональных данных».

Новые видео

Комментарии