Статья Путина о войне и «возможность нового срока»

25.06.2020

В очередном выпуске моей программы на радио «Комсомольская правда» в прямом эфире обсудили статью Президента об истоках Второй мировой войны и слова В.В. Путина о возможности участвовать в президентских выборах после принятия поправок в Конституцию.

Хронометраж:
00:00 — Что и кому сказал Президент России в своей статье
11:47 — Почему Путин написал историческую статью именно сейчас
14:50 — Об идеологии США
17:13 — Кто «виноват» в 22 июня 1941 года
23:01 — Будет ли Владимир Путин участвовать в предстоящих президентских выборах
26:14 — Кто выступает против поправок к Конституции

Скачать аудио

Источник: «Комсомольская правда»


Стариков: «Гитлера к власти привели западные государства для войны с СССР»

В. Ворсобин:

— У микрофона Владимир Ворсобин. Николай Стариков на связи.

Н. Стариков:

— Здравствуйте. Сегодня мы откроем небольшую тайну нашим радиослушателям. Мы поменялись местами. Я нахожусь в московской студии, а вы – на удаленке.

В. Ворсобин:

— Ну что ж, посидите на месте ведущего, почувствуйте власть. Вся передача сегодня будет посвящена человеку, у которого вся власть в нашей стране, — Владимиру Путину, который дал нам два новостных повода поговорить об этом. Владимир Путин не исключает, что будет баллотироваться на следующий срок. И выпустил историческую статью по поводу второй мировой войны.

Н. Стариков:

— В информационном поле нужно соблюдать хронологию событий. Сегодня 22 июня – День памяти и скорби. Поэтому статья президента «75 лет Великой Победы: общая ответственность перед историей и будущим», опубликованная 19 июня, мне кажется, именно с нее и надо начать.

В. Ворсобин:

— Пожалуйста, начинайте.

Н. Стариков:

— Я изложу свою версию, что хотел сказать президент этой статьей. И кому отправлен сигнал, даже несколько сигналов, которые в этой статье прозвучали. На мой взгляд, конечно, основным получателем этих сигналов является международный политический истеблишмент. Наши партнеры, как их называют. Поскольку президент – действующий политик, ему с этими партнерами ещё много различных дел делать, проводить всевозможные встречи. Поэтому статья написана сухим дипломатическим языком.

Я хотел бы привести несколько цитат, который показывают, на что намекает президент, да практически говорит прямым историко-дипломатическим языком. А президент говорит следующее. Он возлагает ответственность за войну на западные страны. Это прямо следует из того текста, который мы с вами читаем.

«Еще раз напомню очевидную вещь. Глубинные причины Второй мировой войны во многом вытекают из решений, принятых по итогам Первой мировой. Версальский договор стал для Германии символом глубокой несправедливости».

Сразу вопрос – а кто писал текст Версальского договора? Соединенные Штаты, Великобритания и Франция. Почему они написали его таким несправедливым? Вопрос повисает в воздухе. Напомню для тех, кто не очень знаком с историей. Россию вообще не пригласили – ни белую, ни красную, никакую, несмотря на то, что мы воевали на стороне победителей первой мировой, нас в Версаль не пригласили. Поэтому здесь ответственность полностью на всех, кроме Советского Союза, кроме России.

Вторая цитата: «Именно национальное унижение сформировало питательную среду для радикальных и реваншистских настроений в Германии».

Сразу вопрос: а кто унижал-то Германию? Кто из немцев так соки высасывал, кто репарации Германии прописал по итогам первой мировой войны, аж до 1980 года? Опять же, Советский Союз, Россия там даже рядом не стояли и не участвовали.

Цитата номер три. Президент, как я сказал, пишет с точки зрения дипломата эту статью, поэтому он иногда на многое намекает, прямо не называет. Но мы с вами не дипломаты, мы можем назвать вещи своими именами. «Парадоксально, но усилению нацистов и будущей войне прямо или косвенно способствовали западные государства, прежде всего, Великобритания и США. Их финансовые и промышленные круги весьма активно вкладывали капиталы в немецкие фабрики и заводы, выпускавшие продукцию военного назначения».

Вопрос: если вы победили в первой мировой войне, четыре года воевали с Германией, зачем вы потом вкладываете свои капиталы в немецкие военные предприятия? Очевидно, чтобы Германия вооружилась, чтобы она с кем-то воевала. То есть вы либо хотите, чтобы она с вами воевала, но вы тогда идиоты. Либо вы хотите, чтобы Германия воевала с Советским Союзом. И тогда вы расчетливые мерзавцы, которые организовали вторую мировую войну. Вот что следует из того текста, который президент так дипломатично закруглил статью. И дал очень дипломатичное название статье.

Я по вашему лицу, Владимир, вижу, что вы не согласны. Только не знаю – с кем.

В. Ворсобин:

— Я хочу просто у вас уточнить. Уточнить у Владимира Владимировича нет такой возможности. Когда вы говорите о том, что унижение Германии было питательной средой для возникновения фашизма, как я понял ваши слова.

Н. Стариков:

— Это слова президента.

В. Ворсобин:

— Надеюсь, что вы его правильно истолковали. Но если говорить о сегодняшнем дне, я так понимаю, это не спор об истории, о прошлом. Здесь идут намеки на сегодняшний день или на завтрашний. В этом случае кто униженная страна в сегодняшних реалиях? Получается, что Владимир Путин предупреждает Запад, что вы и так нас унижали в 90-е, Россия прошла через унижения, и таким образом идет прозрачное предупреждение западным партнерам.

Н. Стариков:

— Вот вы куда вырулили. Самое обидное, что в 90-е годы, если честно сказать, мы ведь сами себя унизили. Распад Советского Союза был организован советской элитой. Это даже выводом нельзя назвать, это бегство, вывод в чистое поле войск из Германии был организован Горбачевым, но осуществлен Ельциным, наплевавшим на свою армию. Поэтому, конечно, можно перекладывать ответственность за 90-е годы на западных советников, но если бы не Горбачев и Ельцин, этих бы советников никогда у нас не было.

Но президент хочет своей статьей, на мой взгляд, я не пресс-секретарь президента, сказать совершенно иное. Он несколько раз повторяет, просто я не могу зачитать всю статью Путина, он говорит о том, что нечестно говорить о том, что война началась из-за двухдневного визита Риббентропа в Москву. И поэтому он подробно рассказывает всю предысторию возникновения второй мировой войны. Так сказать, не перекладывая ответственность дипломатично на западные страны, а говоря, что это общая такая беда. Мы с вами не дипломаты, поэтому мы можем в эфире радио «Комсомольская правда» сказать правду.

Гитлера к власти привели западные государства для войны с Советским Союзом. Третий Рейх – это проект западных столиц. И по итогу деятельности нацистов и Гитлера, что бы они там ни решали, что бы они себе ни думали, доллар стал мировой валютой. Вот для этого их к власти, для того, чтобы они организованы войну и уничтожение европейской экономики, и привели.

В. Ворсобин:

— Я думаю, что Владимир Путин сейчас сильно бы удивился, вас слушая. Я цитирую его статью: «Все ведущие страны в той или иной степени несут свою долю вины за начало второй мировой войны. Каждая совершала непоправимые ошибки, самонадеянно полагая, что можно обхитрить других, обеспечить себе односторонние преимущества или остаться в стороне от надвигающейся мировой беды. И за такую недальновидность, за отказ от создания системы коллективной безопасности платить пришлось миллионами жизней, колоссальными утратами».

Кстати, историки уже высказались и пришли к единому мнению, что именно тут Владимир Путин сделал некий реверанс. Он смягчил свою позицию и сказал, что и Россия ошибалась. И даже назвал эти ошибки фатальными. Тогда в чем была ошибка России?

Н. Стариков:

— Дьявол, как всегда, в мелочах. Вынужден сказать, что вы не очень досконально знаете историю предвоенного периода. Да, Путин сначала говорит о том, что все несут ответственность. Даже название статьи об этом. А дальше он говорит то, что точно указывает на того, кто, действительно, несет эту ответственность. Потому что отказ от создания системы коллективной безопасности предвоенной – это абсолютно тема Франции, Великобритании и Польши. Советский Союз все время выступал в роли вопиющего в пустыне, требуя: давайте договоримся. Началось это ещё до мюнхенского сговора, когда Советский Союз заявил, что он готов воевать за Чехословакию, выполняя договор, если Франция и Чехословакия тоже будут хоть что-то делать.

Цитатой на цитату. Раз мы заговорили о тех, кто рядится в одежды жертв гитлеровской агрессии, то давайте про Польшу вспомним. У Владимира Владимировича к Польше сейчас особое, трепетное отношение. Он с января ставит польских политиков в очень сложное положение. Итак, две цитаты Путина про Польшу.

«Свою роль в провале переговоров сыграла Польша, которая не хотела никаких обязательств перед советской стороной. Даже под давлением западных союзников польское руководство отказывалось от совместных действий с Красной армией в противостоянии вермахту».

В переводе с дипломатического на русский это означает следующее. Западные союзники имитируют переговоры в Москве, говорят: давайте вы будете за Польшу воевать вместе с немцами. Мы спрашиваем: а Польша нас пропустит на территорию Польши. Нет, говорят поляки, мы вас не пустим. Тогда Ворошилов спрашивает: а как же мы будем воевать с немцами, если вы нас не будете пускать? А вот так, говорят поляки. И что это такое? Советский Союз должен был бы сделать антигерманские заявления, подписать соглашения, но его бы даже не пустили на территорию Польши. Дальше бы Гитлер раскатал польскую армию, как это в реальности произошло, как блин, и дальше выкатился на наши границы, на которых стоит армия государства, до этого подписавшего какие-то антигерманские договоры.

Итак, вторая цитата Путина про Польшу: «Польша же, преследуя свои интересы, всеми силами препятствовала созданию системы коллективной безопасности в Европе».

Владимир, вы хотите сказать, что здесь нет прямого указания на кого-то? Вы хотите сказать, что здесь Путин говорит про Советский Союз? Что Сталин виноват? Нет, Сталин упоминается здесь совершенно в ином контексте. Путин говорит о том, что Сталин не запятнал себя встрече с Гитлером. И спорить с этим невозможно. Но для этого выдумываются фейки, ложь о том, что якобы когда-то во Львове произошла встреча Сталина и Гитлера. Этого никого не было.

Деладье, Чемберлен в Мюнхене…

В. Ворсобин:

— Вы сели на своего любимого конька. Вы не отвечаете на вопрос. Владимир Путин высказал, что фатальные ошибки сделали все. На какую ошибку намекает Путин?

Н. Стариков:

— Я могу сказать, какую ошибку совершил Иосиф Виссарионович Сталин. 22 июня 1941 года – это ошибка Сталина, которая не может быть поставлена ему в вину.

В. Ворсобин:

— Почему именно сейчас Владимир Путин написал эту статью? Наверняка он намекает на что-то в будущем?

Н. Стариков:

— Безусловно, действующие политики, особенно такого уровня, всегда обращаются к истории для того, чтобы что-то извлечь для настоящего и будущего. В конце своей статьи Путин предлагает созвать новую Ялтинскую конференцию. И говорит он о том формате, который логичен и для России удобен. А вот для Запада – неудобен. Он говорит о странах – победителях, называя их ещё и странами, обладающими ядерным оружием. Но список ядерных держав не исчерпывается пятью государствами: Россия, США, Великобритания, Франция и Китай. Вот кого приглашает за стол переговоров Путин.

Понятно, что здесь есть два основных антагониста мировых – это Пекин и Вашингтон. Но попробуйте сесть за стол переговоров, давайте попробуем новый формат мирового экономического, политического и геополитического пространства сделать. Но помимо этого Путин делает очень важные заявления, на которые не обратили должного внимания.

Любимая тема наших прибалтийских соседей, да и Запада, и либералов, это оккупация Прибалтики. Вот что говорит Путин: «Осенью 1939 года, решая свои военно-стратегические, оборонительные задачи, Советский Союз начал процесс инкорпорации Латвии, Литвы и Эстонии. Их вступление в СССР было реализовано на договорной основе, при согласии избранных властей. Это соответствовало нормам международного и государственного права того времени».

Объясняю, что такое инкорпорация. На государственном уровне у нас ещё этот термин не звучал. Это присоединение к государству целой страны, бывшей до этого самостоятельным государством. Грубо говоря, ГДР была инкорпорирована в состав ФРГ. С сегодняшнего дня наши историки и дипломаты ни в коем случае не должны использовать термин «оккупация». Инкорпорация произошла прибалтийских государств в состав Советского Союза в 1940 году. Но это тоже не первая линия нашей исторической обороны, которая должна стать нашим историческим нападением.

Здесь уместно вспомнить договор Ништадтский, по которому мы купили значительную часть этих прибалтийских земель у шведского короля Карла XII. Президент, рассказывая историю предвоенного периода, очень важные гвоздики забивает в гроб западной версии о том, что мы на всех напали, всех оккупировали, всех захватили. Вот эту версию президент категорически отметает.

В. Ворсобин:

— Владислав из Уфы нам дозвонился.

— Вопрос о важности идеологии для США и России. Консервативная Америка сможет устоять перед экономическими, юридическими репрессиями, которые, возможно, начнутся в будущем? После такой идеологической пропаганды новых ценностей в течение последних 50 лет, особенно последних 20 лет. И как быть России в такой ситуации?

Н. Стариков:

— Что касается идеологии США. Главная их идеология – завтра мы будем жить лучше, чем сегодня. Дальше следует объяснение, почему это происходит. Потому что у нас, якобы, демократия, многопартийная система. Но мировая экономика, построенная на этих либеральных принципах, не выдерживает. И поэтому сами владельцы мировых денег начинают процесс сдувания потребления, уменьшения и, может быть, даже полной ликвидации так называемого среднего класса. И для этого есть как бы объективные причины.

Кто виноват в том, что у вас упала зарплата или безработица выросла? Что вы не будете жить лучше завтра, чем сегодня? В этом виноват кризис, в этом виновата «агрессивная» Россия, в этом виноваты китайцы, которые что-то там неправильно сделали. Не убогая либеральная модель экономики, которая построена на создании денег из ничего и которая себя исчерпала, а вот кто-то в стороне.

Поэтому вы за их идеологию не беспокойтесь. Они придумали объяснение для своего избирателя, почему он станет жить хуже. А помимо этого, те безобразия, которые происходят на улицах городов США, подспудно апеллируют к желанию рядового человека сильной руки и порядка. Поэтому ладно зарплата не увеличилась, а то ещё и упала. Машину не купил новую американец. Зато в конце концов навели на улицах порядок и прекратили грабежи, разбои и вынос без оплаты всяких товаров из магазинов.

Так что давайте о США мы не будем беспокоиться. А лучше подумаем об идеологии России. И статья президента – это очень важный фундамент для формирования этой идеологии.

В. Ворсобин:

— «Сталин не виноват, что на нас внезапно напали 22 июня. А кто виноват?»

Н. Стариков:

— В двух словах пересказать историю предвоенного периода очень сложно. Даже в одной статье практически невозможно. Кто виноват, что 22 июня на нас напали? Виноват Гитлер. Это в одном предложении. Если Гитлер хочет на вас напасть, вы хоть будьте десять раз великий государственный деятель, вы не сможете этого предотвратить. Потому что инициатива всегда у агрессора.

Вопрос не в том, почему Гитлер напал, а почему Сталин все-таки думал, что этого не произойдет. Я отошлю вас к своей книге «Война чужими руками». Я там подробно объясняю, почему Сталин совершил ошибку. И почему невозможно ему эту ошибку поставить в вину. Будь мы на месте Сталина, думаю, что мы бы её тоже с вероятностью 99 % совершили. Логики в гитлеровской нападении не было никакой. Только звериная русофобия. Закончил он плохо. Когда политик начинает действовать, исходя из эмоций, он заканчивает как Гитлер. Стреляется потом бункере. После целой цепи успехов – один неправильный шаг, нападение на Советский Союз, обнуляет все, что Гитлер до этого как политик сделал.

Алексей из Краснодарского края:

— Мы ведь сейчас живем в совершенно другом мире, по сравнению с тем, в котором жили в прошлом году. Сразу заметны большие изменения.

В. Ворсобин:

— Да.

Алексей:

— А можем ли мы в этом новом мире в этом году, не наступая, а только обороняясь, победить и выиграть?

В. Ворсобин:

— У кого?

— У наших противников, которые нападали 22 июня 1941 года, которые сейчас развязали против нас санкции?

В. Ворсобин:

— Если вы чувствуете, что находитесь на войне и вам нужна победа и борьба, то мы находимся немножко в разных странах. Я считаю, что в мире жить намного удобнее и умнее. А считать себя осажденной крепостью и отстреливаться от мнимых врагов – мне кажется, это к психиатру.

Н. Стариков:

— Мы бы с удовольствием не отстреливались бы. Но проблема в том, что в нас стреляют, вне зависимости, отстреливаемся мы или нет. И если мы отстреливаемся, то как раз вероятность того, что начнут стрелять или продолжат, гораздо меньше.

Определение политики как таковой звучит так. Политика – это война. А международная политика – это война в квадрате.

В. Ворсобин:

— Тогда футбол – тоже война. Спорт – война.

Н. Стариков:

— Спорт – это спорт. Хорошо, что вы в политику не идете. Вы разбираетесь в одной сфере и, увы, не очень разбираетесь в другой.

В. Ворсобин:

— Мне кажется, вы тоже в политику не идете.

Н. Стариков:

— Я пока пишу исторические книги. Мы делаем важное дело – обсуждаем новую историческую статью президента, в которой он говорит то, что мы давно хотели услышать. Я надеюсь, это будет фундаментом того самого единого учебника истории, который никак не могут написать. Предвоенная глава там будет совпадать с тем, как я бы её написал, другие авторы. 95-97 процентов – вот абсолютно та трактовка истории, которая полезна для государства. Которая снимает с нас комплекс вины, который у нас тщательно создают. Которая отвечает на большинство вопросов. Только нам надо посмелее называть тех, кто реально привел Гитлера к власти, профинансировал его, а потом делал вид, что у него политика умиротворения.

В. Ворсобин:

— Для страны, наверное, было полезнее, если бы Владимир Путин написал экономическую статью, социальную статью, где бы проанализировал наше положение, проблемы нашего народа. Занялся бы конкретными бедами наших людей. Когда президент пишет исторические статьи, это можно себе позволить, если у тебя страна процветает, и других проблем у тебя нет.

Н. Стариков:

— Это демагогическая логика. Какую бы ни написал он статью, вы могли бы сказать: а почему не написал другую? Что-то мне подсказывает, что после 1 июля мы услышим много интересного от нашего президента.

В. Ворсобин:

— Переходим к следующей теме. Владимир Путин впервые заявил, что не исключает возможность, что будет баллотироваться на следующих президентских выборах. Ситуация изменилась. Теперь никто не будет думать о преемнике — на ближайшие 12 лет у нас будет один президент. Как повлияло это заявление президента на страну?

Н. Стариков:

— Это подается как большая новость. По сути, президент не сказал ничего нового. 5 марта, когда в Госдуме рассматривались поправки, Путин сказал, что эта поправка может быть принята, если Конституционный суд не найдет в ней ничего предосудительного, противоречащего закону. И если народ поддержит эту поправку. Нарушений конституций Конституционный суд там не обнаружил. В преддверии всенародного голосования Путин говорит, что он не исключает, что будет баллотироваться. Это важно.

В. Ворсобин:

— Это Византия. Мы все понимаем.

Н. Стариков:

— Мы – Третий Рим. Мы и есть наследники Византии. Не только в религиозном смысле, но и в смысле политики. Это хорошее наследство. Путин продолжает ту же линию: может быть, воспользуюсь этой возможностью. Все логично и понятно.

Для чего это нужно? Для устойчивости власти. Когда вы даже если ищете преемника, то искать его, выдвигать удобнее, когда у вас развязаны руки. Может быть, вот этот человек пойдет на выбора. А может, и сам Владимир Владимирович пойдет. Неизвестно. У тех, кто хотел бы «рыскать взглядом» в поисках преемника, свобода маневра очень маленькая. А у президента – очень большая. Это и является причиной предложения этой «поправки Терешковой».

Путин честно об этом рассказал, обратившись к тем, кто его поддерживает: идите, проголосуйте. Я же говорил до этого, что два условия. Конституционный суд свою задачу выполнил – нет претензий со стороны закона. Теперь вопрос к народу. Если народ за, тогда, может быть, он воспользуется этой поправкой. А может, и не воспользуется.

В. Ворсобин:

— Вы так подробно и уверенно говорите об этом, как будто в общественном сознании твердо заложено, что наш Конституционный суд независим, что избирательная система у нас выражает ровно тот процент, который в итоге получается. Когда человек после 20 лет руководства страной идет снова на выборы, это и выборами нельзя назвать. Вся система будет работать на него. Даже если у него будет 2 % рейтинга, он все равно станет президентом. Посмотрите на Лукашенко. Та же история будет с выборами.

По сути, это уже не демократическая система, это – монархия. Может, честнее вести разговор о том, что мы переходим от либерально-демократического устройства страны к монархическому или какому-то другому?

Н. Стариков:

— Не ожидал увидеть в вас такого отпетого монархиста. Я – сторонник демократии. НО я всегда повторял, что народ России многонациональный имеет в подавляющем большинстве своем монархический склад ума. Посмотрите, кто выступает против этих поправок? Это либералы, которые всегда выступали против Путин, всего, что он делает. И здесь можно вспомнить нобелевского лауреата Иосифа Бродского. Его спросили: как вы относитесь к колхозам? Он спросил: а Евтушенко, которого он очень не любил, как относится? Евтушенко – против колхозов. Значит, я – за. Здесь стоит посмотреть, кто выступает против поправок.

Вторая категория тех, кто выступает против поправок, это те, кто сами хотели бы участвовать в выборах. В том числе президентских. Они видят в Путине серьезного конкурента, у которого им не выиграть. И путем ограничений стараются снять кандидата. А мне кажется, что пусть решает народ. Я не вижу необходимости в поправке, ограничивающей количество сроков.

В. Ворсобин:

— Вы вопрос административного ресурса и избирательной системы не учитываете. Вы не рассматриваете недоверие к институтам.

Н. Стариков:

— Либералы все время чему-то не доверяют.

В. Ворсобин:

— У нас полстраны не доверяет. Вы считаете, что у нас полстраны либералов?

Н. Стариков:

— Посмотрите на итоги голосования за кандидатуру Путина на президентских выборах. Примерно 64 %. О какой половине не доверяющих вы говорите? Вы сказали о Конституционном суде. Я считаю, такие заявления вообще в эфире недопустимы. Конституционный суд состоит из 15 квалифицированнейших судей. Есть конститутция. 14 судей проголосовали за то, что весь комплекс поправок нигде не нарушает конституцию. Один не пришел на голосование.

В. Ворсобин:

— Давайте послушаем народ.

Евгений:

— Я не либерал, я себя вообще ни к кому не отношу в плане политики. Я против поправок. Не обязательно для хорошей медицины что-то вписывать в конституцию. Надо действовать конкретно, а не пугать людей, что Путину либералы руки связали.

Н. Стариков:

— Согласен, что не нужно вписывать в конституцию поправку про медицину, чтобы она была качественной. Но согласитесь, что запись о бесплатной и качественной медицине в конституции лишней не будет. Я вижу необходимость записать в конституцию невозможность передачи российской территории другим государствам. А это есть в поправках. О том, что брак – это союз мужчины и женщины. Считаю необходимым вписать верховенство российского законодательства над международным. Обязательно необходимо вписать запрет на наличие двойного гражданства, счетов и денег, ещё бы хорошо – имущества, — для кандидатов на пост президента, чиновников, депутатов и судей. Это те причины, по которым надо проголосовать за.

В. Ворсобин:

— Вы сейчас технично спрыгнули с вопроса об обнулении на эти конфетные поправочки, которые мало на что влияют, что предлагается народу, чтобы он пошел и проголосовал.

Н. Стариков:

— Что значит – мало на что влияют? Нельзя передавать территорию России. Мы с вами про обнуление сроков говорили в самом начале. После чего я привел ещё четыре причины, почему нужно проголосовать за предлагаемые поправки. Там более чем в двухстах местах меняется текст. Кто-то может разобраться, а кто-то – нет. Там есть перераспределение функций между различными органами власти, изменение их взаимодействия. Но рядовому гражданину это сложно понять и оценить. Поэтому мы должны говорить то, что каждый человек может понять. Россия – единая и неделимая. Никаких вторах гражданств и так далее.

— Я ещё раз спрашиваю. Вы говорите, что против обнуления сроков только либералы.

Н. Стариков:

— Нет.

В. Ворсобин:

— Вы не исключаете, что очень многие люди в России недовольны экономическим положением в стране и не доверяют правительству? Если бы поставили вопрос об обнулении, без всяких приятных добавок, это был бы очень тяжелый выбор. Возможно, этот вопрос провалился бы. А вот когда его дают с каким-то советским набором: вот вам «птичье молоко», вот вам сгущенка, икра, а мы туда спрятали ещё обнуление, то в этом случае есть некое шулерство.

Н. Стариков:

— Какое – спрятали? Мы с вами даже начали с этого обсуждение. Кто подбивает людей голосовать против? Либералы, леваки, но они и в 2011 году были на этой стороне баррикад. Что изменилось? Есть люди, которые недовольны тем, что прошла пенсионная реформа. Вот этих людей, введенных в заблуждение и обиженных, и стараются сейчас подбить к голосованию против. Но они могут пойти на участок и высказать то, что они считают нужным. Я считаю, что нужно голосовать за. Но они могут считать как-то иначе. Наша задача – объяснить им, что происходит.

В. Ворсобин:

— Жаль, что нельзя проголосовать раздело по пунктам. Встретимся через неделю!

P.S. Предыдущие выпуски программы «По сути дела»:

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

Понравился материал? Поделитесь им в соц.сетях!

Подпишитесь на рассылку

Один раз в день Вам на почту будут приходить материалы Николая Старикова, достойные внимания. Можно отписаться в любой момент.

Отправляя форму, Вы даёте согласие на обработку и хранениe персональных данных (адреса электронной почты) в полном соответствии с №152-ФЗ «О персональных данных».

Новые видео

Комментарии

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: